.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

15 октября 2012 года.
Крис Холт: "Выбирал между бейсболом и хоккеем" // Официальный сайт "Автомобилиста".

Вратарь «Автомобилиста» Крис Холт – человек неординарный. Он не только отменный хоккейный голкипер, но и неплохого уровня музыкант. Беседовать с ним – одно удовольствие. Отвечая на вопрос, Крис всегда старается обосновать своё решение, приводит любопытные примеры и зачастую в беседе открывается новая тема.


По совету отца
–Насколько я знаю, в США наиболее популярны американский футбол, бейсбол, баскетбол? Почему вы выбрали хоккей?
–Вы забываете, что я родился в Ванкувере. Моя мама – американка, отец – канадец. У меня есть паспорта обеих стран. Но всё моё детство прошло в Ванкувере, то есть в Канаде, где именно хоккей является самым популярным видом спорта. Но я действительно играл в бейсбол параллельно с хоккеем, и неплохо получалось: всё время входил в различные сборные. Но когда мне исполнилось 13, мы с отцом решили, что пора выбирать что-нибудь одно.
–У вас отец тоже занимался спортом?
–Да. Он играл в хоккей, но как любитель.
–Разумеется, он посоветовал хоккей?
–Так и есть. Но мы стояли ещё перед одним выбором. В хоккее я играл на двух позициях – вратаря и защитника. И мы решили, что отныне я буду только вратарём. В 16 лет я уехал из Ванкувера в США, в штат Монтана, чтобы продолжать свою хоккейную карьеру.

НХЛ или КХЛ?
–Ваши дела пошли на лад. В 2003-м на драфте НХЛ вас выбрал «Нью-Йорк Рейнджерс». В НХЛ вы сыграли два матча – за «Нью-Йорк Рейнджерс» и «Сент Луис Блюз». В обоих вышли на замену, в обоих не пропустили ни одной шайбы. Именно последнее дало вам повод в одном из интервью назвать их самыми лёгкими?
–Это не совсем так. Я хотел сказать, что в НХЛ вратарю играть проще, чем в КХЛ. Маленькая площадка, каждый игрок знает, какую позицию занимать ему в каждом конкретном случае. Обыграть защитника один в один практически невозможно. И если иг-рок соперника оказывается на ударной позиции, то, можете не сомневаться, что он бросит по воротам. Там всего 5-6 явных голевых моментов за игру, в то время, как в КХЛ их может быть порядка 15. И эта перепасовка, от которой кругом идёт голова…
–Знаменитый канадский вратарь Кен Драйден, участвовавший в суперсерии 1972 года, писал в своей книге, что во время одной из таких перепасовок он не выдержал и закричал владевшему шайбой советскому игроку: «Да бросай же ты, чёрт возьми!»
-О’кей (смеётся). Я не кричал, но мне тоже хотелось так сделать. Здесь в момент атаки соперников вратарю требуется очень долго сохранять предельную концентрацию, не каждый на это способен. В то время, как у нападающего или защитника на большой площадке появляется дополнительное время, чтобы принять решение. Именно поэтому полевому игроку из НХЛ освоиться в КХЛ значительно проще, чем вратарю.
–В КХЛ вы сыграли два сезона за рижское «Динамо». Многие считают, что команда оба раза прыгнула «выше головы«…
–Согласен. Ребята наступали на горло собственной песне, подчиняя всё интересам команды, не боялись бросаться под шайбу, смело шли в борьбу. Мы в «Автомобилисте» тоже должны стремиться к этому. Каких-то звёзд первой величины в Риге, как и у нас, не было.
–Вам 27 лет, вы играете в КХЛ. Тему НХЛ считаете для себя закрытой?
–Мне трудно ответить на этот вопрос однозначно. С одной стороны, я бы, конечно, хотел поиграть в сильнейшей лиге мира. С другой – там ещё предстоит пробиваться наверх, что-то доказывать. А здесь на второй год выступлений я стал участником «Матча звёзд» Лиги. У меня есть определённая репутация, мне есть, что терять.
–Ну, в нынешнее межсезонье возвращаться в НХЛ в любом случае не стоило…
–Это так. В локаут многие остались без работы и перешли в клубы других Лиг. А там есть свои игроки. И первый вратарь этой команды стал вторым, второй – третьим...

Чем больше бросков – тем лучше
–Знаменитый советский вратарь Владислав Третьяк говорил, что ему нужно играть абсолютно в каждом матче, чтобы быть в форме…
–Я не могу последовать его совету, потому что иностранный вратарь в КХЛ может провести максимум две трети общего игрового времени. Но Третьяк прав. И если кто-то из вратарей скажет вам, что ему удобнее играть через матч – он лжёт. Допуская какие-то ошибки, ты можешь их исправить только в следующей игре, а вовсе не сидя на лавке. Это нонсенс – игрок, неважно – вратарь или полевой, желающий пропускать матчи по собственной воле.
–Скажите, как вы сами оцените свою игру за «Автомобилист»? Это ваш привычный уровень, играете ли вы в целом лучше или хуже обычного?–Наверное, привычный. Есть матчи, где я помог команде победить, хотя соперник играл не хуже. Но качество игры – вопрос очень неоднозначный. Вот проиграли мы «Словану» (0:1). Один пропущенный гол при 37 бросках в створ – это очень немного. Но мне могут сказать: «Парень, о’кей, ты играл хорошо! Но в такой игре нам нужен вратарь, который бы не пропустил ничего».
–37 бросков в створ – не чрезмерная ли это нагрузка?
–Нет проблем, это моя работа. 10 бросков за 10 минут – всегда лучше, чем ни одного. Скорее, можно посочувствовать в этом матче голкиперу «Слована», в створ ворот которого попали 13 раз. Играть в таком ритме чрезвычайно сложно.

Великая победа в 1980-м
–В прошлом сезоне вы дважды сыграли за сборную США. Каковы перспективы вашего дальнейшего выступления за неё?
–Я играл за юниорскую сборную США. Потом восемь лет обо мне не вспоминали. Мне трудно сказать, решат ли меня привлекать в команду в дальнейшем.
–Как вы считаете, в какое количество лучших вратарей страны вы входите? В пятёрку, десятку, двадцатку?
–Мне пришлось бы очень долго анализировать игру всех своих соотечественников-вратарей, многих из которых я даже не знаю. Так что у меня нет ответа на этот вопрос.
–У нас в стране многие считают лучшим достижением американского хоккея победу сборной на Олимпиаде-1980 в Лейк-Плэсиде. А в США? Правда, вас тогда ещё не было на свете…
–Не было, но я много знаю об этом. Конечно, это самая великая победа сборной США. Та сборная, несомненно, не была самой сильной за всю историю американского хоккея. Например, команда, игравшая с канадцами в финале Олимпиады-2002, намного выше по классу. Но если говорить именно о достижениях, то вы правы. В решающем матче тех Игр хоккеисты из университетов обыграли профессионалов высшей марки.

Пока не до музыки
–Вы – гитарист любительской группы «Billy Blasters». О профессиональной карьере не задумывались?
–Я очень люблю музыку. Но нельзя заниматься сразу несколькими делами на профессиональном уровне. Что-то должно быть первым, что-то – вторым. Посмотрим, что будет после завершения карьеры.
А песни собственного сочинения у вас есть?
–Да. В моём нынешнем репертуаре – одна. Я написал и стихи, и музыку.
–О чём она?
–О семье. Точнее, говоря, как трудно человеку одному, когда семья далеко.
–Насколько я знаю, в Риге вы бывали на музыкальных студиях…
–Я даже записал там диск.
–А здесь, в Екатеринбурге?
–Нет. Хотя у меня были предложения. Ребята предлагали поиграть в их группе, к сожалению, не знаю даже, как она называется. Но я отказался.
–Почему?
–Я думаю, сейчас это неуместно. Матчи идут один за другим, команда чаще проигрывает, а вратарь думает о своей музыкальной карьере. Не думаю, что это было бы правильным. В Риге я записал диск, когда для этого был более подходящий момент.

Автографы в «Гринвиче»
–В Екатеринбурге вы бывали и до выступлений за «Автомобилист», с рижским «Динамо»…
–Да, мне показалось тогда, что это тёмный и занесённый снегом город. Но когда приехал сюда летом, изменил своё мнение. Я даже написал об этом жене – оказывается, здесь очень даже неплохо.
–Почему на вашем шлеме изображены Де Геннин и Татищев? Откуда вы знаете о них?
–Когда друзья Саввы Бородина разрисовывали мой шлем, я попросил, чтобы на нём непременно присутствовала какая-то местная символика. Когда мне сказали, что эти парни – основатели Екатеринбурга, я согласился: «О’кей, это то, что нужно!».
–Как вы проводите свободное время?
–В основном, дома. Играю на гитаре. Смотрю фильмы. Сижу в Интернете.
–Вас узнают на улицах? Я не имею в виду болельщиков, поджидающих игроков у выхода КРК «Уралец»…
–Да. В «Гринвиче» ко мне подходили несколько раз. Жали руку, брали автографы. Было очень приятно.
–Когда мы пришли в пресс-центр, я предложил вам прочитать то, что написано на табличке. Вы сказали быстро и не по слогам: «Чада Ростислав, главный тренер «Слована». В изучении русского вы добились успехов…
–Мне кажется естественным, когда человек стремится говорить на языке страны, в которой живёт. Но я бы не сказал, что уже очень далеко продвинулся.
–Раньше, до приезда в Екатеринбург, вам наверняка доводилось играть в одной команде с русскими хоккеистами. Кто был первым из них? Можете ли кого-то назвать своим другом?
–Вообще, я как-то не акцентировал внимания на национальности хоккеистов, с которыми играл. Выступления в одной команде здорово объединяют, и все партнёры – мои друзья. А вот кто был первым… По-моему, нападающий Фёдор Фёдоров. Да, точно. Мы с ним играли в АХЛ за «Хартфорд» в сезоне-2006. Чуть позже в том же «Хартфорде» выступал Артём Анисимов, затем, в «Пеории» – Николай Лемтюгов.
–И последнее. У «Автомобилиста» сложное турнирное положение, болельщики разочарованы. Что бы вы могли им сказать?
–Сказать… Наверное, лучше здорово играть, чем что-то говорить. Но хорошо, скажу: «Приходите на наши матчи. Вы понимаете, что ваша поддержка важна для нас, но, думаю, даже не представляете в какой степени!».

Stolica.ru