.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

13 июля 2013 года.
Сергей Федоров: Торчетти уже учит русский язык // "Советский Спорт"

В четверг Сергей Федоров пришел в редакцию «Советского спорта», где полтора часа откровенно отвечал на вопросы журналистов отдела хоккея и наших читателей. Вчера мы публиковали первую часть этого интервью. Сегодня – его завершение.

ВОПРОСЫ ЖУРНАЛИСТОВ

«В АМЕРИКЕ БОЯТСЯ РУССКОГО МЕНТАЛИТЕТА»

– Главным удивлением лета до того, как рванула бомба с Ильей Ковальчуком, стало назначение наставником ЦСКА малоизвестного американца Джона Торчетти. Объясните свое решение.

– Я пока его не афиширую. Хочу увидеть человека вживую, чтобы ничего не сорвалось. Контракт физически еще не подписан. И Торчетти не получил визу, поэтому пока не прилетел в Россию. Это связано с законами РФ по трудоустройству иностранцев. Небыстрый процесс.

– Вы были раньше знакомы с Торчетти?

– Нигде и никогда не пересекался с Джоном.

– Но у вас же был большой выбор кандидатов!

– Только он быстро испарился. Все-таки Россия – это Россия. КХЛ лишь пять лет. Не все профессионалы в Северной Америке понимают, как здесь нужно работать.

– Побаиваются?

– Конечно. И газеты там пестрят фразами «русский менталитет». Хотя для меня это позитивное понятие.

– Вячеслав Буцаев неплохо показал себя как главный тренер ЦСКА. В плей-офф вы проиграли лишь будущему чемпиону «Динамо». Не было мысли его оставить?

– Такая серьезная мысль была. Но решение приняли другое. Моя позиция – нам всем есть чему поучиться у североамериканских специалистов такого ранга.

К этому сезону мы собрали более опытную команду. Но этих умелых игроков надо правильно организовать.

– А почему контракт подписываете сразу на три года?

– Не согласен с вами. Так написала пресса Миннесоты. Но о таком сроке не может быть и речи! А технику контракта я оставлю в тайне.

– Кто станет помощником Торчетти?

– Старший тренер – Вячеслав Буцаев, а также Сергей Зубов как тренер по защитникам. То есть штаб будет состоять из людей, имеющих североамериканский опыт. И если интересно, в свое время Торчетти работал тренером Буцаева. Они знакомы.

Также в штаб войдет Дэниел Брукс – сын известного наставника Херба Брукса, который в 1980 году выиграл Олимпиаду со сборной США.

– Иностранцам в критические моменты трудно донести на английском свою мысль до русских игроков.

– Вот здесь Зубов и Буцаев очень помогут. И почти все наши хоккеисты хорошо владеют английским языком. Более того, я узнал, что Джон уже учит русский! Если б мы жили в Советском Союзе, это было бы обязательным пунктом программы, – улыбается Федоров. – Я до экстрима доводить не хочу. Но эта инициатива Торчетти нам понравилась.

– Он ни разу не работал главным тренером в НХЛ.

– Джон всегда был востребован. Входил в штаб «Чикаго», который в 2010 году выиграл Кубок Стэнли. Отвечал там за большинство и защитников. Торчетти остался бы у «ястребов», но его учитель Рик Дадли попросил помочь в других командах.

– У вас в Попечительский совет входил Вячеслав Быков. Как с ним выстраивалась работа?

– Мы общались раз в месяц по разным хоккейным вопросам. Тесного контакта не было, но мы всегда понимали друг друга, разговаривали как друзья и соратники.

– Быков являлся кандидатом на пост главного тренера?

– Вопрос оставлю без комментариев, чтобы не открывать ящик Пандоры. Хочу избежать спекуляций на эту тему.

«БРАТ БУДЕТ НАЗЫВАТЬ МЕНЯ ПО ОТЧЕСТВУ»

– Какая логика в обмене чемпиона мира Евгения Рясенского на защитника СКА Андрея Первышина?

– Мы знаем, как играет Женя и как он может играть. Это два разных понятия. Пытались доказать Рясенскому, что он способен выступать намного лучше. Ответной реакции не получили.

У каждой команды свой стиль. Мы видим Первышина в системе ЦСКА. Я сам играл против него в «Магнитке», выступая против Омска. Андрей показывает уровень хоккея, который нас очень устраивает.

– Как вы подписали Алексея Морозова? Не хотели взять его в связке с Данисом Зариповым?

– Хотели именно так, тем более у них общий агент. Мы не дремали, зная, что на рынок выйдут такие большие игроки. Но прикинули, что можем себе позволить. Решили взять только Алексея. Одна из причин – чтобы вписаться под потолок зарплат.

– Морозов сразу принял ваше предложение?

– Не все так просто. Сначала сошлись интересы. Потом разговаривали о финансах с агентом. Алексей задавал вопросы спортивного плана. На это нужно время.

– А сложно проходили переговоры Сергея Федорова с Федором Федоровым?

– Сложно. Что вы смеетесь? Ну да, мой младший брат. Но я делал свою работу как менеджер. Разговаривал с агентом, без игрока. Хотя понимал, что опаздываю по срокам.

– Федор вас в клубе будет называть по имени-отчеству?

– Я надеюсь. И это правильно, по-деловому.

– Почему так много нашей молодежи уезжает в НХЛ? За детской мечтой?

– Я сам был частью этой мечты. Создавал ее долго и упорно, – смеется Федоров. – А вообще НХЛ – это машина. Там очень интересно. Просто интересно, и все.

Там выступают лучшие хоккеисты мира. По 20 тысяч зрителей болеют за тебя или против. Это вызов самому себе. И огромный опыт от «А» до «Я» – хоккей, быт… Вот молодые и тянутся к этому миру, который не похож на Россию.

«С МАРКЕТИНГОМ МЫ НЕДОРАБОТАЛИ…»

– Вам не было обидно, когда на матчах первого раунда плей-офф со «Львом» во Дворце ЦСКА собирались по 2,5 тысячи зрителей?

– Руки от этого не опускаются, но разочарование есть. Признаю, мы должны работать лучше, привлекать зрителей на трибуны. Начинать надо с буфетов. Люди приходят усталые с работы, хотят выпить чаю и перекусить.

Дворец должен стать более привлекательным, и речь не о косметическом ремонте. Мы хотели бы видеть семьи на трибунах. Кроме московского дерби, когда болельщики иногда выходят за рамки приличия, – улыбается Федоров. – Но департамент маркетинга нам нужно подтянуть.

– А почему в минувшем сезоне этого не сделали?

– Однозначно не скажешь. Но признаю – мы недоработали. Не получилось создать условия. Говорю о еде, сувенирах, комфорте… Критика в наш адрес заслуженная.

Вообще мы испытываем дефицит в кадрах, которые реально могут помочь возрождению клуба. Нам не хватает профессионалов.

– Правда, что ЦСКА хочет построить новый стадион в Красногорске?

– Такой проект был, но сейчас отставлен в сторону. Прорабатываем другие варианты. Не хотел бы за кого-то говорить. Я просто не в курсе, и это не моя прямая ответственность.

– А какой стадион желаете в идеале?

– Давайте пофантазируем. Это многофункциональная арена на 18–20 тысяч зрителей. Там проводятся концерты, баскетбол, лакросс, хоккей, мини-футбол… Расположена в месте с удобным подъездом. Чтобы люди могли спокойно и безопасно запарковаться, а машина никуда не делась бы после шоу. Чтобы на нас ходили все: семьи, молодежь, пенсионеры.

– Можно снести существующий стадион и построить новый?

– Это нереально. На Ленинградке мало земли. Будет очень тесно.

ВОПРОСЫ БОЛЕЛЬЩИКОВ

«НА СБОРЫ ЦСКА БЕРУ КРОССОВКИ»

– Пользователь с ником IvanMac интересуется: как складывается утро главного менеджера?

– Просыпаюсь, привожу себя в порядок. Если есть возможность – завтракаю. Или просто пью кофе и еду на работу. По дороге составляю график дня. Когда приезжаю в клуб – смотрю новости. Или руководитель нашей пресс-службы Александр Бедарев вводит в курс дела, что пишут о ЦСКА.

– Пишут разное.

– Не критикуют того, кто ничего не делает. А мы что-то пытаемся.

Lorbek: – Есть ли шанс у Прохоркина и Гусева, которые выигрывали Кубок Харламова с «Красной армией», попасть в первое-второе звено ЦСКА?

– Шанс есть. Мы подтягиваем молодежь, работаем с ней. Все в их руках. Ребята – молодцы, проводят лето в активных тренировках. Надеюсь, они себя проявят.

Ytutta: – Я бы за работу в такой команде душу продал! Есть куча идей, как привлечь народ на игру. Зря едят свой хлеб ваши пиар-менеджеры!

– Согласен с репликой о хлебе. Не моя прямая обязанность, но считаю это критикой в свой адрес. Как я уже сказал, нам нужно улучшать работу.

Goal: – Не хотите пройти предсезонку с ЦСКА?

– Я поеду на сборы с командой в Финляндию и Швейцарию. Беру с собой кроссовки, спортивную форму. Буду бегать и тренироваться. Почему нет? Но пока не знаю, с основным ли составом или сам по себе.

«ДЕТРОЙТ – МОЙ ВТОРОЙ ДОМ»

Step13: – Троих ваших партнеров – Криса Челиоса, Брендана Шэнахэна, Скотта Нидермайера – на днях ввели в Зал славы НХЛ. Расскажите о них по истории. Правда, что Челиос любил крутить велосипед в бане?

– В сауне. Работал минут 40–45, а то и час. При температуре под 100 градусов. Зачем? Может, выгонял кое-что после удачного вечера. Да, это опасно для сердца. Но, думаю, Крис не усердствовал, давая запредельную нагрузку. Шла работа на сжигание лишнего веса, жира из-под мышц.

Шэнахэн любит рассказывать истории, ходить в кино. Компанейский парень, с ним очень интересно общаться. Часто ужинали вместе. Брендан много помогал мне на льду и мог подраться, защищая от разных бандитов.

Curious: – Вдогонку о Нидермайере. Правда, что вас обменяли из «Анахайма» в «Колумбус» по его просьбе? О том переходе ничего не сообщалось! Что там было?

– Первая причина обмена – сохранение денег. Вторая – генменеджер Брайан Бурк. Он лично уверял, что не будет меня менять. Я тогда залечивал травму паха. Но, как только поправился и вышел на первый матч, Брайан сразу же отправил меня в «Колумбус». То есть он приличный лгун.

Наверное, не хотел держать больного игрока моего возраста. И помню, что у Бурка не сложились отношения с братом Федором (они пересекались в «Ванкувере». – Прим. ред.). С тех пор то, что он говорил, – не делал. Вот такой загадочный человек.

Кто тогда тренер был? Рэнди Карлайл, сейчас возглавляющий «Торонто». Что произошло с Мишей Грабовским? То же самое. Так что не я один на эти грабли наступил.

Curious: – В какой команде НХЛ вам было тяжелее – в звездных «крыльях» 2002 года или в «Анахайме»?

– «Колумбус Блю Джекетс». Без вариантов. Особенно когда приезжали на матчи в Детройт. Обструкция фанатов была такая, что мало не казалось. И это происходило по четыре раза за сезон, мы выступали в одном дивизионе.

От любви до ненависти один шаг. Я не обижаюсь, но тяжело было играть против команды, с которой мы прошли и 45‑минутную сауну, и кучу разных передряг. Там же все знакомые ребята на той стороне, пуд соли с ними съел.

Stepper: – Вы еще бываете в Детройте?

– Там живут мои родители. Стараюсь их навещать, считаю Детройт своим вторым домом или базой – как хотите.

Меня до сих пор там узнают на улице. Начинается это с таможенников в аэропорту. Люди реально рады тебя видеть. Сейчас вот женщина подошла: «Ой, извините, это вы?!» Начала вопросы задавать. Все по-доброму. А может, по русскому акценту узнала, который у меня снова появился.

«КПД У ДАЦЮКА ОБАЛДЕННЫЙ!»

Vital: – Куда пропали классные центрфорварды в России? Есть Малкин, Дацюк, а где остальные?

– Это сложная позиция. Не каждый сумеет на ней сыграть. Надо родиться центрфорвардом. Иметь смекалку, понимание игры. Суметь связать атаку и защиту. Это врожденный талант.

И нужно развивать навыки в школе, с тренерами. Быть острым и хладнокровным игроком. Только в 18 лет понятно, что вырастет из мальчика. Потому что мастерство с рождения не дается.

Kidd: – В чем гений центрфорварда Павла Дацюка?

– Еще когда Пашка пришел в «Детройт» в 2001‑м, у него уже был богатый арсенал финтов. В профессиональном хоккее не принято ими часто пользоваться. Сочтут за выскочку. А Дацюк не боится творить шедевры в игре. Да и опыт появился.

Но главное – есть результат. КПД обалденный! В этом весь смысл.

Legs: – Если КХЛ увеличит число легионеров до семи, это пойдет вам в помощь как менеджеру?

– Конкуренция должна быть. КХЛ растет бурно. Не хватает российских игроков. Семь или больше иностранцев – почему нет? Но нельзя забывать о своей молодежи. Самая важная лига сейчас – МХЛ. Туда надо вкладываться. Именно этому ЦСКА отдает приоритет.

У нас есть физрук – тоже североамериканец. А молодежь важно не перегрузить, когда формируется организм. Многие ребята, которые уезжают в НХЛ, развиты однобоко. Не хватает гармонии. То есть надо поднимать ближайший резерв.

Школа – скауты, интернат – «молодежка» – первая команда: вот наш вектор в ЦСКА. Может, мы пока отстаем по производству талантов. Но кто-то ведь должен идти по этому пути, ребята?

Stolica.ru