.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Оскар Бартулис: «С «Филадельфией» с восьмого места дошел до финала Кубка Стэнли»
28 июня 2015 года. Пресс-служба ХК «Адмирал»

В гостях у пресс-службы клуба побывал 28-летний новичок команды, защитник сборной Латвии Оскарс Бартулис. Говорили почти час обо всем на свете. За время беседы Оскарс рассказал множество любопытных историй: о том, как Знарок по знакомству вызвал его в сборную, о встрече в ресторане Лос-Анджелеса с Пэрис Хилтон, об участии в ралли, семье, опыте вождения самолета, Майкле Джордане, единственном голе в НХЛ и многом другом. Вашему вниманию – первая часть большого интервью.

 ХОККЕЙНЫЙ ЛАГЕРЬ БАРТУЛИСА

- Знаем, что уже долгие годы проводишь летом на родине хоккейный лагерь для маленьких хоккеистов.

- Мы начали это делать с Карлисом Скрастиньшем за год до трагедии с «Локомотивом». Это была совместная идея: таким образом мы хотели помочь детям. Поэтому организовали хоккейный лагерь для латвийских ребят. После смерти Карлиса я продолжаю один наше дело. Приезжают ребята не только с Латвии, но и из России, Белоруссии, Канады, Швеции. Много парней из юниорской и молодежной сборных Латвии – например, экс-капитан молодежки Кристапс Зиле.

- Сам проводишь тренировки?

- Нет. Приглашаю тренеров из НХЛ и АХЛ, которые работают с молодыми игроками перед драфтом и после него. Летом у них есть время.

- Какой возраст у занимающихся?

- Четыре группы: самые маленькие – с 7 до 9 лет, вторая группа – с 10 до 12-ти, третья – с 13 до 15-ти и четвертая – с 16 до 18-ти. Раньше проводили лагерь в Елгаве, а в этом сезоне решили сделать в Вентспилсе на олимпийской базе сборной Латвии. Там есть всё, и минус только один – он далеко от Риги.

- В Латвии с появлением рижского «Динамо» в КХЛ начался хоккейный бум?

- В принципе, да. Хоккей в стране развивается. Раньше все грезили мечтой уехать в НХЛ, а теперь все мечтают играть в «Динамо Рига». Много катков новых появилось. Если раньше на всю страну был один, то нынче пять-шесть в одной только Риге. А есть еще Лиепая, Вентспилс, Елгава, моя родная Огра.

- Где это?

- Это маленький зеленый городок в 20-30 минутах от столицы. Если едешь в Москву из Риги, мимо не проскочишь. Там замечательная природа, широкая река Даугава. В Огре у меня остались дедушка с бабушкой, к ним каждое лето приезжаю в гости.

ШЁЛ НА ТРЕНИРОВКУ «ДИНАМО», А ПОПАЛ В «ДОНБАСС»

- В Латвии хоккей – спорт номер один?

- Сто процентов. Правда, в сентябре баскетбол выйдет на первый план, потому что у нас мужской чемпионат Европы пройдет. Это большое событие для страны.

- Помимо рижского «Динамо», выступающего в КХЛ, есть ли еще профессиональные клубы? Какова судьба лиепайского «Металлурга», когда-то игравшего в чемпионате Белоруссии?

- В латвийской высшей лиге семь команд. В Лиепае пару лет назад закрыли хоккей, а в прошлом году вновь возродили. В Риге есть несколько клубов – там играют те, кого не забрали в «Динамо» или в Европу. Юниорка и молодежка «Вентспилса» выступает в чемпионате Белоруссии.

- В твоем родном городе Огре есть команда?

- Да. Там делают ставку на молодежь 16-18 лет, готовят ребят для младших сборных. 

- Ты, наверное, последний латвийский хоккеист, кто еще не выступал в рижском «Динамо». Как так?

- Честно скажу, после возвращения из Северной Америки одной ногой был в «Динамо». Шел на тренировку знакомиться с тренерами, но по дороге позвонил агент и сказал, что есть еще варианты, мол, выбирай. Я выбрал «Донбасс». Домой всегда можно вернуться. Пока существует шанс играть где-то за рубежом, надо им пользоваться. Да, лига одна, но не будем скрывать, что есть еще такие нюансы, как сумма контракта и прочие условия.  

ДЛЯ МЕНЯ ЛУЧШИЙ ИЗ ЛУЧШИХ – ОЗОЛИНЬШ

- Кто в Латвии герои спорта?

- Мартиньш Дукурс, Артур Ирбе, Сергей Жолток, Карлис Скрастиньш. Сейчас вся страна в восторге от 19-летнего баскетболиста Кристапса Порзингиса, которого «Нью-Йорк» выбрал под 4-м номером на драфте НБА. Такого никогда в нашей истории не было! Радует, что есть большие имена, но и новые герои растут – Гудлевскис, Гиргенсонс в НХЛ, например.

- А кто, по-твоему, лучший игрок Латвии всех времен?

- Я, к сожалению, не видел, как играл Хельмут Балдерис. Поэтому для меня лучший из лучших – это Сандис Озолиньш. Я рос, глядя на него. Хотя для моего бати самый-самый, конечно, Балдерис. Это как нынешнее поколение россиян, восхищающееся Овечкиным, Малкиным и Ковальчуком, хотя в истории страны величайшими считались Харламов, Михайлов, Петров, Третьяк

- Ты прекрасно говоришь по-русски, хотя родился в 1987 году.

- Так в Латвии почти все понимают по-русски, многие говорят на нем. Русский и в школе преподают. Мой дедушка по маминой линии только на русском разговаривал. И со стороны папы больше по-русски говорили. Родители тоже хорошо язык знают. Да и в школе я на нем свободно общался. Ну и потом, когда в ЦСКА поехал играть в первую лигу, то окунулся в полностью русскоязычную среду. А когда отправился в «Филадельфию», то больше общался с русскими ребятами – Жердевым, Брызгаловым, Бобровским.

АСТАНА – ЭТО МИНИ-ДУБАЙ

- Ты поработал в «Донбассе» и «Барысе» с Андреем Назаровым – самым экспрессивным российским специалистом. В чем его сила?

- Он всегда держался своей линии: и в Донецке, и в Астане, хотя игроков разных получал. Отличный мотиватор, превосходно настраивает на игру и чувствует нить матча. Помощники у него отличные. Все вместе это дает результат.

- Вспоминаешь о Донецке?

- Да. Хороший город, хорошая была команда. Все замечательно было. Но уже чувствовалось во время последнего для клуба плей-офф в серии со «Львом», что что-то зреет. Не знали, где следующую игру проводить. Видели иногда и баррикады, и шествия: весной 2014-го всё как раз бурлить начинало. Жалко. Хорошо, что сейчас возрождается «Донбасс», хоть и в украинский чемпионат заявляются. Дай бог, чтобы в КХЛ клуб снова появился.

- Астана, как город, всех впечатляет.

- Для меня Астана – это мини-Дубай. Всё новое, всё большое. И они всё строят и строят. У них ЭКСПО скоро пройдет, вот под него они, как мне кажется, еще один такой город построят. Арена хоккейная новая скоро откроется. Жалко, что турнир на старой проведем, а вот в сезоне точно новую оценим.

НА ПРЕДЛОЖЕНИЕ «АДМИРАЛА» СОГЛАСИЛСЯ СРАЗУ

- Как ты оказался в «Адмирале»?

- Это все агент, его работа. Конечно, разговаривали с ним по поводу продолжения карьеры: думали поменять лигу, уехать, возможно, в Европу. Однако как-то позвонил и сказал про вариант с Владивостоком. Я сразу согласился.

- Далеко ведь.

- Так Америка и НХЛ тоже далеко. Не всё так страшно. От Владивостока США с Канадой даже ближе, чем Москва. В прошлом сезоне с «Барысом» во Владивосток я не прилетал, так как контракт не в начале сезона подписал. А в позапрошлом сезоне с «Донбассом» был здесь: помню только одно – ехали на тренировку через красивый мост и видели корабли. Сейчас город по выходным стану изучать.  

- Первые впечатления от команды и арены.  

- Всё очень интересно. Радует, что две площадки для тренировок есть: и стандартная большая, и канадская маленькая – это плюс. Ребята хорошо приняли, работаем прилично. В турнирах и поездках сплотимся еще ближе. 

- Перелеты не пугают?

- Абсолютно нет. Задачу все знаем – попасть в плей-офф. А уж там… Я с «Филадельфией» с восьмого места в плей-офф выходил, но до финала дошел. А перелеты – это ерунда.

- Консультировался с кем-то по «Адмиралу»?

- С Коларжем созванивался. Он сказал, что всё отлично, ему очень понравилось.

- Он влюбил в себя приморских болельщиков. 

- Знаю. И перелёты не помешали (смеется). 

- в НХЛ много летают?

- Самые дальние поездки в Ванкувер, Лос-Анджелес – 5-6 часов лету. Просто в США и Канаде нет такой большой разницы часовых поясов – 3-4 часа максимум…

В ЮНИОРСКИХ ЛИГАХ КАНАДЫ С НАМИ ЗАНИМАЛИСЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

– В России, как нам кажется, недооценивают силу европейского хоккея. Наши клубы не участвуют в Лиге чемпионов. Тебе же с «Донбассом» удалось выиграть в 2013 году Континентальный кубок.

– Трудно сравнить КХЛ, Лигу чемпионов или Континентальный кубок. Мне казалось, что уровень команд в Континентальном кубке не очень высокий. Я не знаю систему, кто и как доходит до финала. Мы, как хозяева, сразу оказались в финальной пульке. Что же касается европейского хоккея в целом, то в чемпионатах Швейцарии, Швеции, Финляндии хороший уровень хоккея. Возьмем тот же «Йокерит», который играл раньше в чемпионате Финляндии: да, они взяли после вступления в КХЛ игроков сборной, но костяк то остался. Тот же Кубок Шпенглера, в котором участвуют клубы КХЛ, показывает, что европейские команды бьются на равных с представителями КХЛ, и, порой, выигрывают.

– Второй предмет для спора в России – это отъезд наших ребят в юниорские лиги Канады. Мол, там с молодыми никто не занимается, требуя результат.

– В мое время не существовало МХЛ, я тогда был в ЦСКА и играл в первой лиге за фарм-клуб против мужиков. Я бы не сказал, что за океаном никто не занимается с юниорами. Западная лига, лиги Квебека, Онтарио – отличные лиги. Нет там такого, что не работают с приезжими. Наоборот – работают. И работают много именно с иностранцами. Ведь местные ребята еще в школу ходят, а мы не ходили, там своеобразные правила на этот счет. Мы утром занимались дополнительно, с нами возились индивидуально. Не знаю, как сейчас, но в мое время было именно так.

Опять же сейчас в России есть МХЛ. Поэтому вопрос спорный: надо ехать или не надо. Это решают родители, агенты. Сейчас ты можешь остаться играть дома, здесь проходят тренировки, ты на виду у тренеров из КХЛ, тебя могут подключать к тренировкам и играм за взрослую команду, и я бы сказал, что это не худший вариант.

– Гудлевскис из МХЛ вышел.

– Вот и пример. Просто у каждого игрока всё в карьере индивидуально: важно, как карты лягут.

– То, что ты уехал в 17 лет пошло тебе на пользу?

– Трудно сказать, что было, если бы я остался. Задрафтовали меня отсюда или нет? Там по юниорам я провел хороший сезон, стал чемпионом юниорской лиги Квебека. Жалко, что в финале Мемориального кубка проиграли «Квебеку» Радулова. Я не жалею, что уехал. Выучил язык, провел там 8-9 лет, если считать с юниорских лиг до команды НХЛ. Я ни о чем не сожалею.

У МЕНЯ ЗОЛОТАЯ НОГА

– Третий миф, что в АХЛ играют одни дуболомы.

– Это раньше так было. А сейчас хоккей меняется, игра становится быстрей, умней. Конечно, у каждого своя задача: у кого-то убивать меньшинство, у кого-то реализовывать большинство, ну а кто-то дерется. Но я бы не сказал, что сейчас это ярко выражено: с каждым годом спрос на тафгаев уменьшается. У команд в АХЛ есть свой рисунок. Если посмотреть, то многие большие звезды проходят через АХЛ. Может быть, кто-то сразу не готов к НХЛ: поиграет год-два, обобьется. В АХЛ очень много работы: те тренеры, которые приезжают летом в наш лагерь, после тренировок занимаются с игроками индивидуально на льду: по катанию, по броскам, над вбрасываниями.

– Помнишь дебют в НХЛ за «Филадельфию» (12 ноября 2009-го против «Оттавы»)?

– Да, помню. Вначале нервничал, но потом все встало на свои места. Конечно, после АХЛ сразу заметна разница в скорости. Помню, крутился в углу за Ковалевым: туда, сюда, никак не мог поймать, но потом привык.

– А единственный гол, что забил за два сезона (25 марта 2010 года «Миннесоте» в 49-й игре в карьере)?

– Да, мне тогда сказали, что у меня золотая нога (улыбается). Шайба от колена залетела, но гол есть гол. Судья засчитал. Там был бросок по воротам, вратарь отбил, шайба отлетела мне в колено и затем в сетку. Движения ногой я не делал, так что все по правилам.

ЛУЧШЕ ВСЕГО В НХЛ БОЛЕЮТ В МОНРЕАЛЕ, ТОРОНТО И ВАНКУВЕРЕ

– Атмосфера на матчах НХЛ действительно непередаваемая?

– Смотря где играешь. Если в канадских клубах, то атмосфера очень интересная. В плей-офф играли в «Монреале», там просто обалденно, люди всей душой болеют хоккеем. Если говорить про Америку, то во Флориде полкатка только заполняется, и тишина на трибунах. Даже в юниорах или в фарм-клубах больше народу ходит, чем там на НХЛ. Во Флориде больше любят баскетбол.

– Где больше всего там понравилось играть?

– В Монреале, Торонто, Ванкувере – канадских городах с большой хоккейной историей. Еще отмечу Колорадо, и, конечно, Нью-Йорк – «Мэдисон Сквер Гарден». В «Нью-Йорке» на мою «Филадельфию» всегда очень серьезно фанаты настраиваются, потому что там длинная история взаимоотношений между клубами.

– Какой матч в НХЛ запомнился больше всего?

– Если брать просто регулярку, то она идет матч за матчем. Отметил бы Winter Classic (матч под открытым небом) в Бостоне в 2010 году. Это запоминается – это очень интересно. За день до игры мы около часа тренировались, привыкали к тому, что нет крыши (смеется). После этого час можно было кататься с семьей. В НХЛ Зимняя классика считается семейным праздником. Еще отметил бы финал, когда сражались с «Чикаго». Такая атмосфера не забывается. Вот эти игры больше всего запомнились.

НА ФИНАЛЕ С МАЙКЛОМ ДЖОРДАНОМ

– Почему уехал в свое время из НХЛ?

– В один из сезонов я очень мало играл, в основном сидел в запасе, но тут у меня появился шанс. Крис Пронгер получил тяжелую травму, и, как оказалось впоследствии, закончил из-за этого карьеру. У меня первая игра, вот мой шанс, но я получаю серьезную травму и заканчиваю сезон в первой же игре. Это один из тех моментов, который повлиял на мою карьеру. Так вот всё и закончилось, тренер меня невзлюбил. Я сыграл 10 игр, а во время следующей предсезонки мне сказали, что состав уже есть.

– Больше «Филадельфия» не звала?

– «Филадельфия» - нет. Был вариант уехать после Олимпиады, но в Донецке у нас подобралась хорошая команда, поэтому не хотелось кидать коллектив. Да и убегать сразу после Олимпиады было бы некрасиво и против всех правил. Опять же могло и не получиться в НХЛ, как бы после этого на меня смотрели здесь? Решил остаться в КХЛ.

– На «Лос-Анджелес Кингз» часто ходят болеть звезды Голливуда. Ты за годы в Филадельфии видел кого-нибудь из знаменитостей?

– Понмю один интересный момент. Когда меня подняли из АХЛ в НХЛ, нам предстояла поездка в Лос-Анджелес. Прилетаем туда, и меня там друзья из Латвии пригласили на ужин. Приходим в заведение, садимся за столик, а за соседним Пэрис Хилтон ужинает. Сделал сэлфи, конечно. Интересно получилось: первый выезд и сразу такое соседство (улыбается). Знаменитостей очень много на хоккей ходит. Во время финала Кубка Стэнли в Чикаго Майкла Джордана видел, множество кинозвезд.

ПОНЯТЬ ПРОИСХОДЯЩЕЕ НА АМЕРИКАНСКОМ ФУТБОЛЕ ТРУДНО

– На бейсбол или американский футбол удалось сходить?

– Ходил один раз на американский футбол, но понять происходящее трудно, хотя и знаешь правила. Кстати, американский футбол смотреть гораздо интересней бейсбола. На бейсболе сидишь и ждешь, когда же они по мячу попадут. Когда попадут, начинается движуха (смеется), а если нет, то опять бросают. Футбол же ближе к хоккею: есть борьба, удары, бывает, выносят людей.

– Как повлияла на тебя Северная Америка, что изменила в тебе НХЛ?

– Может быть, немного по-другому стал смотреть на жизнь. В Америке все на позитиве, все тебе улыбаются, все в порядке у всех и всегда. После летнего лагеря тебя из команды НХЛ отсылают в АХЛ, но все на позитиве с улыбкой говорят: мол, ты хороший игрок, главное – работай, и мы позовем тебя обратно. Тоже самое и в бытовой жизни. Все всегда улыбаются, все нормально – жизнь удалась.

НА ПЕРВЫЙ ЧЕМПИОНАТ МИРА ПОПАЛ ПО ПРОТЕКЦИИ ЗНАРКА

– Ты дебютировал за национальную сборную Латвии в 18 лет на чемпионате мира-2005 в Австрии. Помнишь тот единственный для себя поединок на турнире?

– Да, насколько помню, проиграли шведам 2:9. Первый период я не играл, сидел на скамейке. Эта игра нам ничего не давала, после первого периода мы горели 0:4 и мне сказали: ладно, иди играй. У шведов была серьезная команда с братьями Сединами. Игра и весь чемпионат запомнились. Я не сразу поехал в Австрию, меня заявили только после первых четырех встреч. Я и не ожидал этого. Тренировался в Риге, в зале. Позвонил тренер, говорит – давай, собирайся, у тебя через три часа самолет. Тогда главным тренером работал Леонид Берестнев, а помогал ему Олег Знарок, который одновременно возглавлял молодежную сборную. Вот Знарок и составил мне протекцию (улыбается).

– Австрийский чемпионат мира вошел в историю тем, что из-за локаута в НХЛ сборные собрали сильнейшие составы. Как ты себя ощущал в звездной компании?

– Если бы играл весь чемпионат, то ощутил б всё сполна, а смотреть с трибуны – это другое. Жили в одной гостинице с канадцами: с интересом смотрел на Бродо, Хитли. 

НА ОЛИМПИАДЕ В СОЧИ ХОДИЛ НА ШОРТ-ТРЕК

– Всего в твоей карьере значится три чемпионата мира и две Олимпиады – в Ванкувере (2010) и Сочи (2014). Причем в Сочи ты был ассистентом капитана сборной. Что запомнилось ярче всего?

– Обе Олимпиады. На первой ты узнаешь, что такое Олимпиада. В 2010 году я приехал в Ванкувер из НХЛ. Тогда все сборники прибывали в расположение команд чуть ли не в день первой игры, а уезжали обратно сразу после заключительной встречи своей сборной. Тогда я не почувствовал атмосферы Олимпиады, не видел открытия и закрытия. А в Сочи для меня случилась полноценная Олимпиада. Прилетел на открытие, ходил на парад. Нашлось время сходить на другие виды спорта. Вторая Олимпиада для нас оказалась удачней, совсем немного не хватило до сенсации в матче с Канадой. 1:2 проиграли тогда, хотя всю игру держались 1:1, но они в концовке нас дожали. Гудлевскис тогда чудеса творил, у нас собралась хорошая команда. Для Озолиньша это была последняя Олимпиада и последние игры в сборной. Он был капитаном, можно сказать, как батя. Тренировал нас Тэд Нолан, именно под его руководством я начинал выступать по юниорам в Канаде.

– Никогда прежде в истории зимние Олимпийские игры не проводились в субтропиках – Сочи стали первопроходцем. Внизу – лето, наверху – зима.

– Мне понравилось, снега только не хватало внизу, хотя к этому привык быстро, дня за два. Я наверх даже и не съездил, хотя возможность была. Ходил только на ближайшие арены: на шорт-трек, еще куда-то, но в основном, конечно, на хоккей.

– А в горах у вас сильные саночники, бобслеисты.

– Да, жалко Дукурс в скелетоне взял только серебро.

– А для нас, наоборот, отрадно.

– (смеется) Ну да, золото досталось вашему Третьякову.

– Следующая Олимпиада пройдет в Корее, ты, видимо уже начал готовиться, раз новую команду в КХЛ выбрал поближе к месту будущей Олимпиады.

У нас еще квалификация в следующем году пройдет в Латвии, где поборемся за путевку в Корею. Посмотрим, надо бороться, уже сейчас собирать команду.

– А кто сейчас главный тренер сборной Латвии?

– После последнего чемпионата мира Белявского отправили в отставку, пока нет никого. Думаю, скоро назначат, сборы не за горами.

– Озолиньш не собирался сборную возглавить?

– Я не знаю его планы. Наша задача играть, а кто будет тренером – решать не нам. Думаю, что он, скорее, может стать генеральным менеджером, чем тренером.

ХОЧУ ПРОВЕРИТЬ СЕБЯ НА БОЛИДЕ ФОРМУЛЫ-1

– Какие виды спорта помимо хоккея любишь?

– Мое хобби – ралли. Езжу в гонках. Прошлым летом начал этим заниматься. Езжу штурманом, читаю дорогу. Этим летом в гонках взяли второе место по Латвии, а по Балтии стали шестыми или седьмыми. Еще у меня есть свой карт: тренируюсь на нем.

– Ралли – довольно травмоопасный вид спорта, в контракте у тебя нет запрета по этому поводу?

– Если думать о безопасности, то можно просто гулять по улице, а на тебя упадет камень. В машинах довольно серьезная безопасность: все предусмотрено, внутри автомобиля ты не чувствуешь ни скорости, ни прыжков.

– Есть мечта освоить болид Формулы-1?

– Была возможность прокатиться, но не на новом болиде, а на десятилетней давности. В Эстонии есть трасса, можно приехать туда на два дня. В первый день проходишь обучение, а на второй день у тебя есть десять кругов на гонку. К сожалению, не получилось из-за нехватки времени выбраться туда. Но все еще впереди, правда, для начала нужно на картинге научиться хорошо ездить, не вылетать с трассы.

СЫН ЗАНИМАЕТСЯ И ХОККЕЕМ, И ФУТБОЛОМ

– Видели фото, где вы с Сандисом Озолиньшем сидите в кабине самолета на месте пилотов.

– Да, да, это мы на Олимпиаду в Сочи летели, нам разрешили посидеть в кабине пилотов.

– Расскажи о своей семье.

– У меня двое детей – сын Мартин и дочка Лаура. Дочке завтра (26 июля) четыре года исполнится. Она ходит в садик, начинает кататься на фигурных коньках. Сыну семь лет, он занимается и хоккеем, и футболом. Причем футбол ему нравится больше, он у него на первом месте. Еще немного катаю его на карте. То, что мне нравится, хочу ему передать, а дальше посмотрим, что он сам захочет.

- А супруга Элина Бартуле чем занимается?

- Элина работает мамой (улыбается). Двое детей, садик, тренировки. Мелкий в первый класс скоро пойдет. Есть, чем заняться. Сама Элина тоже учится.

– Где живете в Латвии?

– Рядом с тренировочной базой рижского «Динамо» в поселке Пиньки. Между Юрмалой и Ригой получается. Там все рядом – и каток, и футбольное поле. Всё есть.

НОМЕР 37 ВЗЯЛ В ЧЕСТЬ КАРЛИСА СКРАСТИНЬША

– Дома по-русски разговариваете?

– Дети у меня – американцы, в Штатах родились. У Мартина вообще первый язык английский. С латышским у него есть небольшие сложности, немного отстает в чтении, потому что до этого все время говорил на английском. Каждый год я его посылаю в интернациональную школу, где все по-английски. Но поскольку летом в Юрмалу приезжает очень много детей из России, он там больше говорит на русском, нежели на английском (смеется). Приезжает домой и говорит: «Папа, как дела?». Так что русский понимает. Дома же по-русски не разговариваем, я пытаюсь иногда с ним на английском говорить, но он меня стесняется, только по-латышски, и вот сейчас немного по-русски начал говорить.

– С супругой давно познакомились?

– Да, еще в молодости в Риге. Поженились тоже в Риге после того, как год прожили вместе в Америке.

– Почему выбрал 37-й номер?

– Под третьим и седьмым я играл сам. Третий был в НХЛ, а в фарм-клубе и детстве был седьмой. Мой друг Карлис Скрастиньш, который погиб вместе с «Локомотивом», также играл под третьим и седьмым. Всё вместе 37. Во Владивостоке он оказался свободным, и я рад, что этот номер достался мне.

АНКЕТА
ЛЮБИМОЕ
СКРУДЖ МАКДАК, НУ, ПОГОДИ И BRAINSTORM

– Место отдыха: 

– Их так много… Выберу Австрию, горы.

– Город:

– Нью-Йорк.

– Напиток:

– Грейпфрутовый сок.

– Блюдо:

– Стейк.

– Марка телефона:

– Яблочко.

– Марка автомобиля:

– Porsche.

– Время года:

– Лето.

– Ресторан:

– Бразильский ресторан Fogo de chao в Нью-Йорке и Филадельфии.

– Музыкальный исполнитель:

– Brainstorm.

– Актер/актриса:

– Роуэн Аткинсон – он же Мистер Бин.

– Кумир в детстве:

– Сандис Озолиньш.

– Книжный персонаж или герой:

– Скрудж Макдак.

– Мультфильм:

– «Ну, погоди!», «Том и Джерри».

– Фильм:

Scarface.

– Напарник мечты:

– У меня был кумир – Озолиньш, но мы вместе, в одной паре, так и не поиграли.

ИЛИ-ИЛИ
КОНЕЧНО, МЕССИ!

– Рижские шпроты или красная рыба?

– Красная рыба.

– Кефир или молоко?

– Кефир.

– Чай или кофе?

– Чай.

– Лайма Вайкуле или Раймонд Паулс?

– Оба.

– В Юрмале на концертах или КВН бывал?

– Да, два или три раза. На Камеди не получилось.

– Электричка или автобус?

– Автобус.

– Рижское взморье или Средиземное море?

– Рижское взморье.

– Лионель Месси или Криштиану Роналду?

– Конечно, Месси!

– Евгений Малкин или Сидни Кросби?

– Малкин.

– Екабс, Микелис или Кришьянис Редлихс?

– Екабс.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
№ 37 Оскарс БАРТУЛИС

Защитник. Родился 21 января 1987 года в Огре (Латвия). Рост 190 см, вес 93 кг. Воспитанник школы «Рига Старс», выпускник школы «Призма» (Рига).

Карьера: ЦСКА-2 (Москва, Первая лига, 2003/04), «Монктон Уайлдкэтс» (QMJHL, 2004-2006), «Кейп Бретон Иглз» (QMJHL, 2006/07), «Филадельфия Фантомс» (АХЛ, 2007-2009), «Адирондэк Фантомс» (АХЛ, 2009-2012), «Филадельфия Флайерз» (НХЛ, 2009-2011), «Донбасс» (КХЛ, 2012-2014), «Барыс» (КХЛ, 2014/15).

Достижения: чемпион Главной юниорской лиги Квебека (QMJHL) (2006), обладатель Континентального кубка (2013), обладатель Приза принца Уэльского (финалист Кубка Стэнли-2010). Участник двух Олимпиад – в Ванкувере (2010) и Сочи (2014).

В первой лиге – 44 матча, 8 (2+6) очков.

В QMJHL (Лиге Квебека) – 220 матчей, 127 (29+98) очков.

В АХЛ – 193 матча, 50 (6+44) очков.

В НХЛ – 73 матча, 9 (1+8) очков.

В КХЛ – 162 матча, 27 (7+20) очков.

\\ 

Пресс-служба ХК «Адмирал»

Stolica.ru