ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Владимир Ткачев: “В зоне атаке всегда есть возможность импровизировать”
7 ноября 2016 года. "Спорт-Экспресс". Марат Сафин.

Нападающий “Ак Барса”, признанный “СЭ” лучшим игроком октября в КХЛ, рассказал о начале своей карьеры и игре за казанский клуб, а также поделился мнением о нюансах перехода из детского во взрослый хоккей.

- В этом году изменения в игре “Ак Барса” бросаются в глаза: сейчас он демонстрирует намного более активный хоккей, нежели раньше.

- Да, сейчас очень много рассуждений по поводу наших равных четырех звеньев. Исход матча может решить любое. Между ними нет разделения по задачам - у каждого звена они одни и те же: прессинг, агрессивный хоккей в чужой зоне. Может, действительно что-то и поменялось, но основная концепция игры осталось прежней. На площадке у нас одна задача, мы все стараемся ее выполнять, и у нас в прошедшем месяце это неплохо получалось.

- Играя в чересчур схематичный хоккей, многим атакующим игрокам порой сложно продемонстрировать свой потенциал. Как вы себя чувствуете в схемах Билялетдинова?

- Конечно, есть определенные стандарты. Но они больше касаются зоны обороны, нейтральной зоны. В зоне атаки у нас есть возможность для импровизации. Тренеры говорят, что мы, игроки, можем договориться между собой, придумать какие-то свои собственные наработки. Главное - придерживаться основных принципов. Например, чтобы третий игрок всегда бежал назад.

- В этом году у вас изменилась роль в команде, вы постепенно вышли на лидерские позиции. Изменились ли ощущения в связи с этим?

- Когда ничего от тебя не ждут, у тебя развязаны руки. Когда наоборот - выше ответственность. С одной стороны, это может сковывать, но вместе с этим на тебя возлагается определенное доверие. При нем есть поддержка и от тренерского штаба, и от партнеров.

- Сейчас у вас нет постоянных партнеров по звену. Есть Чибисов, а на другом краю выходят то Жуков, то Лукоянов или Лазарев. Как вам удобнее - когда есть постоянные партнеры или когда происходит ротация?

- Если учитывать, что мы играем по единой системе, то все игроки должны универсально в нее встраиваться. С другой стороны, взаимодействие получается, когда есть сыгранность и взаимопонимание, хорошее общение вне льда. Идеал - это известная всем тройка “Ак Барса” Зиновьев - Морозов - Зарипов. Они решали исходы игр и порой уже могли не разговаривать друг с другом, настолько хорошо взаимодействовали. Конечно, тренеры должны искать такие сочетания, а для этого всегда можно пробовать, кого-то менять. Разумеется, когда это делается каждую игру, то это не очень удобно.

НЕ СЧИТАЮ, ЧТО В РОССИИ ПРОПАСТЬ МЕЖДУ ЗАЩИТНИКАМИ И НАПАДАЮЩИМИ

- Многие игроки выстреливают в юном возрасте. У вас процесс выхода на лидирующие позиции шел поэтапно. От чего это зависит?

- Тут нет какого-то одного определенного фактора. Многое зависит от условий, которые есть у молодого игрока. В основном они касаются игрового времени. Если ты оправдываешь его, то оно увеличивается, значит, тебя не зря ставят в состав. Ну и, конечно, игрок всегда должен быть нацелен на труд - продолжать развиваться в любом возрасте, в любой ситуации идти только вперед. Есть компоненты, которые закладываются в юном возрасте и исправить которые потом практически невозможно. Например, многие элементы катания. Но есть и другие, незначительные вроде бы детали, которые потом оказываются значительными: быть в нужном месте в нужное время, набрать нужную скорость в определенный момент, пытаться быть лучшим не только когда ты с шайбой, но и когда играешь без нее.

- На стадии перехода из детского хоккея в молодежный, а затем и профессиональный теряется большое количество игроков. Как игрок, прошедший через МХЛ и ВХЛ, какой совет можете дать ребятам, мечтающим стать профессионалами?

- Как говорили нам тренеры во второй команде, а они общались с тренерами первой, главное - выполнение игрового задания. Всегда нужно делать то, что от тебя требует тренер. Когда впервые выходишь играть за команду мастеров, от тебя не требуют сразу набирать очки, а нужно лишь делать то, что просят. А уже потом проще отталкиваться от этой основы. Затем уже можно делать интересные ходы, выбирать нестандартные решения. Но всегда нужно придерживаться системы игры, чтобы было видно, что ты правильно принимаешь все установки.

- Нет ли ощущения, что сейчас многие детские тренеры перебарщивают с игровым заданием: порой ребенок может играть правильно, грамотно занимать позицию, находить простейшие решения, но в какой-то момент перестает учиться? Вырастая, он уже боится импровизировать.

- Раньше в детском хоккее такого не было. Главное было - забить гол. Для нападающих. А игровое задание отходило на второй план. Я думаю, место для импровизации есть всегда. Тем более оно должно быть у детей. Есть основа, азы, которые нельзя нарушать. А все остальное, тем более в зоне атаки, всегда можно пробовать. Конечно, может не получиться, но из неудавшегося момента всегда есть выход. Кто-то может подстраховать, а ты сделаешь правильные выводы.

- Как тогда быть с позицией центрального нападающего, на которой вы играете? Она в России тоже давно считается дефицитной.

- Никогда не задумывался об этом. Считаю, в каждой команде есть достойные центральные нападающие, которые выступают на высоком уровне при достаточной конкуренции. В “Ак Барсе” у нас сильные мастеровитые центры, которые могут и забить, и отдать передачу.

- Вы не ездили в Северную Америку, ни в юниорские лиги, ни в АХЛ. Почему?

- Меня задрафтовали, когда мне было 18 лет. Но меня не отпустили из “Ак Барса”, хотя тогда я хотел поехать. А ехать туда в 21 год, когда у тебя нет практики в КХЛ, - смысла уже нет. Чтобы пытаться пробиться в НХЛ, нужно сначала поиграть здесь, показать себя.

Илья НИКУЛИН ПОДДЕРЖИВАЛ СОВЕТОМ

- Вы родились в Днепропетровске, а первые шаги в хоккее делали в Киеве, где развитие хоккея тогда уже пошло на убыль. Насколько тяжело было переходить в “Ак Барс”, где одна из сильнейших школ в стране?

- Скорее проблемы были в бытовом плане, нежели в хоккейном. Ребенку одному очень тяжело. Со мной переехала мама, она мне очень сильно помогала. Конечно, после того, как ты жил в комфортных условиях, а потом переехал в номер, где живет 6 человек, очень сложно придерживаться какого-то режима, графика. Каждый живет по-разному, так, как привык обычно, и это нормально.

- Известно, что вы много читаете, и, как правило, серьезную литературу. Сейчас большинство молодых людей читают очень мало. Не испытывали ли дискомфорта в связи с тем, что не с кем было поделиться своим интересом?

- Помимо партнеров по команде есть же и другие люди, друзья, с которыми можно обсудить что-то помимо хоккея. Так что дискомфорта не чувствовал. Что касается шуток по поводу “занудства” и прочего, то было следующее. В Казани меня определили в спортивный класс. А в Киеве я учился в гимназии, входившей в тройку лучших на Украине. И в первый день я без труда ответил на все вопросы, которые мне задавали, и потом меня сразу перевели в другой, где уже меня никто не подкалывал.

- Помните, когда впервые попали в первую команду?

- Это были непередаваемые эмоции. В первое время не все получалось, но старшие ребята не стали меня “поддушивать”. В первые дни помогал Илья Никулин, всегда поддерживал советом. Помню, когда я играл свой первый сезон, получил травму Алексей Терещенко, и мне приходилось выходить на лед достаточно часто для молодого игрока, и ребята меня все время подбадривали. Иногда указывали на ошибки, но все это было по-доброму, негатива или чрезмерного давления я не испытывал.

В СБОРНУЮ НИКТО НЕ ПРИЕЗЖАЕТ ПРОСТО ТАК

- Поддерживаются ли в “Ак Барсе” победные традиции? Ведь людей, которые выигрывали в свое время Кубки, в команде почте не осталось.

- Каждый коллектив создается по ходу сезона. Через победы, поражения, какие-то трудности. Чем больше мы становимся ближе, общаемся, тем больше чувствуем ответственность за команду, друг за друга. Последние месяцы мы провели довольно неплохо, потому что победы нас сплотили. Нам хочется выигрывать и дальше - от этого получаешь удовольствие. Вот именно так победный коллектив, на мой взгляд, и создается.

- В прошлом сезоне команда как раз шла не очень хорошо. Как удавалось психологически переживать неудачи?

- По ходу прошлого сезона влилось много молодых ребят. Матчи проводили очень неровно. Часто обыгрывали сильные команды и уступали менее сильным. Сейчас стараемся, чтобы этого не повторялось.

- Какие ощущения от пребывания в нынешнем составе сборной? С одной стороны, в ней собраны ведущие игроки своих клубов, с другой - нет признанных лидеров.

- Никаких необычных ощущений в связи с этим нет. Получился дружный коллектив. Все ребята с детства знают друг друга. Все прекрасно понимают ответственность, то, что от нас требуется, никто не приехал сюда просто так. Все хотят биться друг за друга.

- С кем из партнеров давно знакомы?

- Валеру Ничушкина хорошо знаю. Вместе играли на молодежном чемпионате мира. Ребят из “Сибири”. С ними познакомились недавно, но сложились хорошие отношения. Но общаюсь вообще со всеми. Это очень легко и здорово, когда к любому можно подойти и поговорить о чем-то. Вообще в команде созданы прекрасные условия. Это касается и бытовых, и спортивных моментов. Хорошо работает служба видеоаналитики, нам на планшеты выгружают все наши смены, а также другие игровые моменты. Это помогает на своем же примере улучшить свою игру и обсудить ее с партнерами.

В первые дни в “Ак Барсе” помогал Илья Никулин, всегда поддерживал советом. Помню, когда я играл свой первый сезон, получил травму Алексей Терещенко, и мне приходилось выходить на лед достаточно часто для молодого игрока, и ребята меня все время подбадривали.

Раньше в детском хоккее не было проблем с импровизацией. Главное было - забить гол. Для нападающих. А игровое задание отходило на второй план. Я думаю, место для импровизации есть всегда. Тем более оно должно быть у детей. Есть основа, азы, которые нельзя нарушать.