.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Игорь Бобков: "Когда в Анахайме не продлили контракт, понял, что пора возвращатаься в Россию". 
9 декабря 2016 года. "Спорт-Экспресс". Михаил Зислис.

Вратарь “Адмирала” в интервью “СЭ” рассказал о своей реакции на первый вызов в сборную России, о том, чем помог ему пятилетний опыт игры в Северной Америке, а также о помощи мамы в отражении буллитов.

В СБОРНОЙ НАДО УЗНАТЬ, ЧТО ДА КАК

- Новость о приглашении в сборную свалилась как снег на голову?

- Никаких догадок и предположений на эту тему у меня не было. Но я не скрываю, что играю в том числе и для того, чтобы попасть в сборную. Всегда стараешься быть лучшим. Вызов в национальную команду - это большая честь. Я проснулся во вторник и увидел официальную новость, посыпалась куча сообщений на телефон. Больше всех радовалась моя девушка, так что теперь у меня есть еще один повод, чтобы пригласить ее в ресторан. Надо отметить это событие (смеется). В команде толком еще ни с кем не общался, так как у нас был выходной.

- С тренером вратарей сборной Рашитом Давыдовым уже говорили?

- Еще нет, но мы с ним давно знакомы. Он ведь в свое время работал с вратарями в юниорской сборной, составленной из игроков 1991 года рождения.

- Как оцениваете свои шансы закрепиться в сборной?

- В первую очередь для меня это будет ознакомительная поездка. Надо приехать, пообщаться с людьми, узнать, что да как. Дадут ли сыграть? Я буду делать все, чтобы такой шанс заслужить. Решать в любом случае тренерам.

- Прекрасно помню, с какими перепадами вы играли в прошлом сезоне, что изменилось сейчас?

- В том году мне нужно было немного адаптироваться после возвращения из Северной Америки, где я провел пять лет. Плюс активно работаю вместе с тренером вратарей Олегом Власовым. Мы просматриваем много видео, анализируем разные моменты. Все это приносит результат. И, конечно, нельзя не отметить нашу команду. В начале нынешнего сезона у “Адмирала” были проблемы, и мы много пропускали. Но потом ребята нашли свою игру. Без их помощи добиться такой статистики, какая у меня сейчас, было бы невозможно. В этом плане вратарь - зависимый человек.

- Неужели все так просто?

- Если бы все обращали внимание на то, как полевые игроки постоянно блокируют броски соперника и упрощают мне жизнь, то сделали соответствующие выводы. Часто говорят о самоотверженности хоккеистов “Сибири”. Они молодцы, но на их фоне мне за своих партнеров несколько обидно. Далеко не все заблокированные броски наших игроков считают правильно, что-то упускают. Хотелось, чтобы статистики работали более внимательно.

ПЕРЕЛЕТ В 10 ЧАСОВ - ЭТО МЕЛОЧЬ

- Права на вас принадлежали “Магнитке”, был ли шанс попробовать себя там?

- Я разговаривал с агентом, и он предложил вариант с Владивостоком. Как только на него согласился, все быстро было решено - мне перезвонили через два часа и сказали, что надо туда лететь.

- Насколько тяжело вам пришлось на Дальнем Востоке после США?

- Говорили, что это чуть ли не другая планета. Но чего-то необычного я не заметил. Здесь очень хорошие люди, мне все нравится. Перелеты? От них никуда не деться. Да, приходится тяжеловато. Однако надо адаптироваться и понимать, когда ложиться спать, что нужно твоему организмe. Обмануть его не получится. Я уже ко всему привык, и теперь для меня перелет в 10 часов - это мелочь.

- Как уживаетесь вместе с еще тремя российскими вратарями - Налимовым, Серебряковым и Третьяком?

- Я чуть постарше, чем они, но разница в возрасте у нас небольшая. Вратари в любом случае - это отдельная семья. Мы друг с другом общаемся на равных. У нас постоянно хорошая атмосфера, шутим, веселимся до тех пор, пока не выходим не лед.

- Если говорить о веселых историях, то слышал, что ваша мама, приехавшая из Сургута в Ханты-Мансийск поболеть за вас в матче с “Югрой”, в перерыве выиграла вратарский конкурс.

- Подробностей не знаю. Я сам это увидел только потом, когда мне прислали видео. Мама гол забила, а затем еще и буллит отразила. Насколько я понял, их на трибуне снимал фотограф. В этот момент подошел талисман “Югры” в виде мамонтенка и предложил принять участие в конкурсе. Мама такие вещи любит, поэтому согласилась и спустилась на лед.

- Организаторы знали, кого пригласили?

- Нет, все случайно получилось. Она сама потом объявила.

- Возникает вопрос, это вы ее так натренировали или она вас?

- Скорее, она меня (смеется).

ПЯТЬ ЛЕТ НАЗАД ПАНАРИН БЫЛ СОВСЕМ ЩУПЛЫМ

- В 2009 году вы были признаны лучшим вратарем юниорского чемпионата мира, потом самым ценным игроком финала МЧМ-2011 в Баффало. С тех пор о вас забыли, и перед прошлым сезоном пришлось все начинать с нуля.

- У меня была серьезная мотивация, ведь в КХЛ я приезжал новичком, не сыгравшим в России ни одного матча на взрослом уровне. А в том, что пришлось снова все доказывать, не вижу ничего страшного. Для спортсмена это нормальная ситуация.

- Почти все ваши партнеры по золотой молодежке образца Баффало-2011 на хорошем счету, те же Тарасенко, Панарин, Кузнецов, Зайцев здорово смотрятся в НХЛ, играют в сборной. Не обидно?

- За всех, с кем я играл, только радуюсь. Парни - молодцы, что пробились на такой уровень. У каждого свой путь, поэтому, надеюсь, у меня все впереди. Я рук не опускаю.

- Сильно вас удивило, что Панарин со своими габаритами заиграл в НХЛ?

- Тогда он был совсем щуплым, не выделяясь в плане “физики”. Зато потом окреп, возмужал. Я не видел, как Панарин играл в СКА два года назад, поскольку сам был в Северной Америке, но мне говорили, что Артем уже тогда такие вещи вытворял на льду!

- О том турнире часто вспоминаете?

- При случае бывает. Иногда вспоминают о том, в каком году молодежная сборная России в последний раз выиграла золотые медали чемпионата мира, победив в финале канадцев. Тогда на меня сразу пальцем тыкают, “этот парень там был”.

- Пять лет, проведенных в Северной Америке, - это потерянное время?

- Нет, это большой опыт. В том, что я не смог пробиться в НХЛ через систему “Анахайма”, есть и моя вина. Для того чтобы сразу заиграть в этой лиге, надо быть очень одаренным вратарем, как Флери или Прайс. Таких людей мало, и сам путь в НХЛ очень сложен. Остальным приходится пробиваться через АХЛ. Мне давали шанс, но не получилось. Сложно сказать, чего именно не хватило. В первую очередь надо покопаться в себе. Может, не было достаточной уверенности. Винить кого-то, кроме себя, я не вижу смысла.

- Когда поняли, что надо возвращаться?

- С учетом игры в юниорах я провел в Северной Америке пять лет. По средним и низшим лигам покатался достаточно и какого-то прогресса у себя уже не видел. Да и ко мне отношение поменялось, в “Анахайме” решили не продлевать со мной контракт. Тут я и решил, что надо что-то менять и возвращаться в Россию.

- Тренер вратарей “Лондона”, за который вы два сезона провели в лиге Онтарио, говорил мне в свое время, что Бобков талантлив, но немного ленив, и его надо постоянно подталкивать. Сейчас в “Адмирале” о вас все отзываются как большом профессионале.

- Билл мне много дал, а сам он только в прошлом году ушел из “Лондона”. Сейчас работает скаутом по вратарям, кажется, в “Аризоне”. Уже в свой первый год в “Лондоне” я открыл для себя столько нового и полезного, увидел, как занимаются люди, делая шаг за шагом на пути во взрослый хоккей. У ребят совершенно другой менталитет, они знали все, что им нужно делать, чтобы попасть в лучшую лигу мира. Тренеры научили меня быть тем, кем я сейчас есть, и относиться к своим обязанностям максимально профессионально. Я стал вести себя совсем по-другому.


Stolica.ru