Rambler's Top100

ПРЕССА
Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

ИГОРЬ ЗАХАРКИН: ЗДОРОВАЮСЬ С ВАЙСФЕЛЬДОМ. НО В РАБОТЕ ОН МЕНЯ ПОДСТАВЛЯЛ
"Советский Спорт". 4 марта. Павел Лысенков.

Обозреватель «Советского спорта» взял эксклюзивное интервью у главного тренера «Салавата Юлаева» Игоря Захаркина, который покидает этот пост.

Игорь Захаркин смог ответить только с третьего звонка. Все бегал по делам, был занят. Но вот главный тренер «СЮ» доехал с шофером до дворца, зашел в свой кабинет…

- Ну все, я свободен! – выдохнул Захаркин.

- В каком смысле?
- В полном!

«ПЕРИОД ЖИЗНИ В УФЕ ЗАКОНЧЕН»
 
- Честно скажу тебе, Паша: я сделал все, что мог, - сказал Игорь Владимирович, которого я знаю много лет. Поэтому на «ты». – Но как побеждать с такими травмами? Фактически без игроков. Мы бились сколько могли против команды, которая укомплектована и реально готовилась к плей-офф. Что я мог сделать больше? Ухожу с чувством собственного достоинства, с незамаранной профессиональной честью. Так заканчиваю свой период жизни в Уфе.

- У вас все решено?
- Уже да.

- Генменеджер «СЮ» Леонид Вайсфельд сделал заявление, что судьба Захаркина будет решаться на следующей неделе.
- Да это все… На следующей неделе… Он мне судья что ли? Я сделал все, что мог. И ребята мои поступали правильно. Считаю, мы проделали огромную работу. Не думаю, что допустили какие-то профессиональные ошибки. У нас не было людей – но это не от нас зависит. Мы говорили об этом постоянно. Били тревогу, начиная с августа. В сентябре вообще плотно этим занимались. Но не вышло. Не получили мы подкрепление ни в сезоне, ни на флажке при дозаявке. Ну играли теми, кем есть. И выглядели достойно.

- Конфликт «Захаркин - Вайсфельд», этот тяни-толкай. Даже карикатуры об этом рисовали. Почему так оказалось?
- Нет у нас никакого конфликта, Паш. Конфликт – когда люди ругаются друг с другом, высказывают разные точки зрения. А тут все просто и ясно. Я хотел, чтобы генеральный менеджер постоянно работал в тесном контакте с тренерским штабом, с игроками. Он же видит, какие у нас проблемы по составу. У меня 60 процентов игроков травмированы. И никаких сдвигов. Говорить, что на рынке нет игроков? В чем тогда смысл работы генерального менеджера? Набрать команду – кстати, без участия тренеров – в апреле-июне. А в июле я вижу, что мы получаем. И потом я начинаю эту нервотрепку. Это что ли правильно?  Я считаю, что он должен работать постоянно. Менеджер – это 24 часа труда в сутки. Так работает тренер. Можно говорить что угодно. Я читал интервью Леонида Вайсфельда о том, что у нас творческие разногласия. О чем вы? У нас что, квантовая физика? Тут чисто практическое дело. Нужен игрок – найдите его мне.

- Вайсфельд рассказывал: мол, Захаркин ко мне приходит и говорит, что возьми Иванова, Петрова, Сидорова. А мне нужно говорить так: отыщи центрфорварда с такими-то характеристиками.
- Ты же понимаешь, Паш, что это чушь. Вот начинается ситуация, когда у меня вылетают крайние нападающие. Вообще ни одного игрока. Майоров травмирован, Хартикайнен, Макаров, Лазарев, Нестеров… Мне нужен любой игрок. Я прошу об этом! Хорошо, что ребята нашли Мальцева. Слава богу! Говорили, что Мальцева мы никогда не получим – он дешевый, и его «Авангард» не отдаст. Каким-то образом его отпустили. Потом появился Паршин. Нужен? Конечно, если игроков нет! И я никого Вайсфельду не диктую. Просто ребята находят по своим каналам. Он же говорит, что никого вообще нет! Если бы мы не взяли этих игроков, у нас вообще не было бы состава. Здесь нельзя говорить о разногласиях. Тут сам подход. Это работа! Это не ходить в галстуке и потирать руки.

- Раньше Вайсфельд говорил, что очень хочет видеть вас тренером. И два года назад в Уфе у вас все было идеально. Когда возникла трещина?
- Это все постепенно. На самом деле я очень хорошо отношусь к Леониду как к человеку. Я же не могу сказать, что он – плохой. Хороший парень. Просто у нас разный подход. Для меня работа – это все. Я живу хоккеем, занимаюсь командой. С удовольствием здороваюсь с Вайсфельдом. Надо общаться – пожалуйста. Но есть вопрос работы. Там я чувствую, что меня подставляют. Потому что я не получаю игроков. Есть я. И есть моя перебитая, израненная команда. И есть человек, который говорит: «Молодцы, все с нами в порядке». Может, тут начинается конфликт?

«СКАЗАЛ РЕБЯТАМ, ЧТО ИМИ ГОРЖУСЬ»
 
- Объясните мне ситуацию с вратарем. Почему вы снова сделали ставку на Никласа Сведберга? Вам ведь летом предлагали Скривенса, Коваржа.
- Вот как было дело. Тот же Вайсфельд и Емелин говорили, что есть Коварж. А у нас тренер по вратарям Кореньков. Его попросили сделать сравнительный анализ: кто такой Коварж, кто такой Сведберг. Через какое-то время Кореньков приходит ко мне в кабинет. Показывает таблицы, графики, из которых следует, что Сведберг более стабилен в матчах плей-офф. Я ему отвечаю: «Иди не ко мне, а к Вайсфельду. Решай вопрос. Этим должен заниматься генеральный менеджер». Потом ко мне приходит Вайсфельд: «Да, он меня убедил. Сведберг лучше». Я не возражал. Тут было общее решение. Почему я на это согласился? Потому что считал – любой вратарь, приходящий в КХЛ, всегда будет котом в мешке. Мы не знаем, как он сыграет, как быстро освоится. Но мы знали уровень Сведберга, его слабые и сильные стороны. Осознавали, что это за вратарь. Тем более он год играл в КХЛ, адаптировался, понимает условия и особенности. Поэтому он остался.

- И в плей-офф Сведберг выглядел хорошо.
- Прекрасно сыграл! Но мы к плей-офф шли через нервотрепку. И в последнем окне на Евротур я посвятил подготовку команды к двум матчам – с «Ак Барсом» и «Ладой». Было принципиально их победить и самим войти в восьмерку, а не с чьей-то помощью. И это отразилось на игре против Казани в первом раунде. Мне просто не хватило человеческого ресурса, да и везения. Я очень рад, что парни провели эти матчи очень достойно. Они были не пустыми, а проведенными в борьбе. Все игры – с разницей в одну шайбу. Два гола мы пропустили на последних секундах из-за глупости своей. Один матч взяли, вчера в овертайме проиграли. Но сражались как могли против «Ак Барса», который был ровным во всех линиях. Я сказал вчера ребятам, что горжусь ими. Они провели очень сложный сезон, играли с серьезными травмами. А они идут еще с прошлого года. И как решал проблему менеджмент? Мы ведь знали, что у нас Энгквист с сотрясением мозга, Григоренко, Бодров и Соин с серьезными травмами, Майоров – тоже. Я вам пятерых травмированных с того сезона перечислил. Вот как на них можно было рассчитывать? Но мы же остались без укрепления! Посмотрите, ни одного игрока не взяли. Хорошо, что получили Кирилла Капризова. Но нельзя говорить до сезона, что команда усиливается юниором. Это же смешно. Вот я сам попросил в прошлом сезоне, чтобы у меня были Денис Куляш и Костя Корнеев. Если считаете, что они сыграли плохо – тут конкретно моя вина. Но я считаю, что они сыграли достойно. Куляш забил 13 голов, ну а Костя сломал ногу – перелом стопы. До этого он играл блестяще. Провел практически все свои матчи на хорошем уровне.

«ИНФОРМВОЙНУ МЫ ПРОИГРАЛИ»
 
- Почему судейство в серии было кособоким, и не в пользу «Салавата Юлаева»? Я не говорю о предвзятости, но в некоторых моментах это чувствовалось.
- Знаете, когда команда выходит бороться за большой титул, то за тренерами и хоккеистами стоит серьезная организация. А тут мы поехали, как будто «Салават Юлаев» играет обычные матчи, а не плей-офф.

- Вы же помните, какое лобби у вас было в СКА в 2015 году. По любому поводу весь клуб вставал стеной, защищая свои интересы.
- Да в том-то и дело! Я к этому привык. И знаю, что так должно быть. «Салават Юлаев» - это не просто игроки или Захаркин. Это клуб. Единый сжатый кулак. И я уверен, что моя спина прикрыта, и мои мысли только о том, чтобы все было в порядке с результатом.

- «Салават Юлаев» ведь входит в пятерку топ-клубов КХЛ.
- Вот именно. И дело даже не в деньгах, они просто освоены. А в эффективности использования средств.

- Кто против вас вел информационную войну?
- Слух о том, что в Уфу надо приглашать Майка Кинана, ушла от одного из журналистов (Захаркин назвал фамилию, - Прим.ред.). А когда заговорили, что надо снимать Захаркина, этот инсайд запустили из «Авангарда». Мне так объяснили, они боятся, что мы будем играть с ними в первом круге – и начали информационно расшатывать наш клуб. Вот такое объяснение я получил. За что купил – за то продаю.

- Но вы согласны, что такая война была?
- Конечно! И вспомните, как резко и жестко отреагировали в СКА в 2015 году, когда со стороны запустили слух о премиальных в 40 млн рублей. Это и есть защита от клуба, когда команду оберегают и беспокоятся о ее моральном состоянии. А в «Салавате Юлаеве» реагируют: ну написали, ну смешной слух, ну сфотографировали игроков с бокалом пива…

- История с пивом – как скандал с курильщиками на чемпионате мира-2010.
- Ребята поступили как маленькие дети. Очень непрофессионально. Нельзя во время плей-офф, после неудачного матча выходить напоказ и пить пиво. Так поступают только глупцы! И они сами это поняли. Пришли раскаиваться, что так подставились. Хотя среди них был игрок, например, которому вообще нельзя спиртное. Он и не пьет его никогда. И что там пили вообще? Квас, безалкогольное пиво? Никто ведь не проверял. Но зачем так идти на публику? Все же понимали, это окажется в интернете. Конечно, игроки за это прилично получили. Но в восемь часов они были все у доктора, проходили обследование. Не было никакого пьянства. А информационную войну – да, мы проиграли.

«КАПРИЗОВ ХОТЕЛ ИГРАТЬ У МЕНЯ»
 
- По команде ударил инсайд о том, что Кирилл Капризов уходит в ЦСКА?
- Не так особенно ударило. Потому что у меня была беседа и с Кириллом, и с его папой. Они хотели бы играть у меня. Но на состояние команды это никак не повлияло. Никто на эту тему особо не распространялся.

- Думаете, Капризов теперь уйдет из Уфы?
- Я не знаю, Паш. И не могу спекулировать – это уже не в моей власти. Тут я не могу влиять, и не знаю, как дальше будут разворачиваться события.

- Есть слух, что Линус Умарк хочет вернуться в Швецию. Это так?
- Этот слух появился из шведской газеты «Курьерен». Он сказал, что вернется после окончания контракта в России. Но Умарк подписан Уфой до 2018 года.

- Когда «СЮ» вылетел, сразу же появились эксперты. Кожевников: «Захаркин не умеет работать самостоятельно». Сафин: «Мало порядка в обороне у Уфы».
- Кто-кто?

- Венер Сафин. Он входил в ваш штаб.
- Ах, и Сафин тоже.

- У вас уже толстая кожа на такую критику?
- У каждого, кто смотрит хоккей, есть мнение. Тут просто человеческий интеллект. Есть те, кто пытаются понять, смотрят на составы, как команда готовилась и шла по турниру. Эксперты делают очень серьезный анализ. Много нюансов, которые влияют на результат. Но есть человек, который по любому поводу будет говорить только плохое. И что мне делать? Мне просто без разницы. Ну да, был такой хоккеист Кожевников. Я не знаю, где он учился и что делал. Вообще не в курсе, чем он занимался после карьеры. И вдруг он выходит с заявлениями, причем никогда не общался со мной. У нас мало вокруг тех, кто бомбит новостями? И не только в спорте. Да пусть говорит. Рот что ли затыкать? У нас свободная страна.

«С РАДОСТЬЮ ПОРАБОТАЛ БЫ С БЫКОВЫМ»
 
- Вы пойдете на встречу с главой Башкортостана Рустэмом Хамитовым? О чем будете говорить?
- Я думаю, в этом нет никакой необходимости. Я сделал полное заключение по результату. Довел все это руководителю клуба. Мы обо всем переговорили. Если глава республики захочет – то конечно. Это его право. Но решение тут не за мной. Я же считаю, что в таких условиях нет никакой возможности для продолжения работы. Еще раз спасибо коллективу игроков, тренерскому штабу, персоналу – медицинскому, хозяйственному, административному. Все честно выполняли свои профессиональные обязанности.

- Вы увольняетесь? Или вас уволили?
- По обоюдному согласию. Это ведь одно и то же. Кто меня будет судить? Но понятно, что я дальше не буду выполнять функции главного тренера «Салавата Юлаева». И не хочу усугублять отношения с Вайсфельдом, заявляя – или я, или он. Это некорректно и неправильно. Леонид меня пригласил. Я ничего против него не имею в человеческом смысле.

- Какие ваши ближайшие планы?
- Пока не знаю. Нужно еще подписать обходные документы. Я только что переговорил с директором. Сейчас с юристами все обсудим, как дальше поступить. Потом надо собрать вещи, запаковать в коробки, перевезти… Практические вещи, которые я слабо умею выполнять.

- Едете в Москву?
- Да. Куда потом – не знаю. У меня еще есть обязательства по ВУЗу, по статьям. Есть материалы в работе, которые я должен закончить.

- Вы открыты для новых предложений, как тренер КХЛ?
- Безусловно. Мне интересно работать в хоккее. Я люблю игру. Посмотрю, что будет дальше.

- Понятно, что вас постоянно достают вопросами о Вячеславе Быкове. Вам, как взрослому человеку, это наверняка надоело. Может, вы злитесь. Но я тоже спрошу – воссоединение тандема возможно?
- Меня это не злит. Всегда приятно, когда вспоминают о Славе Быкове. У меня с ним связан очень большой период жизни. Мы замечательно работали вместе. И если удастся снова поработать – я бы с удовольствием.

- Без всяких амбиций, кто главный тренер, а кто – помощник?
- Паша, вот честно, кладу руку на сердце. Это вообще не имеет никакого значения. Мне очень важно получать кайф от работы. Драйв от того, что ты делаешь ежедневно. И он у нас с Быковым всегда был. А кто главный – вообще без разницы.

 



Stolica.ru
"ЗВЁЗДЫ С ВОСТОКА" @ С 1997 ГОДА