.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Марк-Андре Граньяни: "В Беларуси маленькие зарплаты, но и низкие цены"
12 марта 2017 года. hcdinamo.by

Марк-Андре Граньяни — первый динамовец в проекте «Легионеры». К 30 годам канадец успел пожить в Чехии, Швейцарии, США и Беларуси. Он называет Минск городом с отличными ресторанами и корыстными девушками, а болельщиков «Динамо» — самым прекрасным сумасшествием, которое ему приходилось наблюдать. Накануне отлета в Канаду Граньяни поделился с корреспондентом SPORT.TUT.BY забавными наблюдениями о Беларуси и белорусах.

По мнению канадца, Минск – европейский город. Но Марк-Андре тут же делает оговорку: достаточно европейский для Восточной Европы.

- Мне нравится Минск, его масштабы и чистота. Москва слишком большая, а вот Минск – отличный вариант не только для игры в хоккей, но и для жизни. Если показать кому-то отдельные строения или районы и не предупреждать, что это Минск, многие подумают, что это точно не в Беларуси. В столичных ресторанах, где я люблю обедать, официанты говорят на сносном английском. Может быть, он не идеален, но мы без труда понимаем друг друга. А вот в Праге я регулярно сталкивался с языковым барьером – там английский знают хуже, чем в Минске. Вы скажете, что я хожу в Минске только по туристическим местам, и будете правы, ха-ха.

Когда переехал в Беларусь, Мэтт Эллисон, Лукаш Крайчек, Ник Бэйлен и Кевин Лаланд вводили в курс дел: «Ты должен сходить в этот ресторан», «Тебе следует попробовать кухню в этом кафе». Все же парни пожили некоторое время в Беларуси и успели сформировать топ-лист. За полгода я уже и сам насобирал пятерку любимых заведений: Mai Thai − обожаю острую тайскую кухню, Milano и Café De Paris – там отличный кофе, The Black Door – классные суши, Tapas Bar – место с хорошей кухней, куда мы любим заглядывать с ребятами после игр.

«Для комфортной жизни канадцу надо зарабатывать 30 тысяч долларов в год»

Хоккеист рассказывает, что североамериканцы избегают переезда в Европу. И речь не только о хоккеистах, которые предпочитают играть в НХЛ.

- Наш уклад жизни отличается от европейского. Меня не пугала Европа, потому что мои родители – итальянцы, да и в моем характере есть много итальянского: честность, прямолинейность, преданность в дружбе и отношениях. На мой взгляд, североамериканцы более дисциплинированы и трудолюбивы в сравнении с европейцами. Согласитесь, экономический кризис в Европе начался не на пустом месте. В некоторых странах Старого Света люди не слишком охотно работают. Европейцы лишь делают вид, что хотят работать, но при этом вносят очень много поправок – им нужна работа в двух минутах ходьбы от дома, со свободной субботой, гибким графиком и так далее. В Канаде это непозволительно: если у тебя есть претензии, до свидания. Завтра же на место этого человека поставят более усердного парня.

Когда я говорю о ленивых европейцах, то не имею в виду белорусов и русских. Вы трудяги, тем не менее зарабатывающие небольшие деньги. Конечно, зарплаты белорусов существенно ниже, чем в Канаде. Но не стоит забывать, что и стоимость жизни у нас разная. Здесь я плачу за такси 5 рублей, а в Канаде за это же расстояние – 25 долларов. Все белорусские цены в ресторанах можно умножать на два-три, а то и пять, и это будет средняя стоимость обеда в Канаде. В Беларуси маленькие зарплаты, но и низкие цены. Для комфортной жизни несемейному канадцу надо зарабатывать где-то 30 тысяч долларов в год. Кажется, что это огромная сумма, правда? Но ведь у нас налоги, как в Скандинавии, – 50 процентов.

Марк-Андре вырос в семье, которая по канадским меркам имела средний доход. Его мама всю жизнь проработала учителем, а отец был уборщиком в школе.

- Мы не были богачами, но и не бедствовали. Деньги никогда не являлись для нас мечтой и самым большим благом. С детства родители объясняли, что материальные ценности – это не главное. Я зарабатываю достаточно, чтобы делать маме хорошие подарки, но они способны осчастливить ее на день, не больше. С ранних лет я усвоил, что наши взаимоотношения и любовь в семье намного дороже всего остального.

Родители динамовского легионера регулярно приезжают к нему в гости, в каком бы городе ни играл Марк-Андре. Они провели в Минске почти весь декабрь и успели неплохо изучить столичную жизнь.

- У команды была длинная домашняя серия, поэтому выдалось подходящее время для приезда моих родных. Родители составили насыщенную программу, ходили в музеи, в оперу. Я не особый ценитель такого искусства, поэтому не составил компанию маме с папой. Зато мы вместе посетили музей Великой Отечественной войны – вот это место меня действительно впечатлило. Мама с папой гуляли по столице, не боясь языкового барьера. Мы смеялись, обсуждая, как сложно продавцам, не говорящим на английском, понимать даже элементарные слова. Например, если ты говоришь не «рис», а «райз», и человек уже впадает в ступор. Кажется, если любое слово произносить с жестким русским акцентом, шансы быть понятым возрастают, ха-ха. Еще меня всегда забавляет, когда люди на улице или в такси обращаются ко мне, и я отвечаю, что не говорю по-русски, но они продолжают русскоязычный монолог. Это выглядит очень весело.

«В Беларуси сложнее заработать большие деньги, чем найти богатого мужа»

В словарном запасе канадца есть несколько русских фраз: «доброе утро», «мой друг», «спасибо». В командах, за которые выступал Граньяни, часто играли русские хоккеисты. У них Марк-Андре и позаимствовал понравившиеся слова.

- Два года назад моим партнером на льду был русский игрок, который каждый раз приветствовал меня: «Доброе утро, обезьяна». Это звучало по-приятельски, я знал перевод, так что никаких обид не было. В «Динамо» мы тоже любим поприкалываться. Конечно, я улавливаю далеко не все шутки, но за сезон мой русский спрогрессировал. Хотя мне не приходится часто общаться с кем-то вне льда. Я довольно скучный парень: после тренировок иду в ресторан и затем домой. Именно поэтому, когда переехал в Минск, подыскивал жилье поблизости с хорошими ресторанами. Если честно, я совсем не готовлю самостоятельно. Могу с утра поджарить яичницу или позавтракать йогуртом, но все остальные блюда ем в ресторанах.

По чистой случайности выяснил, что мне отлично подойдет район Немиги. В один из первых дней в Минске я пошел на прием к доктору и разговорился там с женщиной. Она посоветовала поселиться в районе улиц Революционной, Комсомольской или Городской Вал. Теперь я живу в сотне метров от всех любимых заведений. Мне кажется, ресторанная еда лучше той, которую я могу приготовить. Хотя в минских магазинах широкий выбор товаров. Порой не могу найти привычные канадские продукты. Слышал, что жены Шарля Лингле и Пола Щехуры привозили из Канады соусы, которые нереально достать в Минске. Но это нормальная ситуация – мы же в Беларуси, а не в Канаде.

Граньяни – один из немногих холостяков в минском «Динамо». Защитник рассказывает, что в свободное время, когда хоккеисты разъезжаются к семьям, он созванивается с одноклубниками, которые живут в Минске одни, и они вместе строят планы. После отъезда Ника Бэйлена и Давида Улльстрема в компании Марка-Андре остались Аарон Палушай и Фредрик Петтерссон.

- Я не спешу жениться, потому что для меня это очень важное решение. Меня пугает, что 50 процентов семей спустя год, пять или десять разводятся. Я не понимаю людей, которые женятся только потому, что уже долго встречаются и им пора переходить на следующую стадию отношений. Знаете, я не готов потратить несколько лет жизни и со временем осознать, что мать моих детей – не та женщина, с которой хочется прожить всю жизнь. Моя проблема в том, что перед глазами есть фантастический пример родителей. Они слишком хороши, и я не знаю, возможно ли в сегодняшнем мире построить такую же крепкую семью, но на меньшее я не согласен.

Хоккеистам часто предъявляют претензии, что они выбирают в жены красавиц и топ-моделей. Но я считаю, что все люди в первую очередь обращают внимание на внешность. Без этого не может проснуться интерес и желание начать общение. У меня нет некого списка требований, которому должна соответствовать девушка. Найти хорошенькую девушку – не проблема. Проблема в том, чтобы встретить кого-то, с кем захочешь прожить жизнь. Мои родители познакомились, когда мама гостила в Италии у родственников. Папа тогда жил на Апеннинах. К ним быстро пришло осознание того, что они хотят провести вместе всю жизнь. Мама говорит, что она поняла это через секунду. Представьте, какими сильными были их чувства, если родители, не имея Skype и FaceTime, три года поддерживали отношения на расстоянии, отправляли письма на другой континент и изредка ездили друг к другу в гости.

Марк-Андре заметил, что белорусские девушки часто знакомятся, распознавая в нем известного игрока. По словам хоккеиста, женщины в Канаде стремятся состояться в карьере или бизнесе, а многие минчанки выбирают другой путь – поиск обеспеченного мужа.

— Я не так часто выхожу в люди, поэтому контингент окружающих меня людей достаточно однообразный. Но я вижу, что посетительницы Café De Paris или Bistro de Luxe – это девушки, помешанные на деньгах. Они мечтают о дорогих машинах, украшениях и приходят в такие заведения в поисках богатых мужчин. Конечно, это не означает, что все белоруски такие. Думаю, если бы я ужинал в McDonalds, то открыл бы для себя совершенно других белорусок. Канадки тоже бывают разные, но большинство пытается зарабатывать деньги самостоятельно. Наверное, в Беларуси сложнее заработать большие деньги, чем найти богатого мужа.

«Зарплата хоккеистов и учителей точно так же несопоставима в Канаде, как и в Беларуси»

Граньяни с пониманием относится к белорусам, которые критикуют хоккеистов за высокие зарплаты. Он убежден: так устроена мировая спортивная индустрия, и пропасть между средней зарплатой гражданина страны и хоккеиста существует не только в Беларуси.

- Я понимаю раздосадованных белорусов, которые вынуждены жить на небольшие зарплаты. Но заработная плата хоккеистов и учителей точно так же несопоставима в Канаде, как и в Беларуси. Я не сорю деньгами, стараюсь участвовать в благотворительных акциях и доставлять радость в мелочах – дарить клюшки, уделять внимание болельщикам. Я не очень инициативный парень и редко занимаюсь собственными проектами, но ежегодно в летний период принимаю участие в благотворительных матчах и отзываюсь, если кто-то просит о помощи.

Марк-Андре восхищается фанами минского «Динамо», называет их лучшей поддержкой за всю его карьеру и уверяет, что это не просто дежурный комплимент.

- Когда мы забрасываем, «Минск-Арена» взрывается. Иногда у меня складывается ощущение, что мы не просто забили очередной гол, а уже выиграли матч или даже Кубок – такие эмоции на трибунах. Я всегда поднимаю глаза на зрителей, чтобы подзарядиться от них невероятной энергетикой. Некоторые думают, что хоккеисты ничего не замечают во время матчей. Но мы видим и ликующих фанов, и людей, покидающих арену раньше времени. Я не осуждаю таких болельщиков. Возможно, кому-то действительно невыносимо наблюдать за проигрышем команды, а кому-то надо успеть на автобус – у каждого своя причина.

Граньяни затрудняется описать среднестатистического белоруса. Он уверяет: все мы слишком разные.

- Кто-то улыбается и постоянно шутит, как Саша Кулаков (хотя 80 процентов шуток я не понимаю, потому что они на русском), кто-то более замкнут. Точно так же и в Канаде –в каждый человек индивидуален, поэтому я не спешу вешать ярлыки на всю нацию. Кстати, заметил интересную привычку: вы не придерживаете двери на входе в магазин, не оборачиваетесь, чтобы посмотреть, есть ли кто-то позади. В Канаде я всегда жду человека, находящегося в двух метрах, чтобы его не ударило дверью. А здесь никто этого не делает. Хоть сейчас можем спуститься в холл «Арена-Сити» и провести эксперимент. Возможно, мне не везло, и я постоянно натыкался на такое поведение после проигранных матчей. Хотя не думаю, что люди узнавали меня и намеренно захлопывали дверь перед носом, ха-ха.

«Кто знает, женюсь я на канадке, шведке или белоруске»

В конце апреля у Граньяни заканчивается контракт с минским «Динамо». Отметив свой тридцатый день рождения в компании болельщиков на закрытии сезона, Марк-Андре готовится к отлету на родину. Будет ли повод вернуться в Беларусь на продолжительное время, станет известно уже скоро.

- Я не загадываю, как сложится жизнь. В Беларуси я чувствую себя в полной безопасности: могу спокойно выйти на прогулку по Минску в любое время суток. В Монреале есть такие районы, которые даже мне, здоровому двухметровому парню, лучше обходить стороной. В ближайшие годы моя геолокация будет зависеть от хоккейных предложений, а дальше – от семьи. Кто знает, женюсь я на канадке, шведке или белоруске.


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/hockey/469156.html