.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

31 января 2012 года.
Сандис Озолиньш: Стану либо предпринимателем, либо тренером //
Sportbox.ru 

Защитник рижского «Динамо» Сандис Озолиньш в эксклюзивном интервью корреспонденту Sportbox.ru Артему Мельникову рассказал о своих увлечениях и кумире детства, непростом периоде в жизни, связанном с злоупотреблением алкоголем, а также объяснил, почему не воспользовался правом взять на день Кубок Стэнли, который выиграл с «Колорадо» в 1996 году.
 

«ПЕЙТЕ ПИВО «АЛДАРИС» – БУДЕТЕ КАК БАЛДЕРИС!»

– Вы ведь начинали с фигурного катания?

– Мне не нравился этот вид спорта, он считался немужским, однако мама настояла, отдала в спортшколу. Там промучился год. Но я всегда мечтал стать хоккеистом. В Риге тогда здорово выступало «Динамо» - все ребята во дворе гоняли шайбу. Хотя первый шрам я получил, еще когда учился делать прыжки и вращения: упал, бровь рассек

– Кто был вашим кумиром детства?

– Хельмут Балдерис (легендарный нападающий рижского «Динамо» - прим. Sportbox.ru). До сих пор помню рекламный слоган 80-х: «Пейте пиво «Алдарис» - будете как Балдерис!» (Смеется). Он был звездой.

– Вы любите горные лыжи?

– Очень. К сожалению, в течение сезона выбраться в горы не удается. Не боюсь ли получить травму? Сейчас я уже стараюсь осторожно кататься, трассу попроще выбираю (Улыбается). Когда был молодым, даже во время чемпионата мог позволить себе покататься. Тренеры это замечали, но запретить не могли. Лишь в «Колорадо» Марк Кроуфорд, однажды увидев, что у меня все лицо красное от загара, а вокруг глаз белые пятна, вызвал в кабинет на серьезный разговор. Если передать его речь в нескольких словах, то это звучало так: «Можешь хоть на Останкинскую башню залезть, но если что-то случится, отвечать будешь сам».

– Второе хобби – гольф. Не скучно?

– Надо понимать этот вид спорта. Ощущения примерно такие же, как на рыбалке.

– В гольфе принято сдерживать эмоции.

– Поначалу, когда что-то не получалось, эмоции перехлестывали. Я ругался, швырял клюшку. Потом друзья мне объяснили, что я не так часто тренируюсь, чтобы переживать из-за каждого промаха. Нельзя требовать от себя максимальных результатов. Хотя я все равно волнуюсь перед ударом, но стараюсь сдерживать себя. В гольфе все происходит медленно, и это самое страшное. На льду надо принимать решение за доли секунды, а тут, на зелёном газоне, можно задуматься. И не дай бог, в голову закрадется мысль о плохой попытке - шар точно полетит не туда.

– Вам нравится спокойный отдых?

– Люблю разгадывать кроссворды – на латышском и английском. На русском пробовал – не получается. Я думал, что знаю много слов по-русски, но когда начал разгадывать кроссворды, понял, что это не так.

– Вы спонсировали молодёжную хоккейную организацию, которая закупала спортивное оборудование.

– Это было очень давно. Чтобы заниматься такими вещами, нужно лично контролировать процесс. Возможно, после завершения карьеры снова займусь чем-то подобным.

АНГЛИЙСКИЙ УЧИЛ САМОСТОЯТЕЛЬНО

– Вы поехали в НХЛ, не зная английского языка.

– Сначала меня на полгода отправили фарм-клуб, чтобы я выучили язык, наладил быт. Мне очень хотелось знать английский, чтобы смотреть телевизор, ходить в магазин и, конечно, понимать, что говорят тренеры в раздевалке, хоккеисты на льду. На курсы не было времени, поэтому решил заняться языком самостоятельно. Каждый день покупал газеты и переводил статьи со словарем. Завел специальную книжку, куда записывал все непонятные слова. Постоянно спрашивал у товарищей, что означает та или иная фраза. Однажды, когда мы с моим соседом по комнате смотрели телевизор, я его так замучил вопросами, что он разозлился на меня и закричал: «Дай мне спокойно посмотреть фильм!». А через три месяца пришлось сдавать экзамен. Мне надо было объяснить клерку в банке, что я хочу перевести деньги со счета на счет. Сильно волновался, но зачет сдал.

– Вы долго не давали интервью на английском языке.

– И правильно делал. Надо хорошо знать язык, чтобы правильно донести свою мысль до журналистов. Помню, после одного моего интервью хоккеисты «Детройта» на меня сильно обиделись. Нашей команде предстояло сыграть с «Ред Уингз», которых мы прошли в плей-офф в предыдущем сезоне. Я хотел сказать, что на этот раз противник серьезнее настроиться на матч, а получилось «соперник боится играть против нас».

УСТАЛ ОТ ХОККЕЯ

– Во всех клубах НХЛ вы были на лидирующих позициях, но вас все равно обменивали. Для этой лиги ситуация, когда хоккеист среди ночи узнает, что его перепродали в другую команду, – норма.

– Это часть работы. Ты подписал с клубом контракт, значит, согласился на его условия. Личные обиды – на второй план. Честно говоря, было неприятно, каждый раз узнавать, что тебя обменяли. Но я всегда знал, почему руководство это делает.

– Почему в 2003 году вы отказались от участия в конкурсах перед Матчем звезд НХЛ?

– За несколько дней до Матча звезд меня поменяли из «Флориды», которая играет на Востоке, в «Анахайм», выступающий на Западе. И я сомневался, могу ли выйти на лед в форме «Флориды», когда по факту я уже был игроком «Анахайма». Как говорится, когда не знаешь что делать, лучше не делать ничего. Но потом организаторы мне объяснили, что шоу проводится ради болельщиков, которым просто хочется увидеть своих кумиров на одной площадке, и не так важно, в майках какой команды они выйдут на лед. Тогда я согласился участвовать в самом матче, а конкурсы к тому моменту уже пропустил. В этом году в КХЛ такая же ситуация была у Владимира Тарасенко.

– Каждому хоккеисту, завоевавшему Кубок Стэнли, его дают на сутки в полное распоряжение. Почему вы отказались?

– Хотел отвезти его в Ригу, показать родителям, друзьям, но мне отказали. Хотя для Петера Форсберга сделали исключение, и он долетел с ним до Швеции. Я обиделся.

– Перед тем как вернуться в Ригу, вы год нигде не играли. Почему?

– Устал. Не было огня в глазах. Я тогда думал, что завершил карьеру. Целый год наслаждался жизнью без хоккея, который даже по телевизору не смотрел. Катался на лыжах, играл в гольф. Море свободного времени… Перед самым Новым годом мне позвонили из Риги и предложили контракт. А ведь за год не то что ни разу не коснулся шайбы – в тренажерный зал не ходил! Мягко говоря, был не в форме. Попросил у «Динамо» две недели подумать. В итоге решил, что надо закончить карьеру там, где ее и начал. Другим клубам КХЛ отказал бы.

АЛКОГОЛИЗМ НЕИЗЛЕЧИМ

– В 2006 году вы злоупотребляли алкоголем. Как смогли излечить зависимость?

– Я снимал стресс после матчей за бутылкой крепкого напитка. Постепенно это вошло в привычку. Пил каждый день все больше и больше. Я не понимал, что лечу в пропасть. Хорошо, что в НХЛ была программа по противодействию наркомании и алкоголизму. И я отправился в клуб анонимных алкоголиков. Поверьте, даже после первого курса реабилитации было трудно свыкнуться с мыслью, что от выпитого не станет лучше. Алкоголизм неизлечим. Я долго держался, но потом снова сорвался и сел пьяный за руль. После этого случая – ни капли. Спасибо клубу и семье, что поддержали. Я до сих пор хожу в клуб анонимных алкоголиков в Риге. Мне это помогает.

– Ваша семья живет в Америке?

– С женой я развелся в прошлом году. Дети живут вместе с ней за океаном. Заканчивают школу. Переедут ли они в Латвию ко мне или останутся с мамой в Америке – решать им. Я могу лишь посоветовать.

– По менталитету они больше американцы или латыши?

– Думаю, что американцы. Они всю жизнь прожили за океаном и чувствуют себя там хорошо. Вообще они паразиты (Смеется). На прошлой Олимпиаде, когда Латвия играла против Америки, они болели за американцев. Но если латыши противостоят какой-то другой сборной, чтобы родители не ругали, переживают за Латвию.

– Увидим мы вас в майке рижского «Динамо» в следующем сезоне?

– Реально – пока не знаю. Решение приму сезона.

– Чем бы хотели заняться после окончания карьеры?

– Обязательно получу высшее образование по специальности «Бизнес и менеджмент». Стану либо предпринимателем, либо тренером.

Stolica.ru