.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Богдан Якимов: Каждый день узнаю, что у вас происходит
1 июня 2015 года. hcneftekhimik.ru

Воспитанник нашего клуба Богдан Якимов, проведший минувший сезон за океаном, в большом интервью нашему сайту рассказал, как прошел его первый год в новой лиге, а также много интересного из жизни в США

 - Богдан, как проводите отпуск

- Очень насыщенно. Первым делом, как приехал, повидался со всей семьей, навестил всех друзей, знакомые места. Получается такой интенсивный отпуск: я долго не был в родном городе и по всем соскучился. Все хочется посмотреть, посетить знакомые места. Недавно сходил в свою школу, в Ледовый дворец.

А кроме того, у меня есть задание из «Эдмонтона», и каждый день я его выполняю. Ни дня с тех пор, как я закончил сезон, у меня не проходит без тренировки и плавания. Отдых в этом году у меня получается активный.

 
- Почему вы не играли в Кубке Колдера, где ваша «Оклахома» выбыла во втором круге?

- Я получил небольшое повреждение. Из-за этого мне дали отдохнуть, сказали, чтобы я не рвал жилы, потому что буду нужен команде в следующем сезоне. Я не стал рисковать здоровьем, прошел небольшое лечение и сейчас восстанавливаюсь.

 
- Как оцениваете свой первый сезон за океаном?

- Я провел очень хорошую предсезонку. Поначалу прошел лагерь новичков и несколько турниров. У меня была хорошая статистика и большие шансы сразу попасть в первую команду.

Но меня спустили в АХЛ, чтобы там я привыкал к заокеанскому хоккею. Эта адаптация длилась примерно половину сезона. Там другая площадка, надо было научиться понимать тренера, партнеров, систему игры – за океаном все абсолютно по-другому, это совершенно другой хоккей. Все очень быстро, все бегут, бьются, втыкаются. И в этом круговороте нужно было для начала понять, куда бежать самому и что делать.

А во второй половине чемпионата мне стало намного легче, и я начал набирать очки. Потом некстати произошла эта травма, на самом пике.

 
- 28 очков и хороший показатель плюс/минус – как бы вы оценили свою статистику?

- Статистика могла быть и лучше. Нельзя сказать, что и эта плохая. Даже если отбросить травму, я считаю, что статистика нормальная для первого сезона в лиге. Посмотрим, что будет дальше, даст бог, будет лучше. Уверен – будет лучше.

Ведь я уже понял расстановку, как играть, куда бежать, как действовать в иных моментах. В клубе тебя учат каждый день, проводят очень много индивидуальной работы. После тренировки нельзя просто так уходить. С тобой занимается тренер, рассказывает и показывает, что и как. Не дай бог, куда-нибудь уйдешь – там этого очень не любят (смеется). Зато ты прибавляешь каждый день, приходит опыт.

 
- Что больше всего удивило в заокеанском хоккее?

- Уровень игры в АХЛ. Все очень плотно, на площадке очень тесно: если уходишь от одного, появляется и третья клюшка, и четвертая, нога, конек. Причем игроки высокого уровня, многих хоккеистов спускают из НХЛ, ротация между лигами очень большая. Я не ожидал такого уровня от АХЛ, все быстрые, сильные, есть очень много умных ребят.

 
- Не трясло, когда выходили на первый матч в НХЛ? Тем более игра против чемпиона.

- Да нет, кстати, я был абсолютно спокоен, пока все не начали успокаивать и спрашивать, как настроение (смеется). Игроки и тренеры подходили, говорили: «Не волнуйся, первая игра – у всех было, мы тебе поможем». И я стал немного переживать. Но они меня очень поддержали, спасибо им за это.

 
- Расскажите о той игре.

- Первая игра, «Лос-Анджелес Кингз», такие игроки на площадке!

Перед каждым матчем нам показывают видео с центральными, объясняют, как будешь стоять с ними на точке, как против них играть, какие у них сильные и слабые стороны. А там Копитар, Картер, Ричардз. Там такие игроки, фамилии за себя говорят. Но это, наоборот, заводит, когда ты понимаешь, что будешь играть с лучшими, с кем раньше мог только мечтать оказаться на одной площадке.

Когда началась игра: первая смена, потом вторая – мандраж. Потом уже было нормально, совершенно не нервничал, играл в свою игру. Была пара очень хороших моментов, но не получилось их реализовать. Думал, что мне дадут еще один шанс, но меня отправили обратно в АХЛ.

 
- Что больше всего запомнилось?

- Два момента, которые я создал. Первый – это когда отдавал пас на партнера. Думал, что будет голевая передача. Но он не забил. Потом я мог забить уже сам. Я просто поторопился: ворота были пустые, и я бросил с неудобной руки, а у меня все было для того, чтобы сделать на верное. Была пара секунд, чтобы переложить шайбу на удобную сторону и бросить. Тогда бы состоялся мой первый гол в НХЛ. Этот момент мне запомнился.

 
- Расскажите немного про Оклахому, где вы прожили большую часть сезона?

- Я жил в Оклахома-Сити. Это обыкновенный среднестатистический город, не большой и не маленький. Население, по-моему, тысяч 700 или 800. Но он считается самым «растянутым» городом в Америке. То есть жителей там немало, но город такой просторный, что кажется, люди там и не живут. Если идешь по даун-тауну – центру города, ощущение, что ты вообще один в городе, никого нет, пустынные улицы. А так хороший город, мне очень понравился, хорошие люди в нем живут. Есть православная церковь.

 
- На улицах города вас узнавали?

- Все знают, что команда «Оклахома Ойл Бэронз» есть, но особо никто на матчи не ходит. Я думаю, это из-за того, что в городе есть баскетбольная команда, играющая в НБА, и все болеют за нее. А вторая причина – местный климат. В Оклахоме жарко и сухо, там мало кто сам занимается хоккеем, он там не очень популярен.

 
- Какое в Америке отношение к хоккеистам?

- Смотря в какой лиге играет хоккеист. В НХЛ ты ни о чем не переживаешь, автобус подвозит тебя прямо к самолету, до игры ты и мизинцем не шевелишь. Работа начинается только на льду.

В АХЛ чуть по-другому, там ты больше предоставлен сам себе, условия чуть менее комфортные. Многие пишут, что это автобусная лига – сразу развею этот миф. За весь сезон у меня была только одна автобусная поездка, мы ездили в Техас по семь часов туда-обратно. На все остальные выезды мы отправлялись самолетом. Правда, не чартерными рейсами, а регулярными: летишь с обычными пассажирами, это прикольно, мне понравилось.

 
- Как в бытовом плане жилось в США?

- Естественно, было тяжело. Я ведь всю жизнь прожил дома. Только на год уезжал, пока играл в Пензе и Ижевске. Но там для игроков была создана комфортная среда: я жил на базе, там нас постоянно кормили, были все бытовые условия для комфортной жизни.

А тут ты живешь один, снимаешь квартиру, о твоем питании за тебя никто не думает, кормят только в день игры. Поэтому тебе нужно самому за собой ухаживать, самому готовить, стирать, убирать. Очень многое я познал за этот год и вне хоккейной площадки (смеется). Я научился готовить, сейчас могу приготовить что угодно.

К счастью, родители приезжали ко мне. Сначала отец был два месяца, потом мама полтора. Получилось, что почти четыре месяца я жил не один, а с родителями. Чувствовал себя супер, когда родители были со мной.

 
- Удалось преодолеть языковой барьер?

- Первое время мой язык был просто ужасен. Язык очень важен, чтобы комфортно себя чувствовать в команде и вообще в быту. Но сейчас в принципе у меня нормальный английский. Я достиг такого уровня, что могу без проблем общаться практически на любые темы. Но бывают моменты, когда смысл фраз трудно уловить, он расплывается. Вроде, я знаю все слова, что они означают, но, что имеет в виду собеседник, при этом понять не могу. Это особенно проявляется в плане юмора. Тем более, шутки идут быстро, знаете, такие резкие бывают приколы. И не можешь понять, что он сказал, куда, шутка или не шутка это, уже начинать смеяться или еще рано? (смеется).

 
- Какие сложились отношения с партерами по команде, завели там друзей?

- Да, в команде у меня были друзья, со всеми европейцами мы хорошо общались. Да и с канадцами у меня все сложилось нормально. Мне повезло с командой, ребята очень сильно помогали. Если честно, поначалу был страх, что ребята другие, и будет какое-то недопонимание, тем более была напряженная политическая ситуация между нашими странами. Но я этого нигде не заметил, местные пацаны очень позитивные, хорошо относятся к русским. Да и по ситуации этой другие журналисты

спрашивали, замечаю ли какой-то враждебный настрой. Если честно, за год я ни разу не услышал новостей на тему политики или международной обстановки из телевизора в общественном месте. Там, куда бы ты ни зашел: в ресторан, торговый центр или другое заведение, везде по телевизору спорт. Я не знаю, смотрит ли кто-нибудь вообще новостные каналы. В команде никаких разговоров на эту тему нет, отношение хорошее – без разницы, кто ты и откуда. Если на улице с кем-то говоришь и по акценту узнают, что не местный, говоришь: русский. И чувствуешь гордость, потому что все реагируют примерно так: «Ничего себе, это круто, так далеко от России забрался».

 
- Куда ходили в свободное время, как питались?

- По сути мне там особо нечем заняться, друзей, таких, с кем можно проводить много времени, нет. Знакомые после тренировок или хоккея расходятся по домам, у всех свои дела. Поэтому вместе мы никуда не ходим. С утра позавтракал и ухожу на тренировку. Возвращаюсь через пять часов. Если мама или папа дома, можно съездить в магазин за продуктами или посмотреть всем вместе фильм. Зато много времени на хоккей. График игр хороший, время летит очень быстро: тренировки, игры, поспал, покушал, фильм посмотрел какой-нибудь.

В плане питания там ты становишься профессионалом, тебя всему учат, говорят, что можно есть, а что нельзя. Из тебя пытаются вытащить везде помаленьку. Ты можешь немного добавить в одном аспекте, немного в другом, и твоя форма складывается из всех этих маленьких слагаемых. Здоровое питание занимает здесь важное место, поэтому никакого фастфуда. Если я буду есть что попало, я не смогу играть в наилучшей форме. Поэтому я стараюсь соблюдать все рекомендации. Пока я там, у меня есть все шансы играть в НХЛ, поэтому я буду выжимать из себя все.

 
- С кем из соотечественников общались в Америке?

- Ко мне приезжали Макаров, Михаил Григоренко, видел Алексея Марченко. Андрей Педан приезжал в мои края, но побыл недолго, и мы с ним так и не увиделись. Не много там русских играет, если честно, но мы регулярно видимся, встречаемся.

У нас отличные отношения с Наилем Якуповым. Мы вместе готовились на предсезонке, хорошо общались, и пока я был в Эдмонтоне мы постоянно виделись. Мы земляки, нам есть о чем поговорить, что обсудить, у нас много общих друзей.

 
- Вы надолго в Нижнекамске?

- Пробуду дома еще месяц, на неделю съезжу в Москву к Анселю Галимову. Он меня пригласил к себе, поживу у него в столице, сменю обстановку.

 
- Где будете готовиться к новому сезону?

- В июле я вернусь в Эдмонтон, где начну готовиться к сезону. Там хорошие тренеры, хорошие условия. Многие предпочитают тренироваться дома, находят себе тренеров сами. Мне нравится в Эдмонтоне, там хорошие наставники, не так жарко для тренировок, я комфортно там себя чувствую.

И знаю всех ребят, кто приедет туда этим летом.

 
- Следите за новостями о «Нефтехимике»?

- Да, слежу. У меня в команде осталось много друзей. Я постоянно спрашиваю их, что да как. Почти каждый день проверяю, что у вас тут творится (смеется).

 
- Как думаете, в этом сезоне команде удастся пробиться в плей-офф?

- Я думаю, да. Собирается хороший коллектив, сильный тренер. Для «Нефтехимика» очень хорошо, что вернулся Владимир Васильевич. Мне кажется, он сможет, как он говорит, в последний год своей карьеры навести шуму. Даст бог, команде это удастся, я буду очень болеть за «Нефтехимик».

 
- Что бы вы пожелали своей родной команде?

- Я бы пожелал команде побить свой рекорд достижений в КХЛ, чтобы сезон в Нижнекамске продлился как можно дольше. Знаете, каждый год выстреливает какая-нибудь команда-открытие. Желаю, чтобы в этом году выстрелил именно «Нефтехимик». Буду очень рад этому.

Stolica.ru