.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Леонид Вайсфельд: "По большому счету, команда у нас укомплектована"
26 июня 2015 года. Sportbox.ru.

Генеральный менеджер «Салавата Юлаева» Леонид Вайсфельд в интервью корреспонденту Sportbox.ru Екатерине Балевой удивляется массовым миграциям через СКА, объясняет, зачем в КХЛ клуб из Китая и предлагает переименовать приз лучшему снайперу регулярного сезона в НХЛ в «Овечкин Трофи».

— Накануне в НХЛ прошла церемония вручения индивидуальных призов. Рады за Овечкина, взявшего пятый «Морис Ришар»?

— Ну, это было давно известно. Конечно, очень хорошо, что отмечен российский игрок, но этот факт ни для кого не стал сюрпризом. Да и вообще, честно говоря, не особо пристально за этим событием следил. Это мероприятие не хоккейное, а социальное, и волнует оно больше журналистов, болельщиков. А мне в моей работе от этого вручения не холодно и не горячо.

— Может, НХЛ стоит задуматься, чтобы переименовать «Морис Ришар» в «Овечкин Трофи»?

— А что, может лет через 30 и переименуют! Вот еще пять «Ришаров» Саша возьмет и волей-неволей придется задуматься.

— Вы следите за изменениями в НХЛ?

— Вы овертайм 3 на 3 имеете в виду? Ну, интересно в какой-то степени посмотреть, что в мире происходит, в каком направлении там хоккей развивается. Мы же все новости по телевизору смотрим.

— Что еще интересного делают за океаном?

— Честно говоря, не хочется на эту тему распыляться. НХЛ играет уже больше 100 лет, и мы давно уже могли бы многое перенять. Просто есть такие вещи, которые кому-то выгодны или не выгодны. А после работы в комиссии по драфту, к которой меня привлекли, у меня теперь нет особого желания на эти темы разговаривать. Я просто хочу, чтобы регламент опубликовали и можно было по нему работать.

— На прошлой неделе состоялось заседание правления КХЛ. Подводя его итоги, президент КХЛ Дмитрий Чернышенко сказал, что регламент претерпит 350 изменений. Это много или мало?

— Конечно, в целом это очень много. С другой стороны, это как волосы: три волосины на голове — это мало, а в супе — много. Там из 350-ти поправок большинство касаются реорганизации «КХЛ-маркетинга» — в основном меняются формулировки. А в чисто хоккейном плане никаких революционных изменений не предвидится. Самые серьезные изменения связаны с сегментом телевидения, требованиями к дворцам и так далее.

— Чернышенко подчеркнул, что будет ставить вопрос об исключении из лиги клубов, не соответствующих техническому регламенту. Не слишком жесткая формулировка в наших реалиях?

— Это палка о двух концах. Клубы должны выполнить некие требования, которые связаны с определенными финансовыми тратами. С одной стороны, на клуб ложится дополнительное бремя, но Чернышенко говорит: ребята, вам будут платить деньги с телетрансляций, но чтобы эти деньги получить от рекламодателей и спонсоров, нужно, чтобы эти телетрансляции были в HD-формате, высокого качества. Но в старых условиях невозможно обеспечить трансляцию высокого качества, если клубы не обеспечат определенные технические условия. Клубы хотят зарабатывать. Но чтобы начать зарабатывать, нужно для начала потратиться.

— Вряд ли можно заменить свет во дворце на 4 миллиона рублей, обещанных клубам по системе распределения.

— Я не думаю, что речь идет о четырех миллионах, хотя точные цифры сейчас назвать не могу. И потом, сумма будет постоянно увеличиваться. Поймите, что если мы хотим вывести наш хоккей на высокий уровень, нужно повышать качество телетрансляций, закупать более качественную видеоаппаратуру и так далее. Чернышенко в области маркетинга специалист очень высокой квалификации. У меня же весьма поверхностные знания в этой теме. Я просто надеюсь, что люди, добившиеся больших успехов именно в этой области, знают, что делать.

 — Известно, что Чернышенко разработал стратегию развития КХЛ до 2020 года. Вы знакомы с этим документом?

— Да, нам показывали его на правлении. Упор там делается на коммерцию, юридические и организационные вопросы, и это, безусловно, очень важно. Но меня больше заботят хоккейные дела.

— Один из хоккейных вопросов — календарь. Когда обещают?

— Вообще обещали в конце месяца прислать. Конечно, то, что календаря до сих пор нет, нехорошо. Но и не сказать, что это трагедия. Самые главные даты известны — начала и окончания чемпионата. Нам важно было понимать, когда стартуем, чтобы тренеры могли составить план подготовки. Конечно, хотелось бы уже знать, с кем и когда играем, но это не вопрос жизни и смерти.

— Неделю назад Госдума утвердила закон о легионерах. Вы знаете, сколько будет легионеров в КХЛ в следущем сезоне?

— Мы все ориентируемся на пять, у всех подписаны контракты. Я не представляю, если завтра скажут — четыре. И что делать с уже подписанными контрактами? Кто эти деньги будет платить? Министерство спорта, что ли? Пока нам никто по этому вопросу ничего не говорил. Всю информацию получаем из прессы. На правлении этот вопрос тоже не поднимался.

— Сколько должно быть легионеров в клубах КХЛ? Мнения по этому вопросу кардинально расходятся.

— Для начала нужно определиться со статусом — кого считать легионером в российских клубах. С моей точки зрения, легионер — это тот, кто не имеет права играть за сборную России. А вот дальше нужно определяться с количеством.

— Но лига-то у нас не российская, а интернациональная?

— Это понятно, и для лиги вообще желательно, чтобы не было никаких ограничений. Мне, как руководителю клуба, хотелось бы, чтобы этого лимита не было. Но ФХР этого позволить не может. И если объективно подходить к ситуации, наверное, пять легионеров — это оптимальное количество. Давайте представим, что мы запретили легионеров вообще, и у российских игроков появилось больше возможностей. Но уровень-то снижается, они варятся в собственном соку. Ничего хорошего, в том числе для сборной, в этом нет. Так же, как и в полной отмене лимита. Помните, в Германии была проблема? Но, с другой стороны, Германия — это Германия, а Россия — это Россия… Я думаю, что в наших реалиях совсем нельзя снимать лимит.

— Президент КХЛ сообщил, что через год в КХЛ может появиться команда из Китая. Вы как к этому относитесь?

— Все мы знаем, что в Китае сосредоточены большие деньги. С точки зрения привлечения финансов, наверное, это хорошо.

— Сможет ли Китай создать конкурентноспособную команду?

— Кто, Китай? Это же вопрос денег! Если клуб богатый, то можно и купить, и натурализовать — все, что угодно.

— Главное событие нынешнего межсезонья с вашей точки зрения?

— Самое интересное — массовые миграции игроков между СКА, «Атлантом» и «Спартаком». И никто ничего не обосновывает. А зачем? Просто 16 человек подписали, а потом 24 отдали. Даже уход Быкова на этом фоне выглядит обыденно: тренеры приходят и уходят, в жизни бывают разные обстоятельства. Но вот эти шатания… На каком основании, с какой стати? Это многих удивляет.

— Вы верите в то, что Тарасенко и Дацюк могут оказаться в КХЛ? Не зря же Дацюк ходил на балет с Ротенбергом.

— Ну, Роман уже написал, что они друзья. Хотя исключать ничего нельзя. Возможно, там есть какие-то варианты, о которых мы не знаем. Может быть, сейчас какой-нибудь клуб возьмет и всех удивит. В свое время тоже никто не мог представить, что Радулов и Ковальчук вернутся. Но они вернулись.

— Из Уфы еще будут трансферные новости?

— Может быть, уже ничего и не будет. По большому счету, команда у нас укомплектована, легионерские позиции закрыты. Теоретически можем взять еще одного защитника с российским паспортом, если кто-то появится на рынке.

— На рынке есть Никулин, но вы от него открестились.

— Никулина у нас не будет. Нам нужен защитник-домосед.

— Кабанова в Уфе тоже не будет?

— Мы ему сделали предложение, он молчит. В любом случае, права на него у нас, и если у кого-то возникнет интерес, мы открыты для предложений.

— По Малыхину ничего не слышно?

— Я думаю, что все останется так, как есть.

— Но ведь это может означать конец карьеры для талантливого игрока?

— Вы что хотите от меня услышать?

— В последние годы с представителями «Салавата Юлаева» было непросто контактировать. Клуб был очень закрытый. Вам не запрещают общаться со СМИ?

— А мне никто никогда не запрещал, ни в одной команде. Я всегда открыт и считаю, что общение с прессой и болельщиками — часть работы, позволяющая избежать многих проблем. Когда руководящие лица закрыты, когда никто ничего не комментирует, обязательно начинаются домыслы, всплывает непонятная информация, вокруг команды создается негатив. Нам это невыгодно. Кстати, у нас в клубе поменялась маркетинговая служба, пришли новые люди, может быть, они придумают что-то креативное в плане популяризации.

Stolica.ru