.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

25 июня 2014 года. 
Леонид Вайсфельд: Кто-то хочет не выиграть, а купить Кубок Гагарина… // sportbox.ru

Генеральный менеджер «Автомобилиста» Леонид Вайсфельд рассказал, чем плох новый регламент КХЛ, а также назвал последствия того, что президент США Барак Обама не позвонил главе ФХР Владиславу Третьяку.

— На днях ожидается принятие нового регламента КХЛ. У вас есть претензии к авторам?

- Нас ведь особо никто не спрашивает, — сказал Вайсфельд. — За последнее время один раз совещание провели и на этом все закончилось. Нравится нам, не нравится — от этого ничего не меняется. Поэтому спокойно на эти вещи смотрю: получим регламент, тогда и будем думать, как по нему работать.

— В том варианте регламента, который был разослан клубам, есть кардинальные изменения по сравнению с прошлым?

- Например, белорусы не будут считаться легионерами. Хотя лично мне от этого ни жарко, ни холодно. Просто медицинский факт.

— Странно, что белорусы не легионеры, а казахи — легионеры, хотя и с Белоруссией, и с Казахстаном у России единое экономическое пространство. Это потому, что Назарбаев Третьяку не позвонил?

- Ну, да. И Обама не позвонил, поэтому американцы тоже легионеры.

— Будет ли действовать в следующем сезоне правило выведения звезд за потолок зарплат?

- Нет, теперь никого за потолок выводить нельзя. Но что самое плохое в новом регламенте? У нас снова практически официально разрешили превышать потолок зарплат путем введения так называемого налога на роскошь. Кто-то, видимо, хочет купить Кубок Гагарина. Но как его купишь? Его выиграть надо.

— С какой целью это сделано? Ведь очевидно, что одно противоречит другому?

- Главный аргумент идеологов налога на роскошь — привлечение звезд в лигу. Но тогда лучше вывести одного или двух человек за потолок, но снизить сам потолок. В лиге 28 команд, каждой команде по звезде — вот вам 28 звезд, а если двоих выводить, то получается 56 звезд. Столько даже и не наберется.

— Другой благовидный предлог возвращения налога на роскошь — помощь командам, испытывающим финансовые проблемы.

- Ага, сначала они помогают утопающим, а потом 16 игроков из клуба-банкрота переходят в одну команду. Хороша помощь. С моей точки зрения, введение налога на роскошь — это нонсенс. Нам надо потолок зарплат снижать, а мы с помощью налога на роскошь фактически его увеличиваем. Что я могу сказать? Именно поэтому всякий интерес потерял к процессу законотворчества: просто жду, когда выйдет эта глянцевая книжка.

— Принято ли предложение, по которому россияне не считались бы легионерами для иностранных клубов?

- Это Третьяк хочет сделать, но в регламенте, по-моему, такого нет. Да и много ли россиян в иностранных клубах? Может быть, их и брали бы, но ценники отпугивают. Но мне вот что непонятно: Третьяк ратует за сокращение лимита на легионеров, но при этом делает белорусов не легионерами. Как-то не стыкуется.

— Одной из инициатив клубов была разработка механизма сокращения зарплат игрокам, выставляемым на драфт отказов.

— Слава Богу, хоть это приняли. Вернее сказать, продавили. Пожалуй, одно из немногих зравомыслящих решений. Простая ситуация: допустим, я предвзято к игроку отношусь и выставляю его на драфт отказов. Если он действительно сильный игрок, за ним должна выстроиться очередь. А если его за эти деньги никто не берет, только в этом случае ему снижается зарплата.

— Снижение будет двухступенчатым?

- Первоначально предлагали вариант 20+20, но вроде бы сделали сразу на 40 процентов.

— Со следующего сезона клубы обязаны включать в заявку не четырех, а двух молодых игроков. Облегчение?

- Да нам-то какая разница: сказали двоих молодых — значит, двоих; скажут восемь — будет восемь. Ведь никто не заставляет обязательно заявлять молодых. Не хочешь — вообще ни одного не заявляй, но тогда играй в 18 полевых. Но я бы хотел, чтобы мне кто-нибудь объяснил логику: я понимаю, что 1995 год рождения в лимите — они на молодежном чемпионате мира будут играть. Но 1994-й-то с какого перепугу? Для чего?

— В предыдущем регламенте был прописан только минимальный размер оплаты труда молодых игроков. Следовало ли обозначить и максимальные границы, как это сделано в НХЛ?

- Может быть, и следовало, но, на мой взгляд, это не принципиально. Никто не дает никому каких-то безумных денег. Ребята, которые подписывают первый профессиональный контракт, как правило, все на «минималке» — 150 000 рублей в месяц или 1,5 миллиона рублей в год, если человек играет в основной команде. Но тут все зависит от того, в каком раунде тебя выбрали. Бывает и так, что игрока никто не выбрал, но, к примеру, он наш воспитанник, и мы видим, что парень действительно талантливый, тогда можем дать ему зарплату первого раунда. Чем это обоснуем? Ничем, просто так хотим. А если это условный Кузнецов, который входит в число лучших бомбардиров лиги, то клуб имеет право заплатить ему и в два, и в три раза больше.

— Руководители клубов возмущаются: молодежь, получив первые деньги, перестает работать.

- Мы тут недавно обсуждали: один наш молодой игрок сфотографировался в «Бентли» и выставил фотографию в соцсетях. Но это не его машина, он покататься у кого-то взял. А народ смотрит, народ это раздражает. Это все не от большого ума. Конечно, пытаемся объяснить, но запретить не можем.

Екатерина Балева, Sportbox.ru

Stolica.ru