Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички
НАВИГАЦИЯ
  • Рождение серии
  • 02.09.72. Канада - СССР 3:7
  • 04.09.72. Канада - СССР 4:1
  • 06.09.72. Канада - СССР 4:4
  • 08.09.72. Канада - СССР 3:5
  • Приключения канадцев в России
  • 22.09.72. СССР - Канада 5:4
  • 24.09.72. СССР - Канада 2:3
  • 26.09.72. СССР - Канада 3:4
  • 28.09.72. СССР - Канада 5:6
  • Причины поражения сборной СССР
  • Статистика серии
  • Обзоры еженедельника "Футбол-Хоккей"
  • 03.09.72. По обе стороны океана
  • 10.09.72. Уточнения к легенде
  • 17.09.72. Точка над "i"
  • 17.09.72. Интервью в Шерементьево
  • 01.10.72. Игра высшей пробы
  • 10.12.72. Канада - осень тревог и надежд
  • ФУТБОЛ-ХОККЕЙ
    "Футбол-Хоккей"
    Штрихи к портрету


    "Футбол-Хоккей" №40.
    1 октября 1972 года.

    ИГРА ВЫСШЕЙ ПРОБЫ

    Евгений Рубин.

    Мы не можем посетовать на то, что не избалованы хоккем высокого качества. Только матчей между ЦСКА, "Динамо" и "Спартаком" мы смотрим по дюжине в год. А первенство мира! А приз "Известий"! А постоянные игры между сборными СССР, Чехословакии и Швеции! Телевидение с царской щедростью отдает свой экран большому хоккею. И все же игру такого накала и таких страстей нам видеть, пожалуй, не приходилось. На льду Лужников впервые встретились два хоккейных титана, когда каждый из них был во всеоружии знаний о сопернике и отдавал себе полный отчет в своих силах и достоинствах партнёра. И эта встреча высекла искры, которые долго еще будут освещать небосклон мирового хоккея.

    НА ПОЛЕ.

    Отвлечемся пока что от анализа тактических построений, от общих причин, приведших к тому или иному результату в каждой встрече. Восстановим в памяти лишь два отрезка двух игр.

    Только однажды, во время канадской серии, в торонтовском матче, сборная СССР терпела подобное бедствие.

    Третий период в разгаре, а на табло - 4:1 в пользу канадцев. Трибуны зацвели канадскими флажками и плакатами с лозунгом: "Вперед, команда Канады!" - все это захватили с собой на матч канадские туристы. А "Шай-бу!" и "Мо-лод-цы!" - давно не слышно. Идет равная игра, идет в том же ритме, в том же ключе, что и первые 45 минут. Кажется, канадцы сумели перекрыть все возможные пути нашим к воротам, а броски издалека не страшат Т.Эспозито. Вот-вот игра успокоится окончательно. И канадцы ослабили бдительность на какое-то крохотное мгновение. Да, только на мгновение. Можно говорить, что они устали, что не выдержали темпа. Но мы-то видели, как умеют они оберегать свой "пятачок" - это у них в крови, и ясно, что никакая усталось не способная им тут помешать - позицию у ворот защитники занимают при атаке противника автоматически. На сей раз защитник опоздал на неуловимый миг. Ляпкин бросил издалека низом, но не по воротам, а левее, заметив там Анисина. Тот лишь подставил клюшку, и шайба рикошетом влетела в ворота.

    В такой ситуации минутная растерянность в рядах команды, пропустившей гол вроде бы вопреки логике игры, вещь почти неизбежная. Но каким запасом веры в свои силы, каким мастерством надо обладать, чтобы именно в эту минуту совершить перелом в, казалось, начисто проигранной игре! Опять можно говорить, что шайба, брошенная Шадриным, влетела в ворота Эспозито по слишком уж замысловатой кривой, а значит, здесь присутствует элемент счастья. Но не в тот раз, так в другой шайба должна была оказатсья в сетке канадцев. Порыв нашей команды был яростен и неудержим.

    Вот когда все увидели и поняли, как устала канадская сборная. И, уверен, именно эта минута и эти два гола надломили канадцев физически и нервно, зародив неуверенность в успехе, заставив дрогнуть перед мощью соперника. И хоть они ещё вели - 4:3, но были уже обречены. Удары Гусева и Викулова были лишь логическим завершением того, что уже совершилось (что, впрочем, нисколько не умаляет заслуги обоих игроков, особенно Викулова, продемонтстрировавшего красивую и совершенную технику в единоборстве с канадским вратарём).

    Другой эпизод - из второго матча. До этого лишь однажды, в четвертой игре дома, канадцы не сумели открыть счет. Не сумели и проиграли. И теперь идет второй периода, а счет - 1:0 в нашу пользу. Верно, шайба, заброшенная Ляпкиным, не относилась к категории "мертвых", но до этого было несколько ситуаций, когда Драйден спас канадскую команду от верных голов. Канадцы в этот раз значительно превзошли среднюю даже по их меркам норму нарушений правил и слишком уж часто вынуждены были обороняться вчетвером, а то и втроем. 12 минут подряд просидел на скамейке штрафников Кларк, четыре, а затем еще пять - Ф.Эспозито. Это привело к нарушению целостновсти звеньев. Словом, исход матча выглядел для канадцев к середине второго периода весьма проблематичным.

    На сей раз роковыми стали 26 и 27 минуты матча. Некоторая нерасторопность наших защитников, мастерский финт Д.Халла, чёткий бросок в угол, и счет сравнивается. Тут же новая атака на ворота нашей, не оправившейся от шока, команды, удар Курнауайе - 2:1. Ещё через несколько секунд дальный бросок Хендерсона застаёт врасплох - пожалуй, в первый и единственный раз за весь этот долгий и изнурительный турнир - Третьяка, 3:1.

    Теперь уже канадцы не дали повода говорить, будто они устали. Наша сборная пыталась, взвинтив темп, снова переломить игру и вырвать ускользнувшую в один миг победу. Но сумела сквитать только одну шайбу (её забросил Якушев). Так неужели за двое суток, которые разделяли первый и второй матч, сил у канадцев намного прибавилось? Вряд ли. И, подробно напомнив вам события двух коротких отрезков двух матчей, я лишь хотел подчеркнуть, что в этом состязании, как и в любом состязании выдающихся и равных соперников, особую роль приобреталет психилогический фактор. В таких матчах и минутная растерянность может стоить победы. Зато умение вернуть себе веру в свои силы может эту победу принести.

    Однако отвлечёмся от эмоций и возвратимся на грешный лёд. (Грешниками оказались гости, слишком уж часто подвергавшиеся штрафам, в том числе и за грубость). Сравним четыре матча московской серии с играми в Канаде и здесь же напомним, что и наши, и канадские тренеры предсказывали: в Москве игра будет более упорной.

    Так оно и вышло. И, вероятно, не только потому, что канадцы постепенно набирают форму. Одновременно идёт и другой процесс, куда более существенный. Канадцы присматриваются к игре советской команды, на ходу изучают её манеру, её особенности и вносят коррективы в свои постороения, в свои установки. А им делать это менее трудно, чем кому бы то ни было иному. Во время московских матчей мы окончательно убедились, что каждый игрок канадской команды в совершенстве владеет всеми тонкостями хоккейной техники, что не для них тайн в искусстве паса, броска по воротам, силового единоборства, что они крепко стоят на коньках и превосходно владеют клюшкой. Это относится в равной мере и к молодым и ветеранам, и к "звездам" и тем, кто появляется на поле эпизодически. На такой технической базе сравнительно нетрудно совершать любые тактические перестроения.

    В Канаде они полагалась только на свою мощь в атаке, не заботясь о нейтрализации наших реактивных форвардов. Умение советских хоккеистов совершать мгновенный переход от обороны к наступлению было для них открытием и застало врасплох. Даже играя в меньшинстве, наша сборная трижды забрасывала канадцам шайбу, и всякий раз после выходов один на один с вратарём или вдвоем против одного защитника. Следовать этой тактике канадцы пока не научились (возможно, это дело времени), но бороться с ней учатся довольно успешно. В Москве наше грозное оружие - атаку с ходу - стреляло редко. Для его нейтрализации канадцы идут на прессинг, на "размен" игроков, на особо строгую опеку защитников и центральных форвардов. Игра стала более упорной и равной, чем это было в Канаде.

    Что ж, мы можем быть довольны: сильнейшие канадские профессионалы, ещё вчера уверенные в вечной непоколебимости открытых ими некогда хоккейных истин, вынуждены приспосабливаться к требованиям другой школы. Родоначальникам этой игры, ещё вчера считавшим себя единственными её пророками, приходится потесниться.

    ЗА КУЛИСАМИ.

    На первую пресс-конференцию ни Гарри Синден, ни Джон Фергюссон не явились вовсе. На вторую, после победы, не только пришли сами, но и превил с собой Бобби Орра и Стена Микиту.

    По поводу своего отсутствия Синден сказал, что не мог оставить команду в состоянии психилогического шока, вызванного поражением. По поводу появления канадцев в более чем полном составе не сказал ничего. Вряд ли объяснение отказа прийти на встерчу с дотошными репортёрами принято кем-нибудь всерьёз: с игроками мог остаться кто-то из членов делегации, в составе которой несколько руководителей канадского хоккея, да журналистов в конце концов устроила бы и встреча с Фергюссоном.

    Нет, дело, конечно, не в заботе об игроках. Сегодня лучшим канадским хоккеистам, их тренерам и руководителям не просто небезраличны результаты игр с советской командой. Победы делают их счастливыми настолько, что они готовы целой делегацией демонстрировать свою радость всему миру, поражения повергают в такое уныние, что не сил перебороть себя и выполнить даже обязанный обряд встречи с репортёрами.

    Думается, этим надо объяснить и то, что на самих пресс-конференциях канадцы любой разговор переводят на судейство. Можно не сомневаться в искренности гостей. И потому, что в нашей и канадской трактовке правил есть определённые различия. И потому, что двое из четырех судей - судьи из ФРГ - допустили нескольо очевидных просчётов в работе.

    Однако, думается, самое главное тут - не переоценить влияние судейства на результаты игр, не поддаваться минутным настроениям, не подпадать под влияние этого угара, что неизбежно окутывает сознание участников матча сразу после его окончания. Это важно и для нас, и для гостей. А прежде всего - для объективной оценки соотношения сил.

    Разница в трактовке правил существует даже у заокеанских и европейских судей, постоянно обслуживающих первенства мира. Значит, она и тут сохранится ещё какое-то время. Долго ли? Это зависит от прочности контактов двух школ хоккея. Если же отвлечься от пунктов расхождений и обратиться к сыгранным матчам, то нельзя не признать: гости не могут сослаться ни на одну оплошность судей (даже спорную, признаваемую только ими), которая бы прямо повлияла на результат. При всех отклонениях, при всех разночтениях в отдельных пунктах хоккейного законодательства результаты каждой игры и всей серии вместе дают верное представление о сравнительной силе советского и канадского хоккея. (Разумеется, речь тут идет не о цифоровых, а о творческих итогах игр. Из семи матчей, закончившихся победой одной из команд, лишь три дали разрыв более чем в одну шайбу. А это - свидетельство равенства сил).

    СТРАСТИ.

    Страсти бушуют на поле. Бушуют они и за его пределами. Чем дальше идет турнир, тем ровнее и упорнее не только каждая игра в целом, но и любой её период, любой отрезок. Третий матч в этом отношении побил все прошлые рекорды. Команды на протяжении всей игры лидировали попеременно. 1:0 - это канадцы, 2:1 - это сборная СССР, итог второго периода - 2:2; потом опять вперед вырвались канадцы - 3:2; наши их снова настигли - 3:3; и лишь за три минуты до конца встречи, забросив последнюю шайбу, канадцы оказались на финише чуть-чуть впереди. Наверное, если бы в такой борьбу проходил забег на легкоатлетической дорожке, пришлось бы прибегать к фотофинишу. Это был матч из тех, где победитель оказался чуть удачливее побежденного.

    Обе команды продемонстрировали в игре все главные качества своего хоккея. Вспомните голы Петрова и Якушева, которым ассистировали Викулов и Мальцев. Это были изумительные по своей четкости, быстроте, выверенности и красоте каждого маневра комбинации. Вспомните первый гол Эспозито и последний - Хендерсона. Это была демонстрация высочайшего индивидуального мастерства, у первого - помноженного на богатырскую силу, у второго - на такую маневренность, которой позавидовал бы самый искусный фигурист.

    И у нас в команде немало превосходных солистов, умеющих решать исход игры самостоятельными маневрами. И канадцы порой забивают голы после комбинаций. Все же наш хоккей силен прежде всего комбинационной игрой, канадский - игрой своих солистов. И каждая сторона демонстрирует свои достоинства в самом совершенном исполнении. И на поле идет равная борьба, в которой решают доли секунды, сантиментры выигранного пространства и спортивное счастье.

    На чьей же сторого преимущество в этой борьбе? Самое простое - сложить победы, поражения, ничьи, забитые и пропущенные шайбы и подвести итог. Так и сделают статистики. И, конечно, публику, любого из нас не может не волновать результат каждого матча в отдельности. Недаром, где бы ты в эти дни не оказался, обязательно станешь свидетелем разговора: "Неужели наши сегодня не выигрыют?". Этот вопрос слышишь всюду - в метро, в столовой, на улице. И все же главное - не статистика.


    На очередной пресс-конференции Всеволода Боброва спросили, чем он объясняет поражения сборной СССР во второй и третьей играх, очень ли удручен этими поражениями и кого из игроков в них обвиняет. Он ответил примерно так:

    - Ничего плохого, а тем более зазорного в проигрышах с минимальным счетом команде, составленной из лучших профессиональных хоккеистов Канады, я не вижу. Считаю результаты игр вполне удовлетворительными. Я доволен игрой подавляющего большинства хоккеистов, в том числе и молодых, которых нам важно было обстрелять в играх с таким соперником.

    Вот это ответ - спокойный, трезвый, достойный.

    Да, недавнее канадское турне сборной превзошло по своим результатам все ожидания. Но вспомните, какими скромными были наши надежды накануне этого турне. И вот уже спустя всего несколько недель проигрыш канадцам с разницей в одну шайбу воспринимается многими как обидная неудача. Но, честное слово, такие проигрыши полезнее иных побед. Теперь мы отчетливо представляем, что сегодня в игре с канадцами наши козыри - умение хоккеистов выполнять на поле огромный объем работы, коллективность, тактическое разнообразие. Но мы теперь видим и иное: в индивидуальном мастерствеп лишь два-три наших хоккеиста не уступают лидерами канадского хоккея, а в некоторых его компонентах отстают и они.

    Когда-то, пятнадцать лет назад, такими же важными оказались для будущего нашего хоккея встерчи с канадскими любителями. Ведущие тренеры лучших наших команды разглядели у канадцев то, что должно быть взято нами на вооружение. Это они - А.Чернышев, А.Тарасов, В.Бобров, Н.Эпштейн - сумели соединить достижения советской хоккейной школы с тем, что есть лучшего у канадцев. И сегодня мы - лидеры на международной любительской арене и на равным играем с сильнейшими профессоналами.

    Те же самые тренеры вели сборную СССР к нынешним встречам и, как когда-то, вместе с более молодыми своими коллегами являются теперь самыми внимательными и заинтересованными наблюдателями матчей с канадцами. Можно не сомневаться: они снова сумеют отобрать в игре канадцев все лучшее, все пригодное для нас, все то, что способно сделать наш хоккей еще более сильным. А все, что чуждо духу нашего спорта, - грубость, неуважение к публике, к соперникам, судьями, неумение с достоинством переносить поражения и неудачи, - это останется за бортом.

    Пусть там, в Канаде, такое поведение считается в порядке вещей - это их дело. Нам же, воспитанными на иных принципах, стыдно за большого мастера хоккея Ф.Эспозито, когда он, теряя человеческое достоинство, гримасничая и апеллируя к трибунам, бегает по всему полю за судьями и требует от них отмены принятых решений. И ничего, кроме неприязни, не способны вызвать у нашего зрителя выходки другого отличного хоккеиста - Бергмана, который затевает рукопашную схватку с соперником после остановки игры.

    И совсем уж трудно подобрать слова для оценки поступка Паризе, замахнувшегося на судью, за что он по справедливости был удален до конца матча. Но и это был не рекорд. Рекорд побили тренеры сборной Канады, взявшие Паризе под защиту. Это при их участии и поддержке на поле посыпались со скамьи запасных канадской команды табуретки, полотенца, куски картона. По вине канадцев игра едва не была сорвана.

    Потом, когда матч заканчивается и страсти утихают, канадцы объясняют свои демарши плохим судейством. Нет, не в судьях дело. Причина, очевидно, иная. Дома, в Канаде, все эти спектакли легко сходят игрокам с рук, а публике даже нравится - на трибунах Дворца спорта канадские туристы всячески демонстрировали свою солидарность с игроками. Но мы-то видели, что хоккеисты умеют вести себя и иначе. В первых матчах тот же Эспозито провел много времени на скамье штрафников, а в последнем не дал ни судьям, ни зрителям поводов для нареканий. Такая же метаморфоза произошла и с некоторыми другими его товарищами по команде. Значит, умеют сдерживаться, владеть собой. Умеют, но не хотят, потому что не получают отпора.

    Уверен: к нашему хоккею все это не привьется - нет у нас в спорте для подобных являний почвы. Больше того, я позволю себя высказать одно предположение. Нашу сборную видели в Канаде. Оказывается, существует на свете иной способ вести себя на площадке, чем тот, к которому приучена канадская публика. Он истинно спортивен и привлекателен. Подлинно джентельменское, рыцарское поведение советских хоккеистов не могло не привлечь на их сторону множество поклонников на родине хоккея. И в конце концов с упрочнением контактов должны эти качества - спортивное благородство, воспитанность - повлиять и на манеру поведения самих канадских игроков, до сих пор считавших себя непогрешимыми и не имевших повода убедиться в обратном.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ.

    За 34 секунды до конца последнего матча счет был равным - 5:5. И снова канадцам удалось вырвать победу с разницей в одну шайбу. Победу в равной игре, где обе стороны заслужили ее с одинаковым правом.

    Вы, конечно, видели, как ликовали канадские хоккеисты, как обнимали и целовали друг друга, своих тренеров, руководителей. Это - после выигрыша 6:5. А ведь совсем ещё недавно, чуть больше месяца тому назад, их тренер Гарри Синден сделал уверенный прогноз: "Мы выиграем все восемь матчей с большим счётом".

    Он сказал это в Москве, только что приехав к нам в страну. А вот что заявил он за несколько часов до отъезда.

    - Эти встречи должны принести большую пользу канадскому хоккею. Их уроки очень важны для нас. Мы хотим играть с вами и в будущем.

    - Да, и мы получили много ценного от этих игр. И мы будем изучать и анализировать их уроки, - поддержал своего канадского коллегу Борис Кулагин.

    Да, при всех издержках, в которы повинны наши гости, продемонстрировавшие вместе с высоким мастерством  и нравы, нетерпимые на наших хоккейных полях, первый эксперимент - встерча советских и канадских хоккеистов на высшем уровне - себя оправдал. Он стал важной вехой в истории хоккея. И продолжение контактов между двумя школами игры, на мой взгляд, можно только приветствовать.

    Но при этом необходимы и обязательны гарантии того, что эксцессы, вроде происшедших на играх в Москве, будут исключены. Слишком уж велика была ложка дёгтя, которую привнесло поведение игроков сборной Канады в этих матч, исполненные выского накала и красивой борьбы двух команд высшего мирового класса.

    ОНИ ПРИЗНАНЫ ЛУЧШИМИ

    После каждого матча в Москве Федерация хоккея СССР и телевидение Канады определяли по два лучших хоккеиста в команде.

    В четырех московских встречах памятные призы получили в сборной СССР - Якушев (4 раза), Петров, Лутченко, Михайлов, Шадрин; в сборной Канады - Хендерсон (2), Т.Эспозито, Ф.Эспозито, Парк, Уайт, Бергман, Драйден.

    Редакция газеты "Советский Спорт" учредила памятный приз для лучшего защитника по итогам четырех матчей в Москве. Им признан защитник сборной Канады Брэд Парк.
    Редакция журнала "Физкультура и спорт" учредила памятный приз для лучшего нападающего по итогам четырех матчей в Москве. Им признан советский хоккеист Александр Якушев.


    Пятый матч. Москва. 22 сентября.
    СССР - Канада 5:4 (0:1, 0:2, 5:1)
    Судьи: Р.Бата (ЧССР), У.Дальберг (Швеция)
    СССР: Третьяк; Цыганков - Рагулин, Кузькин - Гусев, Лутченко - Ляпкин; Викулов - Мальцев - Харламов, Михайлов - Петров - Блинов, Мартынюк - Шадрин - Якушев, Мишаков, Анисин.
    Канада: Т.Эспозито; Уайт - Степлтон, Парк - Бергман, Сейлинг - Лапойнт; Эллис - Кларк - Хендерсон, Джильберт - Ф.Эспозито - Паризе, Курнуайе - Рателль - Ф.Маховлич, П.Маховлич, Перро.
    Шайбы забросили: у СССР - Блинов (44), Анисин (50), Шадрин (50), Гусев (52), Викулов (55); у Канады - Паризе (16), Кларк (23), Хендерсон (32, 45).

    Шестой матч. Москва. 24 сентября.
    СССР - Канада 2:3 (0:0, 2:3, 0:0)
    Судьи: Ф.Бадер, Й.Компалла (оба - ФРГ)
    СССР: Третьяк; Цыганков - Рагулин, Лутченко - Ляпкин, Васильев - Шаталов; Викулов - Мальцев - Харламов, Волчков - Шадрин - Якушев, Лебедев - Анисин - Бодунов, Петров, Михайлов.
    Канада: Драйден; Савар - Лапойнт, Парк - Бергман, Уайт - Степлтон; Эллис - Кларк - Хендерсон, Курнуайе - Ф.Эспозито - Паризе, Джильберт - Рателль - Халл, Беренесон, П.Маховлич.
    Шайбы забросили: у СССР - Ляпкин (22), Якушев (38), у Канады - Халл (26), Курнуайе (27), Хендерсон (27).

    Седьмой матч. Москва. 26 сентября.
    СССР - Канада 3:4 (2:2, 0:0, 1:2)
    Судьи: Р.Бата (ЧССР), У.Дальберг (Швеция).
    СССР: Третьяк; Цыганков - Рагулин, Кузькин - Гусев, Лутченко - Ляпкин, Васильев; Викулов - Мишаков - Мальцев, Михайлов - Петров - Блинов, Анисин - Шадрин - Якушев.
    Канада: Т.Эспозито; Савар - Лапойнт, Уайт - Степлтон, Парк - Бергман; Эллис - Кларк - Хендерсон, Джильберт - Рателль - Д.Халл, Курнуайе - Ф.Эспозито - Паризе, Голдсуорси, П.Маховлич.
    Шайбы забросили: у СССР - Якушев (11, 40), Петров (17); у Канады - Ф.Эспозито (5, 18), Джильберт (43), Хендерсон (58).

    Восьмой матч.
    Москва, 28 сентября.
    СССР - Канада 5:6 (2:2, 3:1, 0:3)
    Судьи: Р.Бата (ЧССР), И.Компалла (ФРГ)
    СССР: Третьяк; Васильев - Ляпкин, Цыганков - Лутченко, Кузькин - Гусев; Анисин - Шадрин - Якушев, Викулов - Мальцев - Харламов, Михайлов - Петров - Блинов, Мишаков.
    Канада: Драйден; Савар - Лапойнт, Уайт - Степлтон, Парк - Бергман; Курнуайе - Ф.Эспозито - Паризе, Эллис - Кларк - Хендерсон, Джильберт - Рателль - Д.Халл, Ф.Маховлич, П.Маховлич.
    Шайбы забросили: у СССР - Якушев (4, 32), Лутченко (14), Шадрин (21), Васильев (37); у Канады - Ф.Эспозито (7, 43), Парк (17), Уайт (31), Курнуайе (53), Хендерсон (60).

    Stolica.ru