.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Вайсфельд: сила Вестерлунда – в системности, он знает российский рынок
12 апреля 2017 года. Чемпионат.сом. Дмитрий Ерыкалов. 

Приглашение Вестерлунда, гениальность Капризова и трансферные новости клуба – в интервью с генменеджером «Салавата» Леонидом Вайсфельдом.

Очередным гостем редакции «Чемпионата» стал генеральный менеджер «Салавата Юлаева» Леонид Вайсфельд, недавно продливший контракт с уфимским клубом на два года. Вайcфельд рассказал о планах команды на будущее, развитии всей системы, приглашении Эркки Вестерлунда на пост главного тренера и трансферных новостях. Была затронута и тема недопонимания генменеджера с бывшим главным тренером команды Игорем Захаркиным. Но, по словам Вайсфельда, конфликтом ту историю назвать нельзя.

«Капризов – образец для подражания»

— В прошедшем сезоне больше всего говорили о Кирилле Капризове. Подписывая с ним контракт, вы предполагали, что он добьётся такого прогресса?
— Конечно. Здесь абсолютно ничего удивительного нет.

— Какие к этому были предпосылки?
— Вы же знаете, что он стоит на первом месте в мировом рейтинге юниоров. Это лучший игрок 1997 года рождения в стране. Мне кажется, это очевидно.

— «Миннесота» задрафтовала его в пятом раунде, на тот момент он котировался как один из многих…
— Я не очень ориентируюсь на рейтинговые дела. Для нас было совершенно очевидно, что он очень талантливый игрок.

— Изменился ли как-то его характер после возвращения с молодёжного чемпионата мира, где он стал лучшим бомбардиром? Не поймал ли он «звезду»?
— Нет, он очень правильный в плане тренировочного процесса и в плане поведения. Ничего отрицательного сказать про него не могу, это положительный персонаж.

— То есть за него можно не переживать?
— Я думаю, можно. Всё в этой жизни бывает. Но если сравнивать с другими молодыми игроками, которые менее талантливы и добились меньших результатов, Капризов – образец для подражания.

— Раскрытие Капризова – самое положительное событие для вас в прошедшем сезоне?
— К сожалению, оно является одним из немногих.

— Можете ли вы назвать его приобретение одной из своих самых больших удач, как для генерального менеджера?
— Да нет, это обычная работа.

— А какие ещё позитивные моменты у вас были в этом году?
— Скажу так: мы наконец-то разобрались во внутренней инфраструктуре, и сейчас у нас есть понятная система управления. К сожалению, иногда нужно сделать один шаг назад, чтобы потом совершить два шага вперёд.

— А что в ней было непонятного? Насколько это мешало работе?
— Мне, в частности, это мешало очень сильно. Что было непонятного – это внутренняя кухня, вопрос интимный. Я не могу его выносить на всеобщее обозрение. С руководством мы эту проблему обсуждали и, с моей точки зрения, сделали правильные выводы. Мы движемся в правильном направлении.

— Как вы собираетесь комплектовать «Салават Юлаев»? Будете ли больше привлекать молодёжь?
— Больше точно не будем. Вопрос не в том, что есть какой-то план по привлечению молодых игроков. Вопрос в том, каким ресурсом ты обладаешь. Что касается Эркки Вестерлунда, то я летал в Хельсинки. Мы с ним общались до того, как подписать контракт. И я ему сказал, что одна из основных проблем, которая существует в России при привлечении иностранного тренера, это то, что ему нужно выдать результат. Ему без разницы, какими путями это сделать, плюс он обращает внимание на молодёжь. Вестерлунд мне ответил: «Леонид, если ты внимательно проанализируешь работу нашей бригады, то мы открыли очень много молодых игроков и развиваем их».

— Занимательно.
— Он сказал, что у нас в России слишком много талантливых игроков. И поэтому мы относимся к этому расточительно. Тот не заиграл – этот заиграет. А вот Финляндия, как он говорил, страна относительно небольшая, там игроков не так много. Поэтому они очень рачительно относятся к молодым игрокам и стараются их развивать. И у меня очень большие ожидания связаны именно с этим. Может быть, Вестерлунд подскажет какие-то новые направления нашим тренерам в школе, хотя у нас достаточно опытные специалисты. Я очень надеюсь, что наша молодёжь будет развиваться.

«Главная сила Вестерлунда – в его системности»

— На протяжении последних двух лет в российских клубах был негласный запрет на работу иностранных тренеров, которые не говорят по-русски. Как получилось, что ваш выбор пал на Вестерлунда?
— Вот вы знаете, мне все об этом говорят, что где-то как-то считалось. Но я правда об этом не знаю. Сначала я вообще на это внимания не обращал. А потом мне журналисты начали звонить с вопросами: «Леонид, как же так?». Я начал думать, что здесь что-то не то. Даже в лигу позвонил и спросил:

— Насколько хорошо Вестерлунд знаком с российским рынком и как с приходом нового главного тренера вы будете заниматься поиском новичков?
— Если честно, меня это даже удивило. Он как начал мне задавать вопросы о российских игроках! Я просто был поражён тем, что они настолько глубоко изучили эту тему. Что касается приглашения, то я всегда говорил, что моя философия такова: генеральный менеджер должен заниматься этим вопросом в тесном контакте с главным тренером. Это понятно. Но тренер не должен говорить, что ему нужен игрок Иванов. Он должен говорить, что ему нужен крайний нападающий с правым хватом, с хорошим катанием и броском с неудобной руки, допустим. И генеральный менеджер подыскивает игрока по этим параметрам. Да, бывает, что главный тренер говорит: «Вот этот!». И я ему отвечаю: «Да, я согласен». Не вопрос, такое имеет место быть. Но когда тренер говорит, что ему нужен игрок с такими-то параметрами, и он хочет Иванова, а генеральный менеджер говорит: «Слушай, вот с такими параметрами Сидоров-то лучше» — вот в чём вопрос. Пока у нас, слава богу, разногласий нет. В этом направлении мы работаем.

— Эркка работает профессором у себя в Финляндии. Не думали о том, чтобы он работал не только главным тренером «Салавата», но и как-то помогал детским тренерам?
— Да, мы на это очень рассчитываем. Надо начать работать и понять, насколько это позволяют загруженность и график. При возможности мы хотим это использовать. В Финляндии Вестерлунд – педагог для тренеров, он их учит. Поэтому, посмотрим.

— В чём, на ваш взгляд, главная сила Вестерлунда?
— Сложно однозначно сказать, но, если говорить коротко, то в системности. Системности подхода к игре в сбалансированности. Для меня тренер сильный, когда его команда играет сильнее, чем игроки, которые в ней собраны. К сожалению, часто бывает наоборот. Летом иногда говорят, дескать, вот, эти так усилились, они будут фаворитами. А они бах – и провалились. А другая команда, которую воспринимали, как не пойми что, показывает результат. А когда тренер может сбалансировать подготовку, разработать подготовку игроков, сделать правильную тактику, психологически подготовить команду – для меня это сильный тренер. Я надеюсь, что у нас так будет.

— Его работа в «Йокерите» была основной причиной выбора?
— Не сказал бы, что основной, но она была серьёзным аргументом.

«Емелин покидает «Салават», основная причина – язык»

— Останется ли в команде Анатолий Емелин, и кто будет работать с вратарями?
— С вратарями будет работать Вадим Тарасов. Анатолий Емелин не останется, будет Николай Цулыгин из русскоговорящих. Остальных огласим чуть позже, есть некоторые юридические моменты.

— Емелин полностью покидает клуб?
— Да, его не будет. Основная причина – это язык. Надо общаться.

— А у Эркки будет переводчик?
— Нет. Цулыгин свободно владеет языком, Тарасов говорит, я тоже. Нет необходимости в переводчике. У нас в клубе в основном все говорят.

— Помимо знания языка почему ещё выбор пал на Цулыгина?
— С моей точки зрения, он один из самых перспективных тренеров в нашей системе. Он играл в НХЛ, поработал в школе, был ассистентом в МХЛ. И проявил себя серьёзным специалистом. При правильном отношении к делу он может ещё многому научиться.

— Действительно ли в концовке сезона рассматривали возможность замены Игоря Захаркина на тандем Кинэн — Кравчук?
— Нет. Это больше в прессе.

— Почему в итоге не пригласили местного воспитанника Игоря Кравчука?
— Цулыгин тоже местный. К Кравчуку с огромным уважением отношусь, мы с ним были на связи. Но надо понимать, что Игорь живёт в Монреале. Для меня важна связь «Салават Юлаев» — «Толпар» — «Торос». Цулыгин лучше знает этот контингент игроков.

— Ханну Вирта может стать помощником?
— Очень вероятно, что станет. Я надеюсь на это.

«В моём понимании неправильно, когда бэкап 30-летний. Мы куда движемся?»

— Почему решили расстаться с Игорем Григоренко?
— Ничего плохого про него сказать не могу, только хорошее. Мы благодарны Игорю за всё, что он сделал для Уфы, но сейчас у нас другие планы.

— Почему не предложили новый контракт Андрею Гаврилову?
— Он хорошо сыграл, но тут простая история. Нужна философия. В моём понимании неправильно, когда бэкап 30-летний. Мы куда движемся? Должен быть первый вратарь и молодой сменщик. Очень правильно делают в Магнитогорске. Вот вам и причина. А иначе получается путь в никуда. Андрей очень хороший вратарь, проявил себя, но его уровень недостаточен для того, чтобы стать первым вратарём в клубе, претендующем на серьёзные задачи.

— У «Салавата» есть молодой вратарь, как у «Металлурга»?
— Очень много. Мы сейчас голову ломаем, что делать. Есть Циркуль, проявивший себя в МХЛ. Есть Даниил Тарасов, лечивший травму в прошлом году, но сейчас восстановившийся. Мы не форсируем события и надеемся, что он будет готов к сборам. Есть Дубровский 2000 года рождения, который был кандидатом в сборную. В конце концов Литвинов, который 1993 года. С молодыми вратарями всё нормально. Ещё двухметровый Федотов, задрафтованный «Филадельфией».

— Значит, второе место отдадите для кого-то из них?
— У нас есть размышления, мы работаем на рынке. Но я себя буду комфортно чувствовать, если кто-то из молодых станет вторым.

— Сведберг покидает команду? Слухи отправляют его в «Югру».
— Вопрос открыт. У него ещё год контракта.

— Его прошлым сезоном вы недовольны?
— Моя точка зрения, что проблемы не столько у Сведберга, сколько в организации игры в обороне. В плей-офф он сыграл хорошо, когда стали более ответственно подходить к делу. Другой вопрос, что в регулярном чемпионате он не радовал.

«Не знаю, какое решение примет Воробьёв, всё зависит от него»

— Останется ли в команде Михаил Воробьёв или поедет в Америку?
— Мы сделали ему предложение. Он принимает решение, всё зависит от Михаила.

— Вы его отговариваете, аргументы приводите?
— Безусловно. Но есть одна проблема. Некоторые говорят, а в каком возрасте надо уезжать в НХЛ? Такого возраста нет. Кому-то в 15, а другому в 25. Но когда я начинаю приводить свои аргументы хоккеисту, то он воспринимает меня как генерального менеджера клуба. Что я хочу его любыми путями оставить в команде. Но я никогда не преследую такой цели. Я 13 лет проработал скаутом НХЛ. Прекрасно знаю все эти вещи. Для меня не является трагедией, если игрок уехал в НХЛ. Я когда работал в «Атланте», там был Вадим Хомицкий. Он был задрафтован «Далласом».

— И что в итоге?
— Я ему говорю: «Вадик, у тебя нет шансов в НХЛ». Достаточно посмотреть на их состав, где шесть защитников с миллионными односторонними контрактами. Что должен сделать двухсторонний защитник, чтобы выбить кого-то из состава? Нападающий понятно: забил 10, отдал 15. Что может сделать защитник? Ну, я обороняюсь хорошо, не пропускаю, а дальше что? Я ему говорю: «Вадик будет следующее: ты уедешь в НХЛ, я сэкономлю кучу денег. Через полгода ты вернешься, я тебя возьму обратно, потом я буду 1-1,5 года тебя реанимировать». Так и произошло примерно.

— Если вернуться к Воробьёву…
— Что касается Миши, то я на эту проблему смотрю таким образом. Когда нужно уезжать в молодом возрасте? Вот Сергей Самсонов уехал из ЦСКА. Там такая ситуация была, что ЦСКА развалился, непонятно, где красные, где белые, что будет дальше, где он будет играть. Он уехал и правильно сделал. Стоит дилемма у молодого игрока: уезжать или не уезжать, в КХЛ не очень-то берут, говорят ему играть в МХЛ или ВХЛ. Ну ладно, надо ехать. Воробьёв только в конце зацепился за основной состав. Если говорить о нём, он хоккеист креативного плана, по большему счёту центр первого-второго звена, а это набор очков. Посмотрите его статистику, и она не потрясает сейчас. В моём понимании ещё два-три года, и он будет топовым игроком, но какое решение он примет, я не знаю.

— Не закружилась ли у него голова после молодёжного чемпионата мира?
— Таких проявлений не наблюдал.

— Что вы ему сказали по поводу возможной поездки в Северную Америку?
— Могу сказать через ваш портал, что в его положении, когда у него есть высокая вероятность места в основном составе команды КХЛ, ему нужно стать первым-вторым центром, попасть в национальную сборную и тогда ехать в НХЛ. Если бы он не попадал в состав, то тогда другое дело. Сейчас ехать неразумно!

«Маловероятно, что Лепистё останется в команде»

— Леонид Владленович, что можете сказать по будущему Кирилла Капризова?
— Без комментариев.

— По силам ли Кириллу попасть на майский чемпионат мира? Он ещё до сих пор восстанавливается от травмы, полученной в серии с «Ак Барсом».
— Точно не знаю характер травмы, там такая травма, с которой он играл. Несмотря на это, он вполне может поехать.

— Про Теему Хартикайнена были слухи, что он мог перейти в ЦСКА. Как удалось его удержать, повлиял ли на это приход Эркки Вестерлунда?
— Это был очень серьёзный довод. У Теему есть ещё мечта — попробовать себя в НХЛ. Ему нравится в Уфе, и он уже почти уфимский. По продолжительности нахождения в команде он здесь дольше всех.

— Видите ли вы в нём опытного, стержневого игрока?
— У нас есть ещё Денис Куляш, очень авторитетный человек.

— Год назад у Сами Лепистё был вариант в НХЛ, остаётся ли он в команде?
— Пока вопрос открыт, но маловероятно. Это обусловлено ограниченностью легионерских мест в команде.

— Что касается братьев Бодровых, то Денис уходит, а Евгений остаётся?
— Да, у Евгения ещё год контракта.

— Почему уходят Денис Бодров и Дмитрий Макаров?
— Разные причины. По своему отношению к делу, по выполнению своих обязанностей — это очень профессиональные ребята. И Дениса, и Диму просто хочу поблагодарить за проделанную работу, но у нас сейчас другие планы.

— Захаркин в конце сезона жаловался на слабую подпитку из ВХЛ, пересмотрите ситуацию с двусторонними контрактами?
— Что касается этой ситуации, мы её пересмотрим, мы, скорее всего, сделаем всех игроков ВХЛ на двусторонних. Что касается слабой подпитки, то это вопрос дискуссионный, «скамейка» может быть и короткая, но в системе клуба 60 человек. Вот говорят, хорошо работает школа или нет. С моей точки зрения, школы везде работают примерно одинаково. Говорят, что в Новокузнецке хорошая школа, но там огромные возможности молодым быть в составе, там нет дорогих игроков. Мест много, вот их и ставят. Вопрос в том – ставишь их или нет.

В 2003 году работал в «Ладе», сижу на трибуне и смотрю матч «молодёжки». Подходит Пётр Ильич Воробьёв и спрашивает, кого возьмём. Условного Петрова? Он травмирован. Сидорова? Он в сборную уезжает. Кто ещё есть? Есть Форточкин. Давай так, чтобы он был завтра на тренировке. И он его ставит в состав. К чему это говорю: Пётр Ильич восьмого и девятого возьмёт. Есть те, кто предпочитает молодых не ставить. Разные философии.

— Долго шли разговоры по вашему контракту — какие цели на следующий сезон?
— Цели у нас не меняются, всегда одни и те же. Что касается моего контракта, то у нас особых дискуссий не было, проблема была в том, что организация клуба, с моей точки зрения, была выстроена неправильно. Я это высказывал, я сказал своё видение, а дальше определялось руководство. Они приняли мою идеологию – предложили мне контракт, и я с удовольствием его подписал. Не было таких дискуссий по условиям контракта, была некая проблема по методологии, которая разрешилась.

«При существующем положении КХЛ никогда не догонит НХЛ»

— «Салават» считается топ-клубом, но на рынке присутствуют ЦСКА и СКА, у которых есть практически неограниченные возможности. Есть ли у вас ощущения, что приходится формировать свою команду по остаточному принципу?
— Не совсем по остаточному, но, с моей точки зрения, в лиге есть очень серьёзные проблемы. Когда КХЛ была только образована, декларировали идею, что мы догоним и перегоним НХЛ. Я тогда подумал, что это невозможно. Социальный уровень разный у наших стран. Когда мы стали работать, я осознал, что основная проблема в другом. Суть в том, что при существующем положении мы их никогда не догоним. В НХЛ вся идея связана с тем, чтобы был соревновательный эффект, чтобы поддерживался интерес у аудитории, чтобы любая команда могла выиграть. «Чикаго» болтался внизу, а потом за счёт грамотной селекционной работы стал командой-династией. «Детройт» долгие годы выигрывал, а сейчас они отступили назад. Думаю, через несколько лет «Ред Уингз» вновь поднимутся.

— А у нас по-другому.
— У нас какая ситуация в КХЛ? Соревнования подразумевают равные возможности на старте. Понятно, что есть бедные и богатые клубы, это нормально. Другое дело, что нужно эту разницу между бедными и богатыми сокращать. Почему одна команда может иметь пять иностранцев, а другая — сколько хочешь? Потолок зарплат условно есть, но его можно превышать.

Я работал в разных клубах. Как рассуждают хозяева команд? Они спрашивают: «Какой потолок?». Допустим — 1000 рублей. Они дают эту сумму и ставят цель выиграть Кубок Гагарина. Другое дело, что этот потолок можно превышать хоть в два, хоть в пять раз. Главное — плати налог на роскошь. А руководитель рассуждает с той позиции, что дал максимальные деньги. Но на самом деле это не максимум. Надо стараться минимизировать расстояние между потолком и полом. Весомым аргументом было против этого то, что тогда в КХЛ не останется звёзд. Давайте двух звёзд выведем за потолок, и тогда звёздные хоккеисты будут равномерно распределены по всем клубам и интерес будет у всех зрителей. Не должно быть полуфиналов со счётом 4-0.

— При вас «Салават» потолок не пробивал?
— Нет.

— Вы работали в Новокузнецке. Теперь «Металлург» входит в число команд, которые могут исключить из КХЛ. Правильно ли это?
— С точки зрения популяризации хоккея в регионах, это неправильно. Но с точки зрения маркетинга, это разумно. Другое дело, что нельзя руководителям клуба так относиться к хоккею. Не знаю, какая сейчас ситуация в Новокузнецке, но в течение трёх лет, пока я работал, ни разу не видел руководителей. Я просто уже смеялся и говорил: «Покажите, кто эти люди?» А мне говорят: «Зачем тебе?» Интересно, кто ежегодно платит 350 миллионов и не спрашивает, что делается с этими деньгами. Я думаю, что хозяева отдают эти деньги просто как на социальный проект. Но они даже не интересуются, что с этой суммой стало. Мы дома проигрываем «Барысу» со счётом 2:10. Прихожу на следующий день в офис, а никто ничего не говорит.

— В случае перехода «Кузни» и «Югры» в ВХЛ это не убьёт их школы? Талантливые игроки не начнут разбегаться в детском возрасте?
— Убить-то не убьёт, но практика показывает, что как только команды КХЛ нет в регионе, то всё. У «Лады» такая школа была, каждый год два-три кандидата в сборную появлялись. Как только тольяттинцы попали в ВХЛ, всё пропало. Это проблема.

«Кто бы, кроме «Кузни», дал Капризову шанс играть в КХЛ в 16 лет?»

— Возможны ли вообще чёткие критерии, при несоблюдении которых клуб исключается из лиги? На чём бы вы сделали акцент?
— Критерии есть, но находят много способов их обойти. Есть пол зарплат. Допустим, 250 миллионов — минимальный зарплатный фонд. Я подписал на эту сумму, начался сезон и через неделю распродал игроков. Если говорить о размерах городов. Магнитогорск — небольшой город, но при такой любви к местной команде, отношении хозяев, конечно, такие клубы надо поддерживать. В Швейцарии есть команды в элитном дивизионе из совсем маленьких поселений. Но с близлежащих деревень съезжается много болельщиков на матчи. Здесь надо в комплексе смотреть на критерии. К Новокузнецку я отношусь очень трепетно, с удовольствием там работал, там великолепные болельщики. Всё есть, чтобы была команда КХЛ. Но надо заниматься клубом.

В Новокузнецке дворец, правда, не в лучшем состоянии, но его можно легко привести в порядок, это можно сделать. Но этим же надо заниматься! А когда команда существует по остаточному принципу, то получается, что она, кроме болельщиков, никому не нужна. Когда есть такое отношение, то какие вопросы могут быть… И из-за этого, к сожалению, приходится принимать такие решения.

— Вопрос хозяев, их отношения.
— Конечно. Когда мы там работали, были полные трибуны. Там говорят: «Вот тебе 350 миллионов, и ни в чём себе не отказывай». Это как в анекдоте, когда официанта просят принести ведро воды и вилку. Что можно сделать на 350 миллионов?! В эти деньги причём входят детская школа, «Кузнецкие медведи», «Металлург», содержание дворца, все текущие дела. Это нереально, это невозможно. Это обрекает клуб на прозябание.

— Плюсы ведь тоже есть – растущая молодёжь, например.
— Да, потому что их бросают сразу в бой. Кто-то выживает, кто-то нет, есть большая ротация. Молодых талантов там не больше, чем в других регионах, просто у молодёжи в Новокузнецке значительно больше шансов. Тому же Капризову, при всей его гениальности, никто бы не дал играть в КХЛ в 16 лет.

— Много разговоров об изменении схемы плей-офф – хотят играть Восток с Западом крест-накрест, или первое место – с 16-м… Каково ваше отношение к этим идеям?
— Я не думаю, что здесь есть целесообразность. Есть же такое понятие, как дерби, оно привлекает людей. Например, «Спартак» сейчас не в лучшем состоянии, но матчи «Спартак» — ЦСКА очень популярны, как ни крути. То же самое у нас, «зелёное дерби» — это сумасшествие в хорошем смысле. Я не вижу серьёзных аргументов в пользу изменения нынешней системы. Хотя это не так принципиально. Если завтра поменяют, для меня не будет особой разницы.

— А два очка за победу, как в НХЛ?
— Так в НХЛ как раз рассматривают возможность перехода на трёхочковую систему. Я думаю, что она более справедлива.

«От Захаркина ждал другого. Но слово «конфликт» здесь неуместно»

— Не удивились, что Захаркин согласился возглавить «Югру»? Возможно, это шаг назад…
— Скажем так: я очень удивился. Относительно шага назад я бы не сказал. У нас разные взгляды на часть общего процесса, но если он реализует свои идеи в «Югре», то я буду очень рад. Я желаю ему успеха.

— Все обиды остались в прошлом?
— Это слово вообще неправильное. Обид никаких не было вообще. А что касается разных взглядов – это сто процентов. Игорь об этом знает, мы об этом спокойно разговаривали. Мы же цивилизованные люди. Мне тут был звонок, и кто-то сказал: «Слушай, ты правда с Захаркиным полгода не разговаривал?» Я отвечаю: «Вы что, с ума сошли, с чего вы взяли?». У него совершенно другой взгляд на организацию дел в команде. Я смотрю на эти вещи иначе, он это знает, но я искренне желаю ему удачи.

— А что вы думали, когда его приглашали?
— Я ожидал совсем другого. Мы с Игорем давно знакомы, вместе учились в институте, вместе преподавали в институте. Время меняется, люди меняются. Я немного другого ждал.

— Можно был избежать такого широкого обсуждения в прессе? Ведь все говорили о вашем конфликте, и Захаркин даже телевидение привлёк, пытался что-то объяснить.
— Видит бог, я ничего не делал, чтобы многие моменты выходили на широкое обсуждение. Но «Салават Юлаев» — очень медийная команда. Такой коллектив, почему-то про нас постоянно все пишут. Даже когда у нас ничего не происходит (смеётся). Так что шила в мешке не утаишь, я же здесь ничего не скрываю. Но слово «конфликт» – это неправильно. И обида – тоже неправильно. Были разногласия. И я Игоря очень уважаю как специалиста, он всем доказал свою состоятельность.

«Не могу представить, что из НХЛ в Пхёнчхан уедут Кросби, Стэмкос и Макдэвид»

— Что вы думаете о решении НХЛ отказаться от Олимпиады?
— Это сильно скажется на имидже хоккея в принципе, в мировом масштабе. Что касается нас, функционеров… Просто перестроимся, по-другому будем планировать процесс. Мы недавно были на телевидении, где с Третьяком и Фёдоровым эту проблему обсуждали. Владислав Александрович сказал, что у ФХР есть «план Б», они всё это понимали и не исключали такого развития событий. Они к этому готовы.

— Способна ли Россия собрать хороший, боеспособный состав из игроков КХЛ?
— Конечно. Я не делал бы громких заявлений, что Россия – фаворит, если не будет энхаэловцев. Но шансы наших значительно повышаются, а у канадцев – значительно понижаются.

«Олимпиада – это круто, но готовы ли вы из-за 15 дней поставить на кон свою судьбу?»

— Чем закончится, на ваш взгляд, эта эпопея с отъездом на Олимпиаду Александра Овечкина?
— А здесь речь об Овечкине-то не идёт. Он сказал, что хочет поехать, это понятно, тут он молодец. Но решать-то вопрос будет не Овечкин. Решать будет НХЛ. Ну, приедет он туда без разрешения, но есть ведь трансферная карта, есть ряд формальностей, которые надо выполнить. И потом, НХЛ – это же бизнес-проект. И представьте себе, что люди заплатили немалые деньги за абонементы, а в лиге отсутствуют Кросби, Макдэвид, Стэмкос, Овечкин. Каждый скажет: «Ребята, я за что деньги-то заплатил?!» Мне кажется, что это просто нереально. Лично я себе это представить не могу. Хотя, если честно, эта проблема меня не очень волнует. Это одна из последних вещей в этой жизни, которая меня беспокоит. Я плохо себе представляю, что руководство НХЛ разрешит таким звёздам, как Овечкин, уехать. Допустим, Леонсис захочет его отпустить, но лига скажет: «Вы наносите урон всей корпорации, люди заплатили деньги».

— Сам Овечкин говорил, что ещё нет календаря на следующий сезон и это заявление может быть сделано для создания ажиотажа.
— Это так. Может быть, в последний день они договорятся. Хотя это тоже не есть хорошо. Как там было в «Осеннем марафоне»? Раскардаш! Мы знаем, что не будет энхаэловцев, готовимся, а за два дня до Олимпиады они приезжают. Представляете, какой хаос будет? Но это может быть.

Овечкин сказал, что поедет на Олимпиаду, несмотря ни на что. Как это «несмотря ни на что»? А если НХЛ скажет, что никого не отпускает? У них один из пунктов гласит, что если хозяин клуба наносит урон лиге – в качестве санкций могут ввести даже внешнее управление. Я не представляю, как это может быть. Может, там знают то, что мы не знаем? С моей обывательской точки зрения всё это невозможно.

— Быть может, за счёт этого конфликта НХЛ привлекает к себе внимание, ведь чёрный пиар – это тоже пиар. В сравнении с НБА и другими североамериканскими лигами у них не всё так гладко.
— Мы слишком часто ищем сложные разъяснения простых явлений. Мне кажется, всё банально: причины — деньги. Идёт чемпионат, в феврале играет, по-моему, только баскетбол. Нет конкурентов. И тут они останавливают чемпионат!

— С точки зрения генерального менеджера «Салавата», может ли олимпийский фактор положительно сказаться на переговорах с игроками НХЛ?
— Я слышал эту точку зрения, но мне кажется, что это очень сомнительный посыл. Я разговариваю с некоторыми агентами, говорю об интересе к игроку и спрашиваю, а он что, готов приехать? И мне как раз начинают рассказывать про Олимпиаду и готовность из-за неё приехать в Европу. Но у меня на этот счёт большие сомнения. Возьмите того же Никиту Зайцева. Ему светит семилетний контракт на $ 31 млн. Представляете? Олимпиада – это, конечно, круто, но это 15 дней. Готов ли ты из-за 15 дней поставить на кон даже не карьеру, а свою судьбу? Ещё раз: $ 31 млн!

— Зрелищность и ценность Олимпиады упадёт, если игроки НХЛ всё-таки не поедут в Корею?
— Не думаю. Мы всё равно будем болеть за Россию. Не скажем же «а, ну раз энхаэловцы не приехали, болеть не будем». Интерес у нас будет тот же.

— Не получится ли так, что энхаэловцы приедут в КХЛ на один сезон ради Олимпиады, а после неё вернутся за океан?
— Я вообще во всё это не очень верю. Но если так случится… Вспомните, какая была теория во время локаута. Мол, они приехали, занимают места наших молодых игроков, а те не развиваются. Я как генеральный менеджер пережил уже три локаута и могу сказать, что они приносят колоссальную пользу как раз для молодых игроков. Возможность потренироваться с Малкиным дорогого стоит. Представляете, если Кросби приедет в Казань? Это же фантастика! Там и так всё хорошо со зрителями, а если приедет такой звёздный игрок? Этот сценарий маловероятен, но если это случится, будет только польза.

— Верите ли вы, что Овечкин или кто-либо другой может завершить свою карьеру в НХЛ ради того, чтобы поехать на Олимпиаду?
— Я – нет. А вы верите? $ 9,5 млн в год. До 2021 года! Повторюсь, я не верю.

— А как же статус олимпийского чемпиона? Это же невероятно почётно.
— Если бы это было возможно, это можно было бы обсуждать. Но это невозможно! Как он это сделает-то? У Овечкина контракт с «Вашингтоном». Вот сравнивают его ситуацию с Ковальчуком. Но Ковальчук это сделал перед сезоном и с согласия «Нью-Джерси». Это было обоюдное согласие. Не думаю, что Леонсис хочет отпустить свою главную звезду.

«Неважно, какой национальности легионер, хоть папуас!»

— Есть ли у «Салавата Юлаева» планы на лето? Где команда будет готовиться?
— Да, конечно. В отличие от прошлого сезона, у нас не будет таких больших поездок. Начнём подготовку дома, потом будет сбор в Финляндии, примем участие в турнире в Нижнем Новгороде, вернёмся домой, потренируемся и сыграем в нашем домашнем турнире.

— По легионерам у Вестерлунда нет пожеланий, чтобы, например, все были финнами?
— Такого нет даже близко. Национальность не имеет никакого значения. Хоть папуас! Лишь бы он играл. Какая разница? Когда я работал скаутом в НХЛ, периодически появлялись статьи с посылом, что какой-то тренер не любит русских. Я спрашивал у людей из клуба, может ли быть такое. Мне отвечали: «Представь, Леонид, что ты не ненавидишь китайцев и у тебя в команде есть китаец, который по 80 очков за сезон набирает. Убери его и ты следующий». Знаете, что они мне ещё сказали? «Пока ты даёшь результат, ты Форсберг, Фёдоров и Ягр, а когда перестаёшь – швед, русский и чех».

— Вестерлунд не изъявляет желания поработать с теми, кого он знает по «Йокериту»? С тем же Регином?
— У Регина действующий контракт, а вообще, такое желание есть. Он заинтересован в одном крайнем нападающем, но тут какая история? Я ему объяснил, что могу подписать его, но тогда мы не сможем взять центрального нападающего, в котором нуждается сам Эркка. После этого вопрос отпал сам собой.

— Изменится ли бюджет «Салавата» на следующий сезон?
— Нет.

— Смог бы «Салават Юлаев» существовать без поддержки республики? Команда какого уровня тогда бы была в Уфе?
— Я вам открою военную тайну: ни одна команда не смогла бы существовать, не только «Салават». Понятно, что есть такие люди, как Рашников, но это исключение.

— Появилась информация, что следующий чемпионат КХЛ начнётся 21 августа. На ваш взгляд, это проблема?
— Для меня вообще не проблема, хоть в июле! Главное, чтобы все были в одинаковых условиях. Все в августе начинают? Все. Нет ведь такого, что кто-то в августе, а кто-то в сентябре.