.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

28 июля 2014 года.
Райн Веске - о жизни и карьере // by.tribuna.com

Детство в пригороде пригорода, проблемы роста, бизнес с товарищем-студентом – новичок минского «Динамо» на протяжении часа общался с Вадимом Кнырко. Об этом и многом другом.

– Ребята, пресс-секретарь мне сказал, что вы хотите со мной разговаривать целый час. Вы из ESPN? :) – Райан Веске улыбается во все зубы.

Почти. Белорусский ESPN.

«В Ллойд Харборе я не знаменит. Я же не звезда»

Что такое Ллойд Харбор?

– Моя родина. Маленький городок. Можно сказать, это пригород Нью-Йорка. Даже так: пригород пригорода Нью-Йорка – Лонг-Айленда. У нас в Ллойд Харборе хоккейных площадок совсем не было. Лично мне в детстве приходилось с родителями полчаса добираться до ближайшего льда. Ничего страшного, как видишь. Километры не помешали мне стать хоккеистом.

Что еще примечательного в этом городке?

– Симпатичное место. Кругом вода, ведь Лонг-Айленд – это остров. Плавает много пароходов, лодок, байдарок. Что еще? Блин, ты поставил меня в тупик :) . Я даже не знаю. Самое главное – это прекрасный городок с красивыми живописными видами.

Чем там занимаются люди?

– Когда я уезжал, там было что-то около трех тысяч жителей. И большинство работает в Нью-Йорке. 40 минут – это не расстояние для Штатов. Люди быстро добираются до работы по утрам, а вечером – домой.

Когда ты стал хоккеистом, часто приезжал в Ллойд Харбор?

– Раньше мои родители жили там. И я приезжал туда при каждом удобном случае – на выходные, праздники или отпуск. В прошлом году мои родные сменили место жительства – переехали во Флориду. Получается, больше двух лет на свою родину не заезжал. Да и сам я живу сейчас во Флориде. Но Лонг-Айленд не забываю – там живут родители жены. Как можно их не навестить?

В Ллойд Харборе осталось много друзей?

– У меня достаточно товарищей, с кем я общаюсь еще со школьных лет. Но в Ллойд Харборе никто не сидит – все переезжают в Нью-Йорк. Мегаполис притягивает. Кстати, мои братья и сестры тоже уже очень давно покинули родной город и живут в Йорке.

Ты знаменит в своем маленьком городке?

– Хах, ну ты что? Я же не звезда :) . На улицах не узнают и автографов не просят. У всех своя жизнь.

«В детстве играл в бейсбол и соккер»

Расскажи про своих родителей.

– Отец работал в компании специалистом по персоналу. Сейчас он на пенсии, но продолжает трудиться в качестве консультанта по той же специальности. А у моей мамы самая прекрасная профессия – учитель. Правда, когда я и мои братья были поменьше, она все свое свободное время уделяла нам.

Какой предмет мама преподавала?

– Хм, я был слишком юн, когда она работала в этой сфере. Может, английский в начальных классах. Не уверен на сто процентов. Ой, не пиши лучше это, а то мне перед мамой будет стыдно, когда она прочитает :) .

То есть ты совсем не из спортивной семьи?

– Почему? Папа всегда увлекался бейсболом. Даже в колледже играл.

А почему ты не пошел по стопам отца?

– У меня было очень спортивное детство. Я играл и в бейсбол, и даже в соккер. Наверное, только американским футболом не занимался. С битой и с футбольным мячом я умею управляться до сих пор. Но к хоккею любовь была сильнее. Где-то в 14 окончательно для себя решил: только хоккей и ничего, кроме хоккея. Реально: уже в таком юном возрасте я понял, что свяжу свою жизнь с этим видом спорта. Родители меня только поддержали.

Сколько у тебя братьев и сестер?

– Два брата и сестра. Старшему уже 34, младшему – 27. Сестренка же самая младшая из нас – ей 24.

Где они работают?

– Оба брата, как и я, занимались хоккеем. Но судьба распорядилась так, что профессиональная карьера сложилась только у меня. Старший брат начал заниматься хоккеем раньше всех, но у него не пошло. Решил реализовывать себя в другой сфере. Достаточно быстро переключился на американский футбол. Попробовал себя в этом спорте.

Младший занимался хоккеем в колледже Эльмиры. Поиграл пару лет и решил сосредоточиться на учебе. Сестра, кстати, тоже спортом увлекалась – играла за сборную колледжа по лакроссу. Этот вид очень популярен в Америке среди студенческой молодежи – и у парней, и у девушек.

Чем братья сейчас занимаются?

– Старший пошел по стопам отца – работает в IT-компании специалистом по персоналу. Младший ударился в медицину – работает с врачами, помогает составлять рецепты на лекарства. Сестра работает в медиаструктуре. Она – специалист по рекламе.

Вы с братьями всегда жили мирно?

– Брось ты :) . Мы – спортсмены. Постоянно играли вместе в футбол и хоккей. Каждая игра заканчивалась руганью, спорами, а иногда и до драк доходило. Старший всегда был сильнее нас с Уиллом :) . После наших ссор могли не разговаривать до вечера, но на следующий день встречались на старом месте и снова играли, позабыв обиды.

Родные приедут к тебе в Минск?

– Вряд ли. У всех свои дела, заботы. Вот у старшего, например, три ребенка – нужно воспитанием заниматься. Только Уилл с сестрой очень хотят посмотреть на Беларусь. Но все зависит от того, как они уладят дела с работой.

Братья не завидуют твоим спортивным успехам?

– Исключено. Они счастливы и только рады за меня. Зависть – это не для Веске.

«Алексей Ковалев был супергероем для болельщиков «Рейнджерс»

Насколько знаю, в детстве ты болел за «Рейнджерс».

– Да. С отцом мы не пропускали практически ни матча. Очень сильно болели. Когда я сам стал профи, любовь к «рейнджерам» приугасла. Но прошлый сезон у них был просто прекрасен. «Рейнджерс» дошли до финала Кубка Стэнли и едва не вернули себе трофей после долгого перерыва. Очень сильная команда подобралась. Вообще, НХЛ я почти не смотрю – хватает своего хоккея. Но за каждой финальной игрой следил в прямом эфире. Отличный хоккей.

На твой взгляд, почему «Лос-Анджелес» оказался сильнее?

– В этом сезоне «Кингз» были непобедимы. А «король» в хоккее, как известно, только один.

Кто был твоим кумиром в детстве?

– Наверное, в «Рейнджерс» таких игроков не было. Из энхаэловцев очень нравился Джо Сакик. Он, как и я, невысокого роста – и играем мы в похожий по стилю хоккей. В детстве всегда за ним следил. А потом я начал взрослеть. А когда взрослеешь, ты начинаешь следить только за собой, а не за другими хоккеистами… Стоп! Все-таки был у меня кумир среди хоккеистов в «Рейнджерс» – россиянин Алексей Ковалев. Какой он был прекрасный в «Нью-Йорке»! Ковалев играл невероятно, когда был молод. Возможно, в «Рейнджерс» он провел лучшие годы своей карьеры. А как он владел клюшкой! Я тогда был еще школьником, но уже понимал, что этот парень в хоккее умеет практически все. Ковалев был супергероем для болельщиков «Рейнджерс». Его многие любили.

«Играть можно против любого человека. Я никого не боюсь»

Когда ты начал заниматься хоккеем, не было проблем, связанных с твоим небольшим ростом (172 см – прим.)?

– Никогда. Я всегда был умным хоккеистом – на площадке думал и играл головой. Да и слабым себя не назову – даже в детстве я не боялся силовой борьбы, несмотря на то, что большинство моих сверстников были крупнее меня.

И как ты играл против больших? Под ногами проскакивал?

– Нет. Я никогда не задумываюсь о росте соперника. В КХЛ играют крупные ребята – если ты работаешь журналистом, ты должен был это заметить. Но поверь: в НХЛ парни еще более габаритные. Они просто огромные! Такое чувство, американские и канадские тренеры специально отбирают самых здоровых ребят по всей стране. По два метра ростом – это на 30 сантиметров выше меня. Представляешь? Играть можно против любого человека. Я никого не боюсь.

Тебе давали прозвища, связанные с ростом?

– Нет. У меня всегда был один никнейм, производный от фамилии, – Вес.

«Хотелось бы мне поучиться в вашем университете»

У тебя есть опыт в студенческой лиге США.

– Да, я всегда хотел играть в хоккей. Даже в колледже, несмотря на то, что там и учебы хватает.

Ты говорил, что после карьеры свяжешь свою жизнь с бизнесом – твоей университетской специальностью.

– Не расстался с этой идеей. Надеюсь, мои планы сбудутся.

А как же хоккей? Не хочешь тренировать, работать менеджером?

– Это интересно. Но пока я тренером себя не вижу. Возможно, мой послекарьерный бизнес будет связан с хоккеем – не отрицаю этого. Кстати, менеджерство хоккейной команды – тоже здоровская штука. Но для этого нужен какой-то опыт. Во всяком случае, я буду держать в голове и этот вариант тоже.

Почему при поступлении в университет выбрал именно экономическую специальность?

– Бизнес – отличная вещь. Подобное образование очень ценится в Америке. Когда поступал, я подумал, что в будущем это может мне принести неплохие дивиденды. Должное образование очень помогает в жизни.

Ты учился в Корнелле. Тяжело?

– Корнелл – отличный колледж. Там работают очень сильные преподаватели. Я был хорошистом – до отличника не дотягивал. Все-таки, чтобы получать высокие оценки, нужно знать очень-очень много. У вас же десятибалльная система оценки знаний? Ну, вот я учился примерно на «7-8». Эти отметки у меня были стабильно.

Наверняка и хоккей учебе мешал.

– Ни в коем случае. В американских колледжах почти все студенты занимаются каким-то видом спорта. А тренеры университетских команд не стремятся загнать своих подопечных. Время распределяется настолько грамотно, чтобы студенты успевали и на игры с тренировками, и на учебу, и выполнять домашние задания.

У нас профессиональным спортсменам зачастую помогают в учебе.

– В Корнелле такое вряд ли когда-то будет :) . Да и вообще по всей Америке. Знания ставятся превыше всего – ведь за этим в университет и поступают. К сожалению, у нас все не так. Наверное, наши системы образования отличаются. Хотелось бы мне поучиться в вашем университете :) .

«Запустить бизнес в США очень сложно»

Когда тебе в голову пришла идея создать свою линию одежды?

– Во времена моего студенчества было принято носить вещи с высоким воротником – майки, рубашки, пуловеры. Мне и моему соседу это не очень нравилось, и мы решили: почему бы не сделать майки с низким воротником? Это ведь реально удобнее! Так и начался мой первый опыт в бизнесе.

Почему именно одежда?

– Идея пришла спонтанно. Как только мы придумали это, решили сразу продумывать план, как нам выйти на рынок. Никакой связи искать не стоит. Если бы к нам в голову пришла идея с обувью, занимались бы этим.

Как долго обдумывали идею брэнда?

– Все сложилось достаточно быстро. От рождения идеи до выхода на рынок прошло меньше двух лет. За этот срок мы составили бизнес-план, заказали продукт, сделали тесты, продали все тестовые майки и только после этого запустили полноценное производство. Непростая схема, но нам это нравилось.

В США можно с легкостью создать свой бизнес?

– Это сложно. Например, на рынке одежды очень большая конкуренция. Всегда нужно придумывать что-то новое, а это не так просто. Фактически наш товар ничем не отличался от чужого: майка и майка – просто другой логотип. Но когда запускаешь свою сеть одежды, очень важно, чтобы люди думали: «Я хочу именно эту вещь».

Сколько ты потратил денег, чтобы запустить бизнес?

– Извини, но такую информацию разглашать нельзя.

ОК, а почему на логотипе твоей одежды рыбка?

– Все просто. Рыбы плавают в любом направлении – и даже против течения. Так вот и мы, создавая наш брэнд Salmon Cove, фактически пошли против всех стереотипов. Собственно, и по жизни я так же двигаюсь – вразрез всему :) .

Сколько сейчас твоих магазинов в Америке?

– Специализированных мест нет. Нашу продукцию можно найти в разных точках продаж одежды в больших супермаркетах. Насколько помню, таких точек сейчас по Америке около 150.

Это правда, что ты хотел продавать свою одежду в Нижнем Новгороде?

– Нет.

Это была шутка?

– Может, это просто кто-то написал от моего имени, но я такого не говорил. Открыть точку в Минске? Вряд ли это возможно. В 2010-м мы с моим компаньоном продали бизнес чикагской фирме. Сейчас я владею маленьким процентом этой компании и вряд ли могу распоряжаться товаром.

«Очень хотел бы поиграть в Минске в гольф, но тренер дает много работы»

Чем ты еще увлекаешься кроме хоккея, бизнеса и одежды?

– Гольфом.

Хорошо играешь?

– Нет. Плохо. Просто ужасно :) . Но мне это нравится.

Получается, когда у тебя свободное время, меняешь хоккейную клюшку на клюшку для гольфа?

– Не так. Когда у меня есть свободное время от своей семьи, я занимаюсь хоккеем и гольфом :) . Правда: очень много времени уделяю своей супруге и дочерям. Совсем скоро они присоединятся ко мне в Минске. Жду этого момента с нетерпением.

Уже показал своей семье квартиру – позвонил по скайпу и провел видеоэкскурсию. Им понравилось. Мне тоже.  Только жаль, что жена с тещей приедут, когда мы будем на сборе в Чехии. Так что увижу их только после возвращения. К слову, уже нашел англоязычный центр, где будет учиться моя дочка – отличное место, судя по всему.

Ты знаешь, что под Минском есть поле для гольфа?

– Буду знать теперь. Очень хотел бы туда съездить, но наш тренер пока дает много работы. Времени на гольф не остается :) .

«С моим ростом на драфт пробиваются только лучшие. Я искал другие ходы»

Ты помнишь свой первый матч в НХЛ?

– Разумеется. Это было в Питтсбурге. Я вышел на лед против Сидни Кросби и Евгения Малкина. Правда, я провел на льду всего пару смен тогда, но против этих парней сыграл. Прикольно. Было здорово.

Но на драфте тебя не выбрали.

– Я не обиделся. Понимал, что для меня это нереально. Как я уже сказал, в НХЛ тренеры любят больших игроков. С моим ростом на драфт пробиваются только самые лучшие. Нужно было искать другие ходы, чтобы попасть в эту лигу. Я решил пробиваться через Европу и АХЛ. У меня получилось и я очень рад этому.

Ты не боялся, что завязнешь в Европе?

– Нет. Я знал, что у меня будет шанс. Мне только нужно было усердно работать над собой. Видел бы ты, сколько я тренировался в Швеции и Финляндии! В конечном итоге, я все-таки получил шанс в сильнейшей лиге мира.

Что тебе больше всего запомнилось в НХЛ?

– Весь второй сезон за «Сан-Хосе». Во-первых, игра с «Айлендерс» – на моей родине в Лонг-Айленде. Тогда на трибунах присутствовала вся моя семья, все мои друзья. Персональных болельщиков было человек 40. И что ты думаешь? Я забросил. Возможно, именно их поддержка мне помогла.

Каково забрасывать с передачи Джо Торнтона?

– Не сказать, что он мне выложил передачу прямо на клюшку – шайба прилетела мне в пузо. Пришлось сделать немало выкрутасов, чтобы сделать этот пас голом.

Торнтон – очень клевый парень, сильный хоккеист. Он обладал огромным авторитетом в команде. Болельщики очень любили Джо, и он всегда отплачивал своей прекрасной игрой.

Что было дальше?

– Через два дня мы опять играли в Нью-Йорке – уже на «Мэдисон Сквер Гарден». Снова очень много моих фанатов. И снова я забросил. Дальше была Тампа – и я опять отличился. Начало было просто прекрасное. Я провел девять матчей за «акул» и набрал 5 очков. А потом я получил травму. На этом мое знакомство с НХЛ закончилось.

Выходит, твоей энхаэловской карьере помешала травма?

– Получилось так. Но это всего лишь стечение обстоятельств. Мы никогда не знаем, что с нами произойдет завтра или послезавтра. Тогда у меня случилась травма, и больше в НХЛ шанс мне не предоставился. Кто знает, что произошло бы, если бы я не сломался. Может, я до сих пор играл бы там, и мы с вами сейчас здесь не разговаривали бы.

Травмы часто мешали твоей карьере?

– Не сказал бы. Самое страшное, что со мной было – это травма спины в Нижнем Новгороде. Очень страшно! Я выбыл на год, и «Торпедо» тогда расторгло контракт со мной. Самое нелепое, что травму я получил в совершенно безобидной обстановке – на тренировке. Наверное, слишком перенапрягся, но спина у меня полетела от одного неловкого движения. Почувствовал сильную боль и в итоге вернулся в игру лишь в конце сезона.

«Никогда не называл Коваля «Апельсином»

В России ты провел два года.

– Хорошие два года. В Нижнем, кстати, отличные фанаты, которые любили команду. Город тоже красивый. Я и моя семья ничем обделены не были – никаких жалоб.

Медведи по улицам ходили?

– Я слышал об этом стереотипе, но всегда знал, что Россия – нормальная страна для жизни. Ничего подобного не видел, а медведи, скорее всего, есть только в лесу и в зоопарке.

В «Торпедо» ты поиграл с белорусскими игроками.

– Да, с Виталием Ковалем и Алексеем Угаровым. Отличные парни, умные игроки. Они же ведь выступают за сборную Беларуси? Да, нужные ребята. Мы были знакомы семьями – у них замечательные жены и дети.

Ты тоже называл Коваля «Апельсином»?

– Я знал, что у него такая кликуха. Это из-за цвета волос, да? Но я его всегда называл по-другому–«Кови».

«Из нашей торпедовской тройки Чарли самый взрывной. А я в жизни на релаксе»

Именно в «Торпедо» ты впервые встретился с Лингле и Эллисоном.

– Тренер нас поставил в первое звено с первой же тренировки. И у нас получались неплохие штуки. В итоге, до конца сезона мы так и играли вместе. Если честно, даже не понимаю, как мы так быстро нашли общий язык, общую химию. Но мы соображали, что сделает каждый из нас в следующем моменте, только лишь по взгляду – слова были лишними.

Почему же вы нашли эту химию? У вас одинаковый характер?

– Игровую химию тяжело объяснить точно так же, как и научную химию :) . На льду мы думаем одинаково – дополняем друг друга навыками. Нельзя сказать, что кто-то из нас троих ярко выраженный снайпер, а кто-то другой – ассистент. Мы все умеем забрасывать, мы все не жадничаем и пасуем.

Кто из вашего трио самый агрессивный?

– Наверное, Чарли. Вы же уже видели, как он играет в Минске. Мы все стараемся играть активно, но Чарли – самый взрывной.

А ты спокойный?

– На льду я всегда работаю усердно, со всей отдачей. Это мое любимое дело. В жизни же я на релаксе.

В «Динамо» ты хочешь играть с Лингле и Эллисоном?

– Пока нас тренер так и использует. На тренировках мы всегда играем втроем. Нам нравится. Но я не могу подойти к тренеру и сказать, что я хочу непременно играть только с Чарли и Мэттом. Любомир – наш босс.

Химия не пропала?

– В прошлом сезоне в «Медвешчаке» вместе мы играли совсем мало. Я больше взаимодействовал с Чарли и с Мэттом Мерли.  И у нас получалось очень хорошо. Сейчас на тренировках мы вспоминаем наши лучшие годы в «Торпедо» – порой получается неплохо.

Пару лет назад Лингле принял белорусское гражданство. Он изменился за эти годы?

– Для меня нет. Во всяком случае, по-русски лучше он не заговорил :) .

Ты бы смог решиться на такое изменение в своей жизни – принять гражданство чужой страны?

– Это возможно только в одном случае – если у меня сохранится американское гражданство. Я всегда был американцем, люблю свою страну и ни за что ее не брошу. Но, знаешь, никаких предложений мне не поступало, поэтому  и разговоры эти бессмысленны.

«Мне было комфортно в «Медвешчаке»

Прошлый сезон ты провел в «Медвешчаке». Расскажи, что такое хоккей по-хорватски.

– У нас почти не было хорватов в команде. Вся команда была составлена из североамериканских хоккеистов. Нам было комфортно. Мы провели отличный год, начиная простым общением и заканчивая игрой. И Хорватия мне очень понравилась.

Чем?

– Красивая страна. Там все рядом – Италия, Австрия. Чуть правее – горы, чуть левее – пляж.

Ты не боялся ехать в такую нехоккейную страну?

– Нет. Я понимал, какой там подбирается состав. Знал, что все будет на уровне. И хоккей в Загребе очень любят.

Футбольные болельщики в Хорватии по-хорошему бешеные.

– В хоккее тоже. Их было много – и они очень громкие. Фанаты полюбили «Медвешчак».

Где болельщики круче: в Минске или в Загребе?

– Думаю, здесь поддержка лучше. В Минске огромная арена, которая заполняется почти всегда полностью. Здесь мы будем играть в очень сильном шуме. Впрочем, давай дождемся сезона. Но я надеюсь, у болельщиков не будет поводов отворачиваться от нас.

Какие различия между Хорватией и Россией тебе сразу бросились в глаза?

– Хорватия – чисто европейская страна. Многие знают английский. А Россия… Россия – это Россия :) . В Нижнем Новгороде я практически не мог общаться с людьми. Там вообще почти никто не говорит на английском.

Как же общение с русскоязычными партнерами?

– Только на английском. Я до сих пор не умею излагать свои мысли на русском. Когда люди говорят на улицах, я понимаю практически все, но сам заговорить не могу. Я просто стесняюсь показаться смешным, когда буду общаться на русском. Сто процентов – с меня все будут смеяться. Поэтому я лучше помолчу и скажу лишь свое скромное «Spasiba».

«Русские упрямо называют меня Веске, но я Весси»

Ты будешь играть в «Динамо» под 16-м номером?

– Всегда брал 19-й, но сейчас он занят Димой Мелешко. Поэтому пришлось переворачивать «девятку» :) .

Споров насчет номера не было?

– Нет, какие могут быть споры? Дима играет за «Динамо» не первый год и всегда выступал под этим номером. Считаю, я поступил бы некрасиво, если бы пришел и начал устанавливать в раздевалке свои правила. У меня нет никаких загонов по этому поводу.

Ты ведь знаешь, кто играл в «Динамо» под 16-м до тебя?

– Да-да, Джефф Платт. Мне каждый стремится это напомнить. Я неплохо знаю Джеффа. Наслышан, что в «Динамо» он всегда был одним из лучших, провел в Минске много крутых матчей. Но хоккейная жизнь непредсказуема. Сейчас в «Динамо» я. Постараюсь оправдать надежды и не опорочить этот знаменательный номер.

Накануне перехода в «Динамо» ты сказал, что Минск тебя очень интересовал. Чем?

– Когда мы начали проработку по месту продолжения карьеры, я дал своему агенту список команд, в которых было бы неплохо поиграть. «Динамо» значилось в нем в самой верхушке. Не скрываю: я хотел попасть в этот клуб. Имел отличные рекомендации от Чарли Лингле. Город, команда, условия – здесь все на высшем уровне. Провел в Минске уже две недели и ощутил это на себе. И погода, кстати, отличнейшая.

Что нового ты узнал о Минске по приезде?

– Что у вас очень зеленая столица. Живу я возле крутого парка – Парка Победы. Пока не был там, но проезжал мимо на машине. Обязательно загляну туда с супругой и дочкой.

Каким тебе показался Любомир Покович?

– Он – настоящий профи. Мне очень нравится, что Любомир общается с людьми, а не навязывает свое мнение. Очень хороший тренер. Парни его уважают. Респект за респект.

С кем из партнеров сейчас общаешься больше всего?

– Абсолютно со всеми. Мы вместе зависаем. Джонатан Чичу, кстати, живет совсем неподалеку от меня – ходим друг к другу в гости.

Чичу готов сделать что-то похожее на 2005-й год?

– Несомненно. Он отдаст всего себя, чтобы создать шоу в Минске. Собственно, он всю свою карьеру только и делал, что забрасывал шайбы. Думаю, в «Динамо» он сможет продолжить.

Много белорусов знаешь по фамилиям?

– Честно, пока нет. Но я с нетерпением жду матчей – как можно больше матчей. Тогда я смогу выучить фамилии на наших джерси :) .

В завершение: как все-таки правильно произносится твоя фамилия?

– Весси. Но русские меня упрямо называют Веске. Бог с ними – я уже привык :) .

Stolica.ru