.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

16 июля 2012 года.
Максим Соколов: «Чтобы крылья не превратились в цепи» // «Спорт день за днем»


Если бы провел сезон достойно — завершил бы карьеру

— Пока живу на базе, но уже подыскиваю квартиру, — признался Максим, чей ставший родным за эти годы голос было очень приятно слышать. — В команде мне помогают, так что, если поиски пойдут в таком же темпе дальше, скоро обзаведусь жильем.

— Со своим земляком Сергеем Розиным теперь будете чаще встречаться. Он ведь тоже подписал контракт с «Нефтехимиком»…
— Мы действительно встречаемся, общаемся, но не слишком часто: номер не делим и тренируемся пока в разных группах. И поболтать пока удается разве что за ужином.

— Уже успели вспомнить армейскую молодость?
— Пока не довелось. Обсуждали в основном насущные вопросы: семью, быт, а так далеко не заходили.

— А важно вообще, есть в команде земляк или нет?
— Ну в первую очередь важно, какие у тебя сложились отношения с человеком, когда вы выступали за одну команду. А землячество уже на втором плане.

— Неуступчивый вы, Максим, однако, по характеру человек. Вот вас уже какой сезон «на пенсию» провожают, а вы все играете…
(Улыбается.) Не дают никак уйти на покой.

— Что вы имеете в виду?
— То, как мы закончили прошлый сезон, меня не устраивает. Не хочу заканчивать карьеру на такой точке. Хоккей мне много дал в жизни, и я отдавал игре всего себя. Не хочу прощаться с делом своей жизни, проведя сезон на «лавке».

— Помню, перед прошлым сезоном вы признавались, что мечтаете выиграть со СКА Кубок Гагарина или хотя бы медали чемпионата…
— Произойди такое, мгновенно сдал бы форму и как игрок забыл бы о хоккее. Но медалей все нет и нет. Признаться, закончил бы карьеру, даже если просто провел бы сезон достойно, активно. Но мне довелось выйти на лед всего в одном матче.

— Кстати, в этой встрече — с «Ак Барсом» — вы буквально вытащили команду. Однако доверия тренера так и не завоевали. Наверное, обидно?
— Да ни на кого я не обижаюсь! Мое дело работать. Никто ведь себе во вред ничего делать не будет. Просто у тренера такой взгляд. Что ж, его право. Хотя, наверное, после матча с казанцами заслужил право и в следующей игре выйти на лед. Но, к сожалению, кроме похвалы от тренера, ничего другого не услышал. Видимо, такой была стратегия на сезон, и он делал ставку на других ребят. Ну а я просто делал свое дело: тренировался, держал себя в форме, чтобы играть и побеждать. Но мне не доверили место в составе. Что поделать? Придется, значит, в другом клубе попробовать проявить себя.

— Говорят, вам работу в СКА предлагали?
— К сожалению, ничего мне не предлагали.

— А вы бы согласились?
— Все варианты нужно рассматривать. Я — петербуржец, а СКА — мой родной дом. Не знаю, где можно найти более преданного человека для команды. Но, видно, такой человек оказался команде не нужен.

— Обиду в сердце затаили?
— Нет. Вижу, что все идет своим чередом: клуб становится на новую ступень развития. И я очень этому рад. Люди приходят на хоккей, атмосфера на стадионе потрясающая. В Петербурге появился серьезный конкурент «Зенита». Не хочу сказать этим, что плохо отношусь к «Зениту», но я все же не футболист, а хоккеист.
Думаю, у Голубовича будут справедливые критерии: кто лучше готов, тот и займет место в воротах

— В финальном матче Кубка Гагарина минувшего сезона сыграли московское «Динамо» и «Авангард». Когда-то вы завоевали с омичами чемпионство и, наверное, болели за сибиряков?
— Просто переживал за своих друзей, которых оказалось больше в «Авангарде»: Серегу Гусева, Андрюху Иванова, Антона Курьянова, Сашу Попова, Сашу Пережогина… В общем, переживал лично за них, а не за какую-то конкретно команду.

— Знакомы ли вы были раньше с главным тренером «Нефтехимика» Владимиром Голубовичем?
— Наши судьбы не пересекались. Раньше он приглашал меня в свои команды, но у нас как-то не складывалось поработать вместе.

— Что вы знаете о нем как о тренере?
— Обычно составляю собственное мнение. Наслышан, что он очень требовательный человек. С колоссальной самодисциплиной и такими же требованиями к своим подопечным. Что, в принципе, для меня не ново.

— Вообще «Нефтехимик» — уважаемая команда. Тому же «Ак Барсу» они никогда спуску не давали…­
— Согласен. Состав меняется, но из года в год команда стремится попасть в плей-офф и там дает бой любому, даже самому сильному сопернику.

— Вас позвали в команду на роль основного или запасного голкипера?
— В данном случае журналистские клише не работают. Думаю, Владимир Васильевич пользуется справедливыми критериями отбора: кто лучше готов, тот и займет место в воротах. «Нефтехимик» по сравнению с тем же СКА команда достаточно молодая. И ветераны-«дядьки» необходимы. Где-то веское слово сказать или подсказать что-то ребятам.

— А в СКА, в свою очередь, стало еще одним опытным «дядькой» меньше — в родной ЦСКА ушел тренер Сергей Зубов. И москвичи, похоже, сколачивают неплохую банду…
— Чем больше сильных клубов, тем лучше. В НХЛ перед сезоном можно сделать ставку на какую-то команду, но никогда с большой точностью не угадаешь победителя. Выиграть может абсолютно любой. Например, неожиданно могут выстрелить молодые звезды, которые потянут коллектив за собой. Впрочем, у нас тоже полно сюрпризов. Победа того же «Динамо» в Кубке Гагарина скорее неожиданность, чем закономерность. Возвращаясь к ЦСКА, считаю, что им надо прежде всего построить новый стадион. Мое мнение такое: прежде чем поднимать потолок зарплат, надо создать инфраструктуру. Сперва строится фундамент, затем дом и только потом жильцов заселяют.

— Мы с вами вспомнили чемпионст­во «Динамо», которое было построено в том числе на «костях» СКА. Почему армейцы так безвольно проиграли подопечным Олега Знарока?
— Для меня поражение в полуфинале стало большой неожиданностью. Можно проиграть в упорной борьбе, в седьмом матче, но не так же… Согласен, «Динамо» — организованная, сбалансированная, дисциплинированная команда. В ней нет ярких лидеров, но, если один боец «упал», на его место тут же придет другой… Но армейцы были нисколько не слабее. И потому не имели права вчистую проигрывать. Говорили, дескать, СКА сломило первое поражение в первом матче, когда не засчитали шайбу, заброшенную в овертайме Мортенссоном. На мой взгляд, ерунда все это. Такого уровня команда не должна терять лицо после одного поражения, а она его в последних двух матчах полностью потеряла. До сих пор не могу поверить, что мы могли так сыграть.

— Так что же произошло?
— Мои выводы могут многим не понравиться, так что, пожалуй, оставлю их при себе. Думаю, молчание в данном случае будет ценнее слов. То, что нездоровая штука случилась, думаю, понимают все. Поражения бывают, но в бою. Все должны проявлять себя, биться, а получилось, что мы отдали серию безропотно и бездарно. И когда говорят, что команда сделала шаг вперед, мне смешно становится. Нет, в чем-то, разумеется, развитие идет. Появилась четкая стратегия формирования состава, изменился антураж матчей. Аншлаги говорят о том, что команда в этом плане на правильном пути. Но главный шаг должен был быть сделан в плей-офф. Но этого не произошло.

— Но ведь СКА впервые за историю КХЛ дошел до полуфинала?
— Если говорить откровенно, в прошлом сезоне ЦСКА и СКА находились на совершенно разных уровнях, а «Атлант» был ослаблен потерей многих лидеров. Мытищинцы были совершенно не похожи на тот клуб, который побеждал питерцев в сезоне-2010/11. Первым серьезным соперником в плей-офф оказалось «Динамо». И тут же оглушительный провал. Тогда объясните мне, в чем шаг вперед. Главный, решающий шаг?

— Что ж, теперь у вас другая команда и город. Как вам — петербуржцу, избалованному красотами Северной столицы, — в провинциальном городе?
— Признаться, я не большой любитель ходить по кино и ресторанам. Для меня важно, чтобы хоккейная инфраструктура хорошо была развита. Ведь львиная доля моей жизни проходит на стадионе. А здесь есть все необходимое для комфортной работы и тренировок. Все, чего мне будет не хватать в Нижнекамске, — семья. В этом и будет момент некоторого душевного страдания. Впрочем, я уже попадал в подобную ситуацию и постараюсь справиться с проблемой еще раз.

— Еще бы. У вас за плечами огромная хоккейная жизнь. Знаете, в вашем возрасте — по хоккейным меркам весьма солидном — многие уже и до пивного ларька добежать не могут, а вы умудряетесь на таком высоком уровне играть. В чем секрет вашего спортивного долголетия?
— Еще во втором классе доктор запретил мне спортом заниматься. Но желание оказалось сильнее запретов. Иногда надо больше слушать себя, свой организм, чем докторов. Учиться понимать свое состояние. И, разумеется, себя нельзя распускать. Как сказал греческий писатель Никас Казандзакис: «Стоит лишь на мгновение исчезнуть рвению, и вновь крылья обратятся в цепи!»

— Красивое выражение…
— И главное, справедливое. Стоит мне только дать себе слабину, в каких-то моментах полениться, пивка попить, как мгновенно становлюсь другим человеком. Совершенно не тем, каким хотел бы себя видеть. Желание постоянно совершенствоваться, не превращаться в старика, заниматься хоккеем, наверное, и гонит меня вперед. Счастлив, что играю в КХЛ и, что называется, пока еще «в теме».

— Не могу не спросить у вас: каким в этом сезоне будет шлем Максима Соколова?
— Он уже готов. Так, наверное, словами и не опишешь… Разумеется, там будет место и для видов Питера, и для Нижнекамска — ведь все мои мысли в этом сезоне будут связаны именно с этой командой. Помимо традиционных сокола и герба позволил себе вольность — изобразил на шлеме железного человека в движении. Дань тому, что сорокалетний рубеж пройден, а я еще в хоккее.

— Понимаю, что все ваши мысли теперь о другом клубе. И все же что бы вы могли пожелать армейцам с берегов Невы?
— Питерская команда — родная. Поэтому пожелаю армейцам сделать реальный шаг вперед. И попасть в финал Кубка Гагарина. И второй пункт. В матче с «Нефтехимиком» СКА должен проиграть, а я в этот момент должен находиться на льду.

— Не дождетесь.
— (Смеется.) На матч придут мои дети. При них проигрывать не имею права.

Татьяна Чернова,

Stolica.ru