.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Джастин Фонтейн: "Хочу перезагрузить карьеру".
8 августа 2017 года. Pressball.by

Новобранец «зубров» еще не успел толком освоиться в команде и Минске, но уже стал объектом внимания корреспондента «Прессбола» Сергея Николаева.

Как идет адаптация на новом месте?

- Я здесь всего несколько дней. Минск – очень красивый город. В команде меня приняли хорошо. Рад, что стал частью «Динамо».

Как организм воспринял смену часовых поясов?

- Ох, джетлаг – это тяжело. Я ведь практически никогда не был в Европе. Лишь в шестнадцатилетнем возрасте приезжал на турнир в Швецию. Но тогда мы пробыли там дня четыре или около того. Сейчас же утром надо идти на тренировку, а хочется спать – в Северной Америке-то еще ночь. Но, надеюсь, в течение недели привыкну, и дальше будет проще.

Знаю, твой багаж затерялся в пути...

- К счастью, его уже нашли. Хоть нормально позанимался с командой, побросал шайбу.

А что делал в предыдущие дни?

- Тоже был на арене, но на лед не выходил. В свободное время гулял по городу, заходил в магазины. Разбирался с мобильной связью и так далее. В общем, пытался акклиматизироваться на новом месте. Стараюсь запомнить одноклубников если не по фамилиям, то по прозвищам – например, Амбро.

Где поселился?

- В гостинице «Виктория-Олимп». Рядом с «Минск-Ареной», так что удобно ходить пешком.

Перелет в Беларусь – самый длинный в твоей жизни?

- Точно. Рейс из Миннеаполиса в Торонто задержался на четыре часа. А затем девять часов летел через океан в Варшаву, откуда уже добирался до Минска. В общем, утомительное путешествие. В сумме оно заняло, если не ошибаюсь, 26 часов. В минском аэропорту еще надо было проходить пограничные формальности, затем добираться до отеля. В общем, в следующий раз постараюсь распланировать маршрут лучше.

Самолетов не боишься?

- Нет. Когда играл в «Миннесоте», мы постоянно путешествовали по воздуху по всей Северной Америке. Поэтому привык.

В КХЛ придется летать далеко. Иногда даже на Дальний Восток...

- Серьезно? Я только слышал, что в лиге есть китайский клуб. Интересно, сколько по времени занимает рейс в те края? Часов восемь-девять?

Имеешь вообще представление, какие команды выступают в КХЛ?

- Не доскональное. Пока особенно не изучал новую для себя лигу. Но в ней выступают несколько моих приятелей, и главным образом получаю информацию от них.

Кто они?

- Чарльз Геноуэй из «Лады», Джонатон Блум из «Адмирала»... Ребята в один голос хвалили саму лигу. Говорили, хоккей здесь быстрый, игроки техничные. Ну и понятно, что большие площадки. Надо немного перестроиться. Постараюсь сделать это как можно быстрее.

И все-таки, какие клубы лиги тебе уже известны?

- «Йокерит»... Еще могу назвать города – Москва, Санкт-Петербург, Ярославль, Казань, Омск. В общем, географию более или менее представляю.

Едва ступив на белорусскую землю, ты назвал Минск одним из самых красивых городов КХЛ. Откуда знал?

- Опять же, друзья рассказали. Еще, по их словам, на матчах здесь классная атмосфера. Пока я не убедился в этом лично, так что остается поверить на слово. Ну а сам город, по первым впечатлениям, отличный. Я брал такси, ехал в центр. С новыми одноклубниками – Граньяни, Энротом – ужинали в ресторанах, изучали разные места. Граньяни же выступал здесь в прошлом сезоне, он много знает. Конечно, на первых порах испытываю культурный шок. Но ребята помогают освоиться. Еда здесь точно вкусная.

В Минске тебя уже узнают?

- Видимо, нет. На улице никто не подходил.

Есть ощущение, что почти в 30 лет начинаешь все с нуля?

- Что-то в этом роде. Но знаешь, мне даже нравится. Хочу перезагрузить карьеру. Интересно попробовать себя на европейских площадках. В колледже я немного выступал на большом льду, но с тех пор – ни разу.

Тебе такая игра подойдет?

- Думаю, да. Просто надо время, чтобы приспособиться. Сейчас сбор, выставочные матчи – есть возможность привыкнуть. Больше пространства, есть где развернуться. Мне это нравится.

А стиль НХЛ тебе был по душе?

- Я же вырос на таком хоккее. В Северной Америке у меня были успешные отрезки в карьере – и в колледже, и непосредственно в НХЛ. Хотя в «Миннесоте» пришлось поменять стиль игры. В университете делал упор на владение шайбой. В сильнейшей же лиге мира пришлось больше двигаться, действовать энергичнее и агрессивнее. Что поделать: если уж попал на такой уровень, то надо приноравливаться. Зато теперь считаю себя весьма разносторонним хоккеистом. Это и помогло три года успешно выступать за «Миннесоту».

Почему же ушел оттуда?

- Закончился контракт, получил статус свободного агента. А в клубе сменился тренер... Подписал просмотровый контракт с «Флоридой», но не прошел фитнес-тест. Еще не оправился от травмы, которую получил до начала предсезонки, и итоге оказался в «Рейнджерс». Однако в основной команде конкуренция, и я выступал в АХЛ. Но ничего – хочу вновь заявить о себе. Интересно, смогу ли добиться здесь успеха. Считаю, мне выпал отличный шанс.

Есть страх перед неизвестным?

- Ну да, сейчас немного нервничаю. Можно много о чем спрашивать у ребят, но испытать все на себе – совсем другое дело.

Роб Клинкхаммер недавно рассказывал, как переживал по любому поводу в первый минский месяц.

- Сейчас я испытываю аналогичные чувства. Все новое, и хорошо, что рядом более опытные партнеры, которые могут что-то показать. Тот же Граньяни.

Раньше тебя ведь приглашали в КХЛ?

- Верно. В прошлом сезоне едва не подписал контракт с одним из клубов. Однако в итоге получил предложение от «Рейнджерс» и решил попытать счастья там.

В НХЛ ты провел почти две сотни матчей. Есть чем гордиться?

- Ну конечно. Я парень из маленького городка, обыкновенный игрок, который никогда не был задрафтован и пробивался через команду колледжа. Мечта сбылась, и доволен тем, как выступал в лучшей лиге мира. Много чудесных воспоминаний.

Например?

- Как у всех: дебютный матч, первая заброшенная шайба. Такие моменты просто незабываемы, они останутся со мной до конца жизни.

Первую игру в НХЛ ты провел поздновато...

- В 26 лет. До этого четыре года выступал за колледж, еще пару сезонов в AHL. За это время постоянно прибавлял и наконец вышел на НХЛовский уровень. Если ты не задрафтован, то можешь пробиться именно по такой дороге.

Твоя фамилия французская?

- Да, хотя на «френче» почти не говорю. Учил язык в старших классах, но мало что отложилось в памяти. Мой родной город Боннивилл находится в англоязычной провинции Альберта. Правда, раньше там было много франкоканадцев. Если взять поколение моей бабушки, то люди активно говорили на французском. Но более молодые перешли на «инглиш».

Читал, в Боннивилле есть и украинская диаспора.

- Верно, довольно большая. У нее хорошая кухня – борщ, пироги, еще роллы из капусты...

Голубцы, что ли?

- Да. Мне эта еда по вкусу. Немного знаком с украинской культурой. У меня на родине есть друзья с фамилиями Кравчук, Макарук... Правда, они говорят только по-английски. Украинский в их семьях помнят только бабушки.

В Боннивилле всего пять тысяч жителей...

- Согласно последним данным – восемь. Все друг друга знают. У нас красивое озеро, есть поле для гольфа, Место, конечно, не туристическое, однако летом там красиво. Рядом нефтяные промыслы, от которых наш городок очень зависит. Так что падение цен на «черное золото» в последние годы отразилось на благосостоянии людей негативно.

Если бы не хоккей мог бы стать нефтяником?

- Да, работал бы посменно. Неделю трудишься, неделю отдыхаешь. Многие друзья детства этим и занимаются. Зарплаты у них неплохие – но, конечно, не такие, как в КХЛ.

Эдмонтон от Боннивилла недалеко?

- Два часа езды. Я с детства болел за «Ойлерс».

Жалеешь, что не родился лет на десять раньше? Тогда увидел бы великого Уэйна Гретцки в форме «Эдмонтона».

- Ну нет, чего там переживать? Хотя в восьмидесятые «нефтяники» и правда выступали очень здорово. Когда я был совсем маленьким, брали Кубок Стэнли.

Знаешь, что у Гретцки есть белорусские корни?

- Правда? Впервые слышу. С Уэйном я лично не знаком, хотя было бы здорово с ним встретиться.

Сложно было в 19 лет перебраться из родного городка в Миннесоту?

- Не очень. Я поступил в колледж, который находился не в самом Миннеаполисе, а в двух часах езды от него, в небольшом городке. Поэтому быстро привык. Да и эта часть Америки во многом похожа на Канаду. Тот же пейзаж, те же деревья.

Какое образование ты получил?

- В сфере финансов. Всегда любил числа, математику. Ха-ха, писать сочинения меня даже не просите!

Наверное, хорошо помнишь всякую статистику?

- О, нет. Особенно за этим не слежу.

Как человек, долго живший в Америке, что думаешь о ее новом президенте?

- Ха! Я лучше не буду заморачиваться, а просто понаблюдаю за происходящим.  Политических взглядов у меня нет. Просто слушаю, что говорят другие люди.

А о Беларуси и Минске до приезда хоть что-то знал?

- Ну... Был в курсе, что есть страна с таким названием. А вот о Минске до определенного времени вообще не имел представления. Впервые услышал о вашем городе, лишь когда заинтересовался КХЛ, – год назад.

Какой ты человек?

- Люблю пошутить и наслаждаться жизнью. Обычно у меня хорошее настроение. В пессимизм впадаю редко. Да, у каждого случаются спады и подъемы, однако стараюсь радоваться всему, что происходит. Думаю, в жизни мне в целом повезло. Конечно, все хотят выступать в НХЛ, но ситуация меняется, и надо к ней приспосабливаться.

Ты не женат?

- Нет, но есть невеста. Она живет в Миннеаполисе – отпуск провожу в основном там, в Боннивилл приезжаю недели на три. В сентябре моя девушка приедет в Минск. Она уже ждет этого с нетерпением — хотя поначалу тоже явно испытает определенный культурный шок.

На родине часто спрашивают: мол, куда это тебя занесло?

- Бывает. Но я записал на улицах несколько видеороликов и прислал их родным и друзьям. Пусть увидят: Минск – красивый город. Ничего страшного здесь нет.


Читать полностью:  http://sport.tut.by/news/hockey/469156.html