.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Барри Бреннан: "В России никого не бил "
15 июля 2015 года. Прессбол.

На первой неделе подготовки основное внимание уделено закладке физического фундамента. Возможно, именно поэтому тренер «Динамо-Минск» по физподготовке Барри Бреннан пользуется сейчас повышенным интересом со стороны СМИ. Вот его интервью газете «Прессбол».

Барри, ваши впечатления о первых динамовских днях?

- Очень хорошие. Игроки отлично меня приняли – даже лучше, чем мог ожидать. Чувствуется по-настоящему профессиональное отношение к делу. Ребята настроены провести успешный сезон. Впечатлен и условиями работы. «Минск-Арена» восхитительна.

Уже знаете хоккеистов по фамилиям?

- Скорее, запомнил, у кого какие проблемы. У одного побаливает колено, у другого спина – и так далее. Думаю, через месяц выучу и имена.

А что, у многих травмы?

- Нет. У любого хоккеиста, да и вообще спортсмена, есть болячки. Наверное, на свете нет ни одного атлета, который не страдал бы от какого-нибудь мелкого растяжения. Это нормально.

Несколько лет вы прожили в Москве. Как чувствуете себя в Минске?

- Мне здесь комфортнее, чем в российской столице. Минск – как родная Оттава. Красивый город, приятные люди. Все напоминает дом. Народ действительно дружелюбный. Помню, в День независимости пошел смотреть салют, и какая-то семья, которую вообще не знал, пригласила меня посидеть с ними. Они не говорили по-английски, но увидели, что я один, и позвали в свою компанию. Подумал: «Ого, ничего себе! Такие классные люди!» Реально впечатлило.

Квартиру уже нашли?

- Да, причем совсем близко от арены. Засек время – три минуты ходьбы! Прямо через дорогу.

Как вообще оказались в «Динамо»?

- Последние годы работал в ЦСКА. Не знаю точно, почему со мной решили расстаться – по политическим или еще каким-то причинам. А генменеджер «Динамо» поговорил с моим хорошим другом Сергеем Федоровым – и речь в их беседе зашла обо мне. Мол, не заинтересуюсь ли работой в Минске? Затем Бережков позвонил мне, все обсудили. Не раз был у вас, хорошо знал арену, которая прямо как в НХЛ, любовь местных фанов к хоккею. Сказал: «Знаете что? И правда хотел бы поработать у вас». Немного поторговались и пришли к джентльменскому соглашению. Бережков спросил, могу ли прилететь сразу же. А я уже запланировал операцию на колене. Рассказал об этом генменеджеру, а он: «Можешь ее отложить?» Ну хорошо, нет проблем!

Колено сильно беспокоит?

- Да… В мениске, связках есть пару разрывов. Но если игроки выходят на лед через боль, то и я должен работать так же.

А что имеете в виду под политическими причинами, побудившими вас покинуть ЦСКА?

- Может, не совсем правильно выразился. В команде новый тренер, новая философия. В спорте это обычное дело – у каждого коуча есть свои люди, с которыми он хочет работать.

Не смущало, что «Динамо» – не такой гранд, по меркам КХЛ, как армейцы?

- У ЦСКА солидный бюджет. Но в новом сезоне мы все равно опередим армейцев! Большие деньги не всегда гарантируют успех. К нему может привести и упорный труд. В Минске отличные тренеры, прекрасный генменеджер. Все работают как одна команда и должны выступить удачно.

Вы в любом случае хотели остаться в КХЛ либо же рассматривали возможность вернуться в Северную Америку?

- Среди моих друзей есть пара генменеджеров клубов НХЛ – я говорил с ними. Но там сезон стартует позже, и спешить не следовало. В принципе варианты хорошие, можно было пойти. Однако в НХЛ в свое время трудился долго. Работа в КХЛ приносит больше удовлетворения. Здесь больше Игроков, которых могу научить тому, что они раньше не знали. В НХЛ хоккеисты делают это каждый день, и там проще. А мне нравится, когда сложно. Новая команда – всегда вызов. Постоянно думаю, как сделать того или другого спортсмена сильнее.

Жить в России вам нравилось?

- Плохого ничего не скажу, опыт выдался позитивным. Особых отличий от Канады или США нет, такая же жизнь. Пожалуй, проблемы возникали только с языком. Как собака: понимаю, а сказать не могу. Разбираю русскую речь процентов на пятьдесят-шестьдесят. А особого культурного шока не было. Люди везде люди. Выучил алфавит и хотя бы научился читать вывески. Ха, свое имя на кириллице напишу! И нужную станцию в метро найду. Хоккей – универсальный спорт. Очевидно, это игроки испытывают культурный шок, когда сталкиваются с моими методами!

В ЦСКА вы работали с Андреем Стасем и Кевином Лаландом…

- О, с Лаландом пересекался еще раньше – в «Сиракьюзе». А в ЦСКА во время локаута тренировал еще и Михаила Грабовского. Это настоящий профессионал. Кстати, и в «Динамо», вижу, много молодых талантов. Может, Беларусь и маленькая страна на международной хоккейной сцене, но ее день, несомненно, еще придет.

В чем заключается профессионализм Грабовского?

- Он знает, как готовиться к матчам. Понимает, как правильно питаться и следить за организмом. Осознает, что тренер помогает ему, и следует его указаниям. Не зря Михаил так долго выступает в НХЛ.

За океаном игроки более профессиональны?

- Они готовятся по-другому. Здесь мы летом проводим предсезонные сборы, а в Северной Америке ребята занимаются самостоятельно, нанимают тренеров по физподготовке. Но вряд ли будет справедливым сказать, что профессионализма там больше. В НХЛ, как и везде, встречается разное отношение к делу.

Раз уж мы вспомнили Лаланда… В чем специфика вашей работы с вратарями?

- Они должны работать и двигаться немного иначе, чем обычные игроки. Другая энергетическая система. Но знаете, во время занятий игрокам надевают кардиопередатчики. Вижу, что голкиперы работают чрезвычайно много – гораздо больше, чем думают некоторые. Со стражами ворот много занимаемся разработкой паховых мышц – им необходима гибкость. То есть какая-то специфика есть, но в основном упражнения те же, что у остальных.

В интервью динамовскому сайту вы сказали, что хотите выиграть с минчанами Кубок Гагарина…

- Это реально! У любой команды есть шанс, если она именно команда, а не набор индивидуальностей. Это доказано везде, даже в НХЛ, где клубы с не самыми большими бюджетами брали Кубок Стэнли. Победа «Динамо» в Кубке Гагарина очень даже возможна. Все нацелены на это: игроки, тренеры, генменеджер. Для меня второго места не существует. Или первое – или буду разочарован.

ЦСКА в минувшем сезоне драматически уступил в финале Западной конференции питерскому СКА. Испытали шок?

- Да уж, проглотили горькую пилюлю. В спорте такое случается нечасто. Сильно расстроился.

По части физических кондиций у руководства претензий не было?

- Нет. Нельзя весь сезон играть хорошо, а потом за пять-семь дней резко растерять форму. Просто так получилось – словно от автобуса отвалились колеса… Впрочем, я ведь в прошлом сезоне был в ЦСКА на другой должности. Занимался селекцией, скаутингом, наблюдал за соперниками. Честно говоря, выполнял там эти функции с первого дня, поначалу совмещая их с работой над физподготовкой. Но последняя нравится больше – и в Минске займусь исключительно ею. Люблю работать с ребятами в тренажерном зале, готов проводить там дни и ночи. Это действительно мое.

Что вообще расскажете о себе? Сколько вам лет?

- 52. Родился и вырос в Оттаве в большой семье: у меня семь братьев и сестер. Мы с братьями были боксерами-любителями. Поигрывал и в хоккей, но это дорогой вид спорта, и наша многодетная семья не могла позволить себе серьезные занятия на льду. В боксе с этим как-то проще.

Чего добились на ринге?

- На национальном уровне смотрелся неплохо, становился чемпионом провинции Онтарио. Кстати, два моих брата выигрывали первенство Канады. Но я закончил карьеру рано – в 24 или 25 лет. Еще занимался штангой, но в соревнованиях не участвовал – так, чисто для интереса.

Какой максимальный вес поднимали?

- Кажется, 400 фунтов (около 180 кг). Но тогда я был крупнее, чем сейчас.

Боксерские навыки за пределами ринга применяли?

- Ха, в молодости бывало. Они могут пригодиться. Но вообще я человек миролюбивый. В России точно никого не бил. Меня сложно разозлить.

Ваш любимый боксер всех времен?

- Мексиканец Сальвадор Санчес, бывший чемпион мира в полулегкой весовой категории в начале восьмидесятых. Еще Шугар Рэй Леонард. А среди тяжеловесов кумиров не было. Майк Тайсон в свое время блистал, но затем возраст стал сказываться. Бокс – для молодых. Наверное, это самый тяжелый спорт на свете. Кстати, в России поработал пару лет с Александром Поветкиным и Денисом Лебедевым. Чудесный опыт, отношусь к ним с огромным уважением.

Правда, что известный тафгай Кип Бреннан – ваш брат?

- Мы вообще не родственники, хотя все почему-то думают, что он мой сын. И игроки, помню, спрашивали об этом. Действительно, мы оба крепкие парни! Заметил, что люди с фамилией Бреннан отличаются физической силой. Почему – не знаю. Может, это как-то связано с ирландскими корнями?

Тафгаи вам симпатичны?

- Хоккей – это хоккей, а бокс – это бокс… Да, смотреть за драками любопытно. Но не сужу о игроке по тому, умеет ли он махать кулаками. Иногда поединкам на льду есть место, но порой таких ребят лучше на площадку не выпускать.

Закончив с боксом, вы сразу подались в хоккей?

- Еще выступая на ринге, помогал некоторым хоккеистам набирать физические кондиции. И потом занимался этим всю жизнь.

Менталитет хоккеистов и боксеров сильно отличается?

- Нет. Некоторые поединки на льду – как бои за титул. Игроки отдают все силы. Хоккей – как война, и на площадку выходят жесткие ребята. Как иначе, если такие скорости, постоянные столкновения? В этот вид спорта идут люди особой закалки. Хоккеисты жестче, чем представители большинства других видов спорта.

Чем запомнилась работа в НХЛ?

- Тренировать лучших игроков мира престижно. Мы все знаем, что это лига номер один. Болельщики там такие же классные, как в Минске. Я работал в «Коламбусе» и «Атланте». Занимался с такими мастерами, как Рик Нэш, Адам Фут, Майк Пекка.

Кто больше всего впечатлил физическими кондициями?

- Марк Метот – этот защитник сейчас в «Оттаве».

Как оказались в России?

- Позвал Сергей Федоров. Он тогда еще играл, но знал, что скоро станет генменеджером ЦСКА. Спросил, смогу ли, если что, ему помочь? Я такой: «Ну, да, да, хорошо». А потом в один прекрасный день Федоров в самом деле предложил перебраться в Россию. Для начала возник вариант с «Атлантом» – подписал годичный контракт, чтобы просто освоиться в новой стране. А затем сказал Сергею, что хочу остаться в России – и перебрался в ЦСКА.

Федоров – ваш лучший друг в российском хоккее?

- Пожалуй, да. Мы близкие приятели. Хотя дружу и с Алексеем Ковалевым, и с Федором Тютиным. А с Сергеем познакомился в «Коламбусе». Федоров – один из самых трудолюбивых хоккеистов, которых видел. Проводили занятия утром, а затем он сам просил меня поработать с ним еще и после обеда.

Знаете, что ваш товарищ начинал карьеру в Минске?

- Да-да, он рассказывал. Сергей о городе очень высокого мнения. Он сказал, что это классное место. И правда, у меня здесь ноль проблем с адаптацией. В Москве столько людей – как в каком-нибудь Нью-Йорке. Слишком много народу, все куда-то бегут, кругом грязь. С ума можно сойти. А в Минске население, если не ошибаюсь, два миллиона? Идеальный размер для города. Никогда не видел места чище, чем белорусская столица.

Часто сталкиваетесь с игроками, которые не любят занятия в тренажерке?

- О да! И дома, и здесь. Это нормально. Но надо сделать так, чтобы они поверили: работа со мной поможет им стать лучше. Вовсе не собираюсь делать из ребят боксеров, штангистов или культуристов.

Вы жесткий тренер?

- Улыбаюсь, пока меня что-то не огорчит. Тогда могу и наорать! Такое бывало – как, наверное, и у любого коуча. Мужик я здоровый, так что кричу громко!

Знаю, вы уделяете особое внимание скорости и взрывным качествам игроков.

- Совершенно верно. Это суть хоккея.

Правда, что некоторые упражнения вы взяли из советского хоккея?

- Ха, почти все. Так ребятам и говорю: свои методы начал применять тридцать лет назад в Канаде. Но знаете, откуда их почерпнул? Из России! Многие лучшие спортсмены мира, в том числе тяжелоатлеты, вышли из этой части света. Мы за океаном стали заимствовать советские приемы, включать их в свою тренировочную программу. Сейчас их используют почти все коучи НХЛ.

А что это за методы?

- Тяжелая атлетика, толкание и тяга саней, спринтерский бег с грузом за спиной, развивающие взрывные качества плиометрические упражнения, прыжки на корточках и так далее.

Работать еще и в сборной Беларуси вам не предлагали?

- Такого разговора никто не заводил. Но это было бы большой честью. Точно не отказался бы – принял бы предложение с распростертыми объятиями.

В минувшем сезоне кондиции хоккеистов национальной команды подтягивал Владимир Буре…

- В курсе. Это очень хороший тренер. Лично с ним не знаком. Как, к слову, и с Дэйвом Льюисом.

А Любомира Поковича раньше знали?

- Тоже нет. Но вижу, что это прекрасный тренер. Наша первая встреча прошла феноменально. Любомир сразу четко разложил все по полочкам. Очень организованный коуч, активно использующий достижения науки. Меня это сильно обрадовало.

Правда, что вы очень не любите пускать на свои тренировки посторонних – даже клубных работников?

- Ну, тренеры-то заходят без проблем. Но вообще в зале не так много места. И не хочу, чтобы игроки во время занятий отвлекались. Это не потому, что у меня какие-то секреты. Хотя кое-что и хотел бы уберечь от посторонних глаз.

Как держите в форме самого себя?

- Сейчас у меня больное колено. А вообще люблю ездить на велосипеде.

Часто ли давали интервью?

- Нередко. В России два раза даже участвовал в телепередачах. Там еще была очень красивая ведущая – не помню фамилию… Отношения с журналистами у меня всегда были нормальными. В конце концов, последнее слово за вами – можете говорить и писать, что хотите.


Stolica.ru