.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Владимир Кречин: «В "Куньлуне" не было тех, кто "раскачивает лодку"»
5 апреля 2017 года. кхл.ру

Спортивный директор «Куньлуня» Владимир Кречин в интервью KHL.ru – о том, как отбирали китайских игроков в первую китайскую команду, почему на Дальний Восток «Куньлунь» летал на двух самолётах, каким видит будущее команды её новый главный тренер Майк Кинэн, а также о многом другом.

KHL.ru начинает серию интервью с руководителями клубов по итогам прошедшего сезона. Открывает её новичок лиги «Куньлунь Ред Стар». Ещё год назад китайский клуб в КХЛ существовал лишь на бумаге в виде проекта. Сказать, что он был воплощён с жизнь в кратчайшие сроки – значит не сказать ничего. Была проделана титаническая работа, клуб, команда были созданы с нуля и, невзирая на массу трудностей, достойно проявили себя в нынешнем сезоне.

Хоккейный интернационал под руководством Владимира Юрзинова выполнил главную задачу – о КХЛ узнали в одном из самых больших и самом населённом государстве мира. Матчи «Куньлунь Ред Стар» проходили в двух крупнейших городах Китая – Пекине и Шанхае, клуб с первой же попытки попал в плей-офф, где достойно сражался с действующим обладателем Кубка Гагарина, «Магниткой». Первые очки в лиге набрал китайский хоккеист. Путь только начался, написаны начальные страницы истории клуба. Тем не менее, уже сейчас можно говорить о том, что старт удался. А это – уже успех. С этого и начался разговор с Владимиром Кречиным.

«НИ СЕКУНДЫ НЕ ЖАЛЕЛ О ТОМ, ЧТО ВВЯЗАЛСЯ В ЭТО ПРЕДПРИЯТИЕ»

- Владимир Николаевич, как бы вы в целом оценили сезон «Куньлуня»?
- Однозначно как успешный, даже очень успешный. В этом сошлись все: и руководители клуба, и акционеры, и члены попечительского совета. От нас ведь, по сути, в дебютном сезоне требовалось одно – не ударить в грязь лицом, и мы с этой задачей справились. А выход в плей-офф стал приятным бонусом. Еще одним значимым достижением стала победа над «Магниткой» в одном из пекинских кубковых матчей. Как мы теперь видим, этот выигрыш дорогого стоил. Ведь больше ни одной восточной команде не удалось «зацепить» ни одной игры у безусловного лидера конференции.

- Насколько быстро вам удалось адаптироваться в Китае?
- Поначалу было очень нелегко, ведь это действительно другой мир. Во всех отношениях, начиная от быта и климата и заканчивая хоккеем. Жизнь нормализовалась, наверное, только с началом сезона, когда, во-первых, ко мне переехала семья, а во-вторых, работа вошла в привычный ритм: игры, тренировки, поездки... Вот тогда я и почувствовал, что полностью адаптировался.

- Как реагировали игроки, когда узнавали, что играть придётся в Китае? Не создавало ли это дополнительных трудностей?
- Те игроки, которые сами предлагали нам свои услуги, знали, куда едут. А те, на кого выходили мы, либо сразу отказывались, либо, подумав, соглашались. Отказавшихся было немало, и я их понимаю: все-таки решиться на такое непросто. Но если уж решился – держись. И все ребята держались. Хотя, правил без исключений не бывает, и у нас таким исключением стал Ансси Салмела: отыграл месяц, а потом сказал, что с него достаточно. Ну и ладно, мы его сразу отпустили без всяких скандалов и упреков. Как оказалось, и без него справились. Но он, повторю, стал единственным исключением, остальные, подписав контракты, ни на что не жаловались.

- Не было опасений, что не успеете? Ведь срок на формирование команды был совсем не большой.
- Иногда опасения возникали, хотя зацикливаться на этом нам просто было некогда, работали днем и ночью, собирая команду по крупицам.

- Если бы сейчас можно было вернуться во времени назад, согласились бы снова окунуться в это?
- Конечно! Это было очень интересное время. И полезное с точки зрения жизненного и профессионального опыта. Ни секунды я не жалел о том, что ввязался в это предприятие, и сейчас с нетерпением жду каждого нового дня. Уверен, что дальше будет еще интереснее.

- Что-нибудь изменили бы в составе?
- Нет, ничего бы менять не стал и ни про кого из игроков не могу сказать плохого слова. Возможно, кто-то сыграл не так, как мы рассчитывали, от кого-то мы ждали большего, но это не важно. Важно то, что они были единым коллективом, сплочённой командой, и только благодаря этому мы смогли выступить успешно. Я благодарен всем вместе и каждому в отдельности, независимо от того, кто сколько сыграл или забил.

«СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА ДАСТ НАМ ЕЩЁ НЕМАЛО ТАКИХ ИГРОКОВ, КАК ЗАК ЮЙЭНЬ»

- Как проходил отбор в команду китайских игроков? В этом сезоне за «Куньлунь» сыграли четверо китайцев. Из них двое учились хоккею в Северной Америке. Предполагали, что их число будет именно таким?
- Мы ничего не могли знать наверняка, да и предполагать что-либо было трудно, ведь китайский хоккей совсем не был нам знаком. На первый сбор в Финляндию приехала группа из тринадцати человек. Сразу выяснилось, что большинство даже близко не тянут на уровень КХЛ. В итоге остались четверо, и каждый из них сыграл хотя бы по одному матчу.

- Из китайцев лидером стал Зак Юйэнь. Ожидали, что именно он?
- Повторюсь, что нам трудно было чего-либо ожидать от ребят, которых мы увидели в первый раз в жизни. А то, что Зак стал лучшим из них, объяснимо: возраст, опыт, североамериканская школа – всё на его стороне. Но, естественно, он ещё не сложившийся мастер, ему надо много работать. И он это прекрасно понимает – вот что важно. Надеюсь, он продолжит прогрессировать. А Северная Америка сможет дать нам еще немало таких же парней, как он – этнических китайцев, прошедших за океаном хоккейную школу. Скоро вы в этом убедитесь.

- Возникали ли какие-то организационные сложности при подготовке первого матча КХЛ в Пекине?
- Сложностей было полным-полно, ведь это совершенно новая для китайцев тема. Требования Регламента КХЛ, предусматривающие самые мелкие, но от этого не менее важные детали... Лёд, борта, освещение, система видеогол, оформление арены – китайцы и представить не могли, сколько всего прописано в Регламенте. Проблемы возникали на каждом шагу, но, к счастью, решать их приходилось другим подразделениям клуба. У нас в команде своих дел было невпроворот.

- Можно ли сказать, что это была самая тяжелая работа в вашей карьере менеджера?
- Вряд ли, ведь наша работа легкой не бывает. Командой руководить – это, прежде всего, за результат отвечать. В плане ответственности работа в «Тракторе» была ничуть не легче, чем в «Куньлуне», так что я не могу ответить на этот вопрос однозначно.

- Удалось выучить китайский хотя бы на начальном уровне?
- Нет, это одна из задач на будущее.

- В прошедшем сезоне вы налетали больше, чем за всю предыдущую жизнь?
- Переезды-перелеты – неотъемлемая часть спортивной жизни, я и раньше немало странствовал, но такой интенсивности перелетов, конечно, никогда не было.

«ДАВАЙТЕ ПОПРОБУЕМ ЗАБЫТЬ О ПОСЕЩАЕМОСТИ В ШАНХАЕ»

- Самый яркий и запоминающийся эпизод, связанный с переездами или вообще с китайской спецификой?
- В начале сезона мы пару раз летали на Дальний Восток двумя самолетами! Китайцы вообще не могли понять, что такое чартер. Такого понятия у них просто не существовало: чтобы большой самолет летал, куда ему вздумается сам по себе?.. У них есть понятие бизнес-авиация – это борт до 28 мест. А у нас в делегации тогда было 34 человека. Поэтому 28 грузились в один самолет, а шестеро остальных – в маленький частный, девятиместный. И таким «авиапоездом» летели. С точки зрения комфорта это было замечательно – вся команда летела, считайте, бизнес-классом. Хотя выглядело, конечно, нелепо. Но потом всё нормализовалось, и китайцы стали принимать наши обычные чартеры.

- Значительную часть сезона команда провела в Шанхае. Можно ли было сделать так, чтобы на хоккей там ходило побольше народа?
- Опять-таки мне трудно судить об этом, потому что такими вопросами занимаются другие службы клуба. В данном случае, отдел маркетинга. Наверное, можно было что-то придумать. Но, думаю, наши маркетологи не считали нужным прилагать какие-то особые усилия для привлечения зрителей, учитывая, что Шанхай был нашим временным пристанищем. Клуб у нас пекинский, все интересы спонсоров, партнеров и рекламодателей связаны именно с Пекином, а переезд в Шанхай был мерой вынужденной и временной. Все думали только о том, как быстрее договориться с «ЛеСпорт центром» и вернуться в Пекин. Видимо, в такой обстановке было не до работы со зрителями.

Не знаю, что еще сказать по этому поводу. Наверное, только одно: давайте попробуем об этом забыть. Да, был такой неудачный период в нашей жизни, зрителей действительно ходило очень мало, но как долго можно это вспоминать? Мы вернулись в Пекин и там стабильно собирали по пять-семь тысяч человек, а иногда даже больше. Да некоторым клубам в КХЛ, имеющим куда более долгую историю, такая посещаемость и не снилась! Нужно ли новичку постоянно напоминать о том, какие неудачи сопровождали его первые шаги?

- Чувствовался подъем интереса к хоккею в Китае?
- Чувствовался. Это не назовешь хоккейным бумом, да и вряд ли можно ожидать, что за такое короткое время народ проникнется новым для него видом спорта. Задумайтесь: мы провели в Пекине всего 15 матчей! При том, что между первым и вторым была пауза в три с лишним месяца, а между последней игрой регулярки и плей-офф – месяц! Конечно, этого недостаточно для того чтобы привить людям устойчивый интерес к хоккею и начать собирать аншлаги. Но всё равно чувствовалось, что аудитория постепенно втянулась, начала живее реагировать на происходящее на льду, научилась хотя бы разбираться, в какие ворота гол – хорошо, а в какие – плохо. В общем, дело движется, только не надо думать, будто мы завтра проснемся, а Китай сходит с ума по хоккею. На всё нужно время.

«РАЗВЕ МЕСТО В ПЛЕЙ-ОФФ БЫЛО НАМ ГАРАНТИРОВАНО?»

- Кого из игроков вы бы отметили как лидеров, не только в плане статистики? На ком держалась команда?
- Многие вносили посильный вклад, каждый по-своему. Кто-то подавал партнерам пример позитивного настроя и работоспособности – например, североамериканцы Чед Рау, Шон Коллинз и Бретт Белльмор. Кто-то вдохновлял самоотверженностью, как Туукка Мянтюля или Томаш Марцинко, хотя нам часто приходилось критиковать его за бесконечные удаления. Тот же Туукка с Алексеем Поникаровским были на правах старших игроков настоящими лидерами в раздевалке. Да про многих можно сказать подобное. Именно поэтому у нас и была настоящая команда, цельная, без каких-либо кланов или группировок. Не было, как говорят, людей, раскачивавших лодку. Если кто-то и выражал недовольство чем-либо, то спокойно, по-деловому, без нытья и поиска сочувствия у окружающих.

- По ходу чемпионата возникали опасения, что не удастся попасть в плей-офф?
- А разве место в плей-офф было нам гарантировано? Уверенности в том, что мы попадем в восьмерку, у нас не было, да и не могло быть. Но нам и думать об этом было некогда. Владимир Юрзинов на одной из пресс-конференций сказал: «Мы весь сезон проводим в режиме плей-офф», и я согласен с ним. Для нас вообще не было проходных матчей, в каждом мы должны были доказывать, что имеем право на выступление в этой лиге. Где уж тут смотреть в таблицу и рассуждать о шансах на плей-офф?

- Если бы не попали на «Магнитку», могли бы побороться за второй круг плей-офф?
- Трудно сказать. С одной стороны, шансы есть всегда, и чем слабее соперник, тем этих шансов больше. Но с другой стороны, наивно полагать, будто созданная с нуля команда может рассчитывать на прогресс в Кубке Гагарина: пришел и, как бы гуляя, начал двигаться вверх по турнирной сетке. КХЛ – серьезная лига, здесь такие вещи не проходят. Так что, пожалуй, наш результат закономерен и объективен.

«РЕШЕНИЕ РАССТАТЬСЯ ПРИНЯЛИ НЕ МЫ, А ЮРЗИНОВ»

- Почему было принято решение расстаться с Владимиром Юрзиновым?
- Это решение приняли не мы, а он. Заявление, прозвучавшее на пресс-конференции после заключительного матча в Магнитогорске, стало для всех нас полной неожиданностью. Мы просто удовлетворили его прошение об отставке.

- Расстались по-доброму?
- Разумеется, а как иначе? Он отлично поработал и над созданием команды, и над становлением ее игры. Наш успешный сезон – это и его успешный сезон. Разве могли мы после этого идти на конфликт, выдвигать встречные требования? Конечно, нет. Мы расстались по-хорошему, удовлетворив все его пожелания – это знак нашего уважения и признательности за проделанную работу.

- Как возникла кандидатура Кинэна? Были ли ещё варианты?
- Вариантов было немало, рассматривались и российские, и зарубежные специалисты. Но Майк уже был поблизости, он ведь вошел в недавно созданный Координационный совет клуба. А рядом с таким тренером, как вы понимаете, все остальные кандидатуры меркнут. По крайней мере, других обладателей Кубка Гагарина, Кубка Стэнли, Кубка Колдера и Кубка Канады в одном лице в нашем списке не было.

- Быстро ли согласился Майк?
- Да, после того как убедился, что клуб готов соответствовать его представлению об организации процесса. Это для Майка самое главное – чтобы работа была построена так, как он считает нужным. Потому что он точно знает, как это должно быть.

«НЕУЖЕЛИ КТО-ТО ДУМАЕТ, ЧТО КИНЭН ПРИШЁЛ НА РОЛЬ СВАДЕБНОГО ГЕНЕРАЛА?»

- Начата ли уже работа по формированию команды на следующий сезон?
- Она началась с первого дня работы Майка и продолжается каждый день от рассвета до заката. Впрочем, это условное понятие, потому что не поймешь, по какой части света ориентироваться – по России, Китаю или Северной Америке. Так что справедливо, наверное, будет сказать, что работа идет круглосуточно.

- Сильно ли изменится состав «Куньлуня» по сравнению с нынешним сезоном?
- Изменения будут очень существенные, из нынешнего состава останутся совсем не многие.

- Обсуждали ли вы с Кинэном задачи на будущий сезон? Он озвучил свои запросы по игрокам?
- Майк – высочайший профессионал, каких мне прежде не доводилось встречать. Каждый день совместной работы даёт мне колоссальный опыт. Так же когда-то я радовался работе с Белоусовым в «Тракторе». От Валерия Константиновича я очень многое перенял – в частности, принципы построения коллектива, налаживания отношений с людьми. А Майк, как я сейчас убедился, непревзойденный мастер организации всего процесса. Неслучайно он долгое время работал не только тренером, но и генменеджером.

Я говорю это к тому, что перед Майком не надо ставить никакие задачи на сезон. Он сам ставит их и перед собой, и перед окружающими. Он чётко знает, чего хочет добиться и что нужно для этого сделать. В том числе и по составу. Недостатка в кандидатах у него нет, играть под руководством такого тренера и быть частью такого необычного и амбициозного проекта хотят многие.

- Означает ли приглашение тренера такого ранга, как Кинэн то, что «Куньлунь» планирует выйти на новый уровень и по составу, и по игре, и по результатам?
- Мы рассчитываем на это и будем работать в этом направлении. Неужели кто-то может подумать, что тренер с такими заслугами и амбициями пришёл на роль свадебного генерала?