.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

26 июля 2011 года. 
Александр Смирнов: Мы создадим хороший коллектив // "HotIce.ru"

Новый главный тренер «Нефтехимика» Александр Смирнов в интервью HotIce.ru рассказал, как играл и тренировал в Норвегии, вспомнил впечатление, которое на него произвел 16-летний Патрик Торесен, и признался, что очень ждет начала сезона. 
 
— Вас признали лучшим легионером Норвегии за всю историю.
— Две спортивные и три центральные газеты устроили такое голосование среди игроков и тренеров. Целый месяц проводили опрос. 82 процента проголосовали за меня. 

— 87 процентов.
— Может быть, и 87. Вообще, когда я приехал в Норвегию, мне очень легко игралось — на том запасе мастерства и сил, который у меня был после выступлений в чемпионатах СССР и Финляндии. База-то была солидная.

— Мы видели вашу статистику там в первые годы. Для защитника она просто потрясающая.
— Да, я тогда помоложе был — и к атаке успевал подключиться, и в оборону вернуться. Когда играли в одной пятерке с Юрой Леоновым, я вообще был уверен, что он отдаст мне пас, если я подключусь. А как стал постарше — уже больше от синей забивал. Да и играть в Норвегии стали лучше. Естественно, общий уровень все равно ниже, чем в Финляндии или Швеции. Но мы своей командой ездили в ту же Швецию — когда проигрывали в одну-две шайбы, когда выигрывали.

— Как вас занесло туда? Вы же чемпион мира, десять сезонов в чемпионате СССР, три сезона в Финляндии.
— Это длинная история. Надо начать с того, что хоккей в России разваливался, все кто смог, уехали. В Финляндии тогда условия были много лучше, чем, допустим, в Воскресенске, из которого я уезжал. И в начале 90-х мы уехали в Финляндию вместе с Германом Титовым — в ТПС.

— Вас Юрзинов пригласил?
— На самом деле нас звал еще Ханну Йортика, который сейчас в «Амуре» будет работать. Но к моменту нашего приезда Йортику уволили и назначили Юрзинова. 

— Юрзинов в России славился своими выражениями на тренировках вроде: «Теперь делаем вилы в бок с колонн навстречу и шайбу-шайбу за воротами». В Финляндии их не было из-за языка?
— Разумеется, там все общение проходило на финском, так что кое-что терялось. Вообще я очень благодарен и Владимиру Юрзинову, который меня многому научил, и Владимиру Васильеву, который в «Химике» дал мне шанс, поверил в меня. Эти люди оказали огромное влияние на формирование меня как хоккеиста.

— Почему ушли из ТПС?
— Я отыграл в ТПС три года, потом руководство клуба решило омолаживать состав. Койву, Кипрусофф, Лехтинен уехали в НХЛ. Закончил Кари Ялонен, которого этой весной назначили главным тренером в нижегородское «Торпедо». Закончил Сумманен — и, кстати, про Раймо могу сказать, что у него действительно взрывной характер, но исключительно по-спортивному: за два года у нас с ним не было ни одного конфликта. С ТПС на тот момент у меня был еще год контракта, и клуб искал мне вариант: Австрию предлагали, но меня не устроили условия. Кстати, я заметил, что про меня пишут, будто я играл в Австрии, но это ошибка. Я догадываюсь, откуда взялась путаница: был такой защитник в «Крыльях» — Андрей Смирнов, вот он как раз играл в Австрии.

— Кроме Австрии и Норвегии, вариантов не было?
— Почему же? В Швецию можно было, но там что-то по компенсации не договорились. А в Финляндию ТПС не хотел меня отдавать. Был уже сентябрь, время поджимало, и вот мне предложили Норвегию. Я и согласился. Оказавшись в Норвегии, долго не мог привыкнуть к тому, что теперь играю в полупрофессиональной лиге, что ребята приезжают в рабочей одежде на тренировки. «Блин, — думал, — куда же я приехал». А потом привык. Да и уровень лиги начал расти. Всего я в «Сторхамаре» отыграл девять сезонов с двухгодичным перерывом (я тогда в Воскресенск вернулся), и закончил там же в 2006 году. Всего у меня было три команды в жизни: «Химик», ТПС и «Сторхамар».

— Почему вы на два года из Норвегии в Воскресенск возвращались?
— Это был 2001 год. И по дому соскучился, и пришли люди, которые хотели возродить команду, вывести ее в суперлигу. Но через два года пришлось уехать. Одна из причин — дети хотели вернуться в Норвегию.

— Вы Патрика Торесена знали еще когда он маленьким был.
— 16 лет ему было, когда я его увидел. Я с отцом его знаком. Ну, и помогал немножко, какие-то упражнения Патрику показывал. Торесен очень выделялся на общем фоне работоспособностью, нацеленностью. Он понимал, чего хочет в хоккее, и много тренировался. Характер, катание — уже в то время было понятно, что он вырастет в игрока.

 — Вы — чемпион мира 1993 года. Трудная медаль?
— Вообще надо вспомнить, какой у нас был состав: трое из НХЛ, пятеро из Европы, остальные из России. Начали трудно — ничья с итальянцами. Но при этом мы были раскрепощены, потому что нас никто не воспринимал всерьез. Немцы перед четвертьфиналом расписали в газетах: «Мы этих русских обыграем». Нас это, конечно, крепко разозлило. Немцы какие-то!.. Ну, и вышли — 5:1, что ли. Полуфинал с канадцами, у них очень сильная команда была. Проигрывали 1:3 после первого периода, а потом поговорили спокойно в перерыве и выиграли 7:4. И у нас была уже уверенность, что у шведов мы выиграем в финале. Так и вышло. После чемпионата мира меня звали в Америку на двухсторонний контракт. Но мне было 29 лет, и я решил не ехать. А Герман Титов вот потом рискнул, поехал и поиграл в «Калгари». Там тренером был Дэйв Кинг, кстати. Может, и надо было мне поехать, но, в принципе, я доволен своей карьерой: с 17 до 42 лет отыграл, выступал на чемпионатах мира. И на Олимпиаде.

— В Норвегии как раз.
— Да. Атмосфера Олимпийской деревни — это непередаваемо. Хоккейный турнир открывался матчем Россия — Норвегия. Это была первая игра в потрясающем дворце, который сделан в скале. Я такого больше нигде не видел. Этот дворец до сих пор функционирует: там играет не самая лучшая команда первой лиги.

— Нижнекамск напоминает какой-нибудь норвежский город?
— В Норвегии я жил в небольшом городе с населением 60 тысяч человек. Нижнекамск больше и по-своему хорош. Вообще же я ничуть не был оторван от России: у меня была, говоря по-норвежски, «тарелке», так что все матчи хоккейные смотрел. Я знал, что уровень высокий, что многие вернулись из НХЛ, что строятся дворцы и создается инфраструктура, что все стало намного профессиональнее. Это очень интриговало. В КХЛ интересно работать.

— Волнуетесь сейчас? 
— Я с головой в тренерской работе. И жду начала сезона: чем быстрее пойдут игры, тем быстрее втянешься, поймаешь ритм.Все будет нормально. Мы создадим хороший коллектив.

Алексей ШЕВЧЕНКО, Александр ЛЮТИКОВ 

Stolica.ru