.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Вацлав Сикора о чемпионате мира, своем детстве, хоккейной карьере и перспективах «Северстали» в будущем сезоне.
16 июня 2015 года. Пресс-служба ХК «Северсталь» 

Работа в клубе и в сборной – совсем не одно и то же

 - Вацлав, практически ровно месяц назад закончился чемпионат мира, где вы работали в составе тренерского штаба сборной Финляндии. Какие остались впечатления?

- Думаю, что финская сборная вправе была рассчитывать на большее. (Финны уступили в четвертьфинале 3:5 команде Чехии – прим.). В группе в Остраве смотрелись очень хорошо. Но первая же игра на вылет в Праге, когда мы туда переехали, не удалась. При этом все говорят, что это была лучшая игра для чешской команды. Чего нельзя сказать про сборную Финляндии. Лучший матч у финнов, по-моему, был против российской сборной. А с чехами, возможно, не хватило сил. Я со скамейки не узнавал игроков – они не боролись за шайбу, не вступали в контакт с соперником.

Когда уже потом обменивались мнениями с Кари Ялоненом (главный тренер сборной Финляндии – прим.), то пришли к выводу, что чешская команда была в тот день просто лучше. А у финнов игра не получилась.

 - Не было ли двойственного ощущения – матч в вашей родной Чехии против сборной Чехии, но вы на скамейке соперника?

- Меня даже спрашивали – за кого я в том матче буду болеть (смеется). Но я же не болельщик. Я смотрю на матч с позиции тренера, пытаясь улучшить игру своей команды. Повторюсь, что чешская сборная в той встрече играла очень хорошо и заслуженно победила.

Потом, правда, хозяева чемпионата уступили Канаде, но это было вполне ожидаемо – Канада была на этом турнире чрезвычайно сильна. И в матче за бронзу у чехов уже не было той формы, того куража, который пришелся как раз на четвертьфинал против сборной Финляндии.

 - Насколько существенна разница между работой тренера в клубе и в сборной? В чем она заключается?

- Разница, конечно, есть. В сборной не может быть ежедневного контакта с игроками, повседневной работы. Больше внимания нужно уделять отбору игроков в команду, выполняя, в том числе, и менеджерские функции. В клубах же тренер всегда гораздо лучше знает своих игроков.

С другой стороны в сборной есть возможность поработать с хоккеистами самого высокого уровня. Их, как правило, не нужно уже чему-то учить, что-то долго объяснять. Они уже мастера, и в них уже заложено «хоккейное образование». В сборной главная задача тренера – выбрать правильную тактику, анализировать игру соперника и подсказать своим игрокам, как лучше действовать против той или иной команды. При этом все делается в кратчайшие сроки. Много времени для работы просто нет.

 Выбор между клюшкой и скрипкой

 - В Кладно – городе, откуда вы родом и где продолжаете жить, хоккей – главный вид спорта?

- Кладно вообще можно назвать хоккейным городом. Думаю, что трудно назвать еще города в Чехии, откуда было бы столько игроков в НХЛ. И не только Ягр! Навскидку могу назвать не менее пятнадцати хоккеистов, кто начинал карьеру в этом небольшом городе, а потом успешно играл за океаном. И сейчас это продолжается. Ребята из Кладно есть в Монреале, Эдмонтоне, Нью-Джерси.

Кстати, Литвинов тоже, пожалуй, можно назвать столь же «продуктивным» городом в хоккейном плане. Он тоже не очень большой. Но только оттуда на Олимпиаде в Нагано выступало сразу шесть игроков.

Сейчас в Кладно, увы, с развитием хоккея возникли серьезные проблемы. Не работает главный спонсор команды – металлургический завод. Раньше он был, что называется, градообразующим предприятием – там работали 25 тысяч человек. Город даже называли «Черный Кладно» из-за черной металлургии. Помимо металлургов, многие жители города работали на шахтах, добывая сырье для завода. Сегодня, к сожалению, подавляющее число предприятий закрылись. Большая проблема с работой. Поскольку Прага все-таки близко, то многие работают именно в столице.

Но хоккей идет на спад – два года назад местный клуб опустился из Экстралиги в Первую лигу. В прошлом году пытались вернуться, но не получилось. И, к моему большому огорчению, сейчас я не вижу особых шансов на возвращение в элиту чешского хоккея. Причина банальная – нет спонсоров, а значит, нет средств.

 - А у вас никогда не возникало желания переехать жить в Прагу?

- Нет, нет, нет… (смеется). Как только посмотрю на эти пробки, так любое желание пропадает. В принципе, из Кладно ехать до Праги всего полчаса. Но жить там лично мне гораздо комфортнее.

Я ведь все детство ездил из Кладно, где жил, в Прагу, где учился в школе. И пришел к окончательному выводу, что жить в небольшом городе много лучше.

Живу с сыном и дочкой. Сын учится в Праге, дочка в Оломоуце. Дочь в университете на психолога. А сын изучает экономику. Детям 24 и 22 года. Сын играл в хоккей, в футбол. Сейчас увлекается флорболом и теннисом – на любительском уровне.

 - Как вы пришли в хоккей?

- Начал я поздно. Мне было десять лет, когда я стал уже серьезно тренироваться в местном клубе. А до этого недалеко от того места, где я жил, было озеро, и там я научился кататься, впервые попробовал играть в хоккей. Один из ребят предложил записаться в клуб. По тем временам десять лет еще не было столь поздним сроком, как сейчас, когда в таком возрасте уже никто не начинает.

И в молодежном, и во взрослом хоккее я практически все время выступал исключительно за свой родной клуб – ХК «Кладно». Исключение – когда я проходил армейскую службу, то некоторое время играл за «Дуклу» (Тренчин). В общей сложности за ХК «Кладно» я отыграл 16 сезонов. Пять раз мы становились чемпионами Чехословакии. Играл я в центре нападения.

 - Ваша семья была спортивной?

- Мама к спорту как-то не приобщилась. А отец увлекался всем – футбол, хоккей, легкая атлетика. При этом успевал всерьез заниматься музыкой. Я до сих пор не понимаю, как он все успевал! Он играл на скрипке в местном оркестре и, когда скончался, то был самым старшим и самым заслуженным музыкантом в оркестре.

 - Юного Вацлава к музыке отец тоже пытался приобщить?

- Не смог (смеется)… Попробовал было, но потом сказал – играй, сын, лучше в хоккей. Клюшка тебе ближе, чем скрипка (смеется)

 - Когда завершали игровую карьеру, то как пришло решение стать тренером?

- Когда закончил играть, то два года работал в спортивном университете – на том же факультете, где раньше учился. А потом получил приглашение в ХК «Кладно» уже на тренерскую работу. Начинал, разумеется, как ассистент главного тренера. Причем возглавлял команду тот же самый тренер, у которого я был еще игроком. А по окончании сезона он сказал, что не станет продолжать, и предложил мне занять место главного тренера.

В качестве ассистента я взял своего друга и партнера по команде Франтишека Каберле – это известный защитник и отец игрока сборной Томаша Каберле. Так и состоялся мой дебют, как главного тренера. Мне тогда было 38 лет.

Тренерскую карьеру я продолжил в Финляндии – там проработал пять лет. Потом несколько лет в Чехии, и снова в Финляндии. И опять после этого приехал в Чехию.

 - А какой из сезонов вы могли бы назвать самым, разумеется, пока успешным в своей тренерской карьере?

- Были два сезона в «Спарте» и «Пардубице», когда мы выигрывали «золото» чемпионата страны. Наверное, все же назову сезон в «Пардубице», когда мы в плей-офф уступили сопернику только первый домашний матч, а затем выиграли двенадцать встреч подряд – четвертьфинал, полуфинал и финал прошли без поражений. Это был очень хороший год.

 «Северсталь» начала прогрессировать по ходу прошлого сезона – и это главное

 - В КХЛ вы работали в клубах из больших городов – Санкт-Петербург, Прага. А Череповец – небольшой провинциальный город. Для вас подобный опыт – это что-то новое в карьере?

- Как я уже сказал, я начинал тренерскую карьеру в своем родном городе Кладно – первые два года. Потом работал в Финляндии. Четыре года тренировал «Лукко» из Раума. Там всего 35 тысяч жителей. Но хоккей находится на очень высоком уровне. Практически все жители города – болельщики. Хоккей – это все! И даже в таком маленьком городке на каждом домашнем матче у нас было по 4-5 тысяч зрителей. Так что специфика работы в небольших городах мне знакома не понаслышке.

 - В истории «Северстали» вы стали первым иностранным главным тренером. В связи с этим испытываете ли повышенную ответственность – ведь во многом по вашей работе будут в дальнейшем судить об иностранных специалистах.

- Вы мне сейчас сообщили новость (улыбается). Я, честно говоря, не знал, что в Череповце раньше не было главных тренеров из-за рубежа, и я - первый.

Ответственность главного тренера за результат всегда одинакова – без разницы русский он или иностранец. Главная ответственность в том – выполняет команда поставленную задачу или нет.

 - Легко ли вам сейчас работать в России после того, как вы провели здесь уже достаточно длительный срок? Или что-то продолжает удивлять?

- Могу сказать, что многие вещи мне уже хорошо знакомы. Год в Санкт-Петербурге и без малого полгода в Череповце, конечно, помогли мне лучше узнать Россию. К тому же, еще, будучи игроком, я несколько раз бывал в России. И, надеюсь, уже неплохо понимаю здешний образ мышления - как игроки воспринимают информацию, их характер.

 - Долго ли раздумывали над предложением работать в «Северстали»?

- Нет, над этим предложением, когда оно поступило в середине прошлого сезона, я долго не думал. Если в чем и сомневался – так это в том, стоит ли продолжать карьеру. По окончании предыдущего сезона, немного отдохнув, я все-таки решил, что еще не пришло время для завершения тренерской карьеры. Те месяцы, что я провел в Череповце, мне понравились. Мне было достаточно комфортно и интересно работать в «Северстали».

Бывает, что накапливается усталость – как физическая, так и психологическая, и никак не удается отдохнуть. В той же Финляндии было так, что пять лет работал фактически без отпуска. Отдохнуть получилось, когда работал со «Львом». В конце июня - начале июля сказали, что «Лев» не будет играть в КХЛ, и получился, волей-неволей, двухмесячный перерыв. Когда затем поступило предложение из Череповца, то я достаточно быстро согласился.

 - Прошлый сезон нельзя назвать для вас особенно удачным. «Северсталь» не пробилась в плей-офф. Сборная Финляндии осталась без медалей на чемпионате мира...

- Я оцениваю немножко не так. Когда начинали работу в Череповце, то главное – сделала ли команда какой-то шаг вперед или нет. Я уверен, что в игре «Северстали» был прогресс, и для меня это было очень важно. Хоть и небольшой, но успех. К сожалению, нам не хватило этих трех очков, чтобы пробиться в плей-офф. Но я почувствовал взаимопонимание от игроков. Что они начали думать и делать некоторые вещи по-новому. Надеюсь, если эта тенденция будет продолжаться, то шаг за шагом мы продолжим улучшать свою игру.

 - Вы видите те ошибки, которые не позволили «Северстали» в прошлом сезоне выполнить задачу – попасть в плей-офф?

- Мне трудно об этом судить, так как я все-таки работал с командой не полный сезон. Мне кажется, что в первой половине чемпионата тренеры работали несколько по-другому. Была немного другая система тренировочного процесса. Не такая, какой ее вижу я.

 - В минувшем сезоне одной из главных проблем для череповецкого клуба была игра в неравных составах. Что в большинстве, что в меньшинстве «Северсталь» входила в число худших в лиге. Как исправлять ситуацию?

- Думаю, что игру в большинстве улучшать крайне непросто. В меньшинстве все достаточно понятно – при отлаженной системе каждый четко знает, что ему делать. А в большинстве нужна импровизация, креативные действия. А для этого игрок, выходящий на реализацию, должен обладать высоким мастерством, игровым мышлением, хоккейным талантом.

Сейчас все тренеры в лиге очень внимательно изучают, анализируют действия в большинстве каждого из соперников. Удивить чем-то достаточно трудно. Поэтому игроки должны уметь находить ошибки в оборонительной игре соперника, молниеносно на них реагировать и использовать свои шансы. На тренировке все это отработать и предугадать невозможно. Важно, чтобы в любой нестандартной ситуации игрок мог рассчитывать на свое индивидуальное мастерство.

Я думаю, что мало клубов, у которых все звенья примерно равны по классу. Поэтому нужно создавать спецбригады – как для большинства, так и для меньшинства. Будем очень тщательно подбирать исполнителей, которые смогут выполнять поставленные задачи.

 - Тренерский штаб «Северстали» сформирован. Можете ли вы вкратце сказать – кто из тренеров будет отвечать за какой участок работы?

- Мы пока еще не собирались все вместе для подробного разговора и распределения функций. С Дмитрием Юшкевичем я встречался один раз – в Остраве во время чемпионата мира. Я знаю Дмитрия, как отличного игрока, выступавшего за сборную России и клубы НХЛ. Также знаю о его тренерской работе в ярославском «Локомотиве» и «Югре». Но пока еще у нас не было времени для обстоятельного разговора.

По Ростиславу Хаасу, я думаю, все ясно – он тренер вратарей. Мы с ним давно знакомы. В прошлом сезоне вместе изучали видеозаписи матчей «Северстали», делали детальный анализ. Будем и дальше продолжать этим заниматься.

С Игорем Петровым мы также вместе работали в минувшем сезоне. Мы тоже с ним еще детально обговорим – кто на чем будет концентрироваться. Большинство, меньшинство, игра без вратаря, 6 на 5, 6 на 4, отдельная работа с защитниками, с нападающими – все эти зоны ответственности мы обязательно распределим внутри нашего тренерского штаба.

 - В нынешнем тренерском штабе «Северстали» сразу три специалиста, имеющих за плечами опыт работы главным тренером в клубах Континентальной лиги. Чего вы видите в этом больше – плюсов или минусов?

- Не думаю, что это обстоятельство может создать нам какие-то проблемы в работе. Если мы будем работать вместе, выполнять каждый свою работу и помогать при этом друг другу, то это принесет положительный результат. Это касается как тренерского штаба, так и игроков. Будем одной командой – будет и успех.

  - Насколько вы довольны нынешним составом «Северстали»? Какие позиции, на ваш взгляд, более всего нуждаются в усилении?

- Работа по формированию состава сейчас продолжается. Считаю, что мы получили усиление в обороне. Сейчас нам нужен хороший центральный нападающий – игрок первого или второго звена.

 - В межсезонье состав череповецкого клуба покинул ваш соотечественник, достаточно титулованный нападающий Марек Квапил. Вы не жалеете о его уходе?

- Решение по Квапилу принимал не я. По окончании сезона было такое чувство, что ожидания, надежды, которые в Череповце связывали с Квапилом, не были оправданы. Поэтому и сам игрок, и руководство клуба были настроены на то, что Марек поменяет команду. Таким образом, решение было обоюдным. Но это произошло еще задолго до того, как я стал главным тренером «Северстали».

 - Если еще говорить о персоналиях... В последние недели болельщики «Северстали» переживали – останется в череповецком клубе Павел Бучневич или отправится за океан. В итоге Павел принял решение продолжить карьеру в «Северстали». Как вы думаете, он, несмотря на свою молодость, готов становиться лидером команды, а, быть может, и настоящей «звездой» КХЛ?

- Я тоже, как и болельщики, переживал (улыбается). Вообще, такой потенциал у Павла есть. Но нужно еще очень и очень много работать. И это вопрос не одного сезона. Я думаю, что Бучневич принял правильное решение. Пока он еще не на сто процентов готов для игры в НХЛ. Талант у Павла, конечно, есть. И при определенной, причем постоянной работе он может вырасти в очень хорошего игрока, даже стать «звездой». Главное, чтобы Бучневич работал на команду. Если команда будет играть успешно, то и у него больше шансов громко заявить о себе.

 - Вы сказали, что по сравнению с прошлым сезоном защитная линия «Северстали» стала сильнее. Имеете в виду пополнение в лице Ондржея Немеца?

- Переход в «Северсталь» Немеца был сделан очень быстро. И я рад, что это случилось. Получилась очень приятная для меня неожиданность. Я до этого поддерживал контакт с Ондржеем. Он даже во время чемпионата мира перед матчем Чехия – Финляндия прислал мне СМС - «Вацлав, скажи Кари, что нас вы не пройдете» (смеется). Мы часто обменивались сообщениями, но я не знал, что идут переговоры. А когда мне Владимир (Соколов – генеральный менеджер ХК «Северсталь» - прим.) позвонил и сказал, что есть вариант с приходом Немеца, то я ответил, что с удовольствием хотел бы видеть такого хоккеиста у себя в команде.

 - Хотелось бы узнать ваше мнение о календаре. Как все-таки лучше, удобнее, справедливее – чтобы команды играли друг с другом одинаковое число матчей или же пусть лучше почаще встречаются со своими соперниками по дивизионам?

- Я считаю, что лучше, когда все клубы встречаются со всеми. Понимаю, что меньше в таком случае будет так называемых дерби, но так будет все же справедливее. Все-таки состав конференций, дивизионов всегда будет разным по силам. В прошлом сезоне Запад был, конечно, посильнее Востока. И, чисто теоретически, играй мы на Востоке, то, думаю, без особых волнений попали бы в плей-офф.

 - В этом году предсезонка у всех клубов КХЛ начнется как никогда рано. Это обстоятельство как-то скажется на плане предсезонной подготовки? Или же все будет как обычно, просто на пару недель раньше?

- Ну, 24 августа уже начинается чемпионат. Поэтому и предсезонные сборы начинаются раньше. Не думаю, что это должно как-то существенно сказаться на содержании тренировочного процесса. Разве что отпуск у игроков и тренеров несколько сократился.

 - Для игроков «Северстали» предсезонка ожидается тяжелой?

- (Улыбается). Этот период всегда тяжелый. Во всех клубах в эти два месяца проводится очень интенсивная и напряженная работа, чтобы хватило сил на весь сезон. Когда начнется чемпионат, времени для тренировок будет уже меньше. Поэтому как следует поработать и над физической, и над тактической подготовкой нужно именно сейчас – до старта сезона. Конечно же, будет тяжело.

 Для души

 - А вам в это межсезонье уже удалось отдохнуть?

- В Италию съездил. Правда, только на одну неделю, вместе со своими детьми. У них сейчас учеба в разгаре. Также занимался работой по дому. После того, как дети сдадут экзамены, возможно, куда-нибудь еще отправимся.

 - Остается ли время на какие-либо еще увлечения, интересы помимо хоккея?

- Одно время увлекался рыбалкой. Любил с друзьями посидеть с удочкой. Но это не часто удавалось. А вообще при тренерской работе нет особого времени на еще какие-то интересы. Можно книгу почитать, я больше люблю исторические книги. Но, бывает, так устаешь, что после двух-трех страниц уже спишь (смеется).

А вообще, у нас в семье всегда были собаки. Когда я только родился, у моего деда, вернувшегося с войны, была собака, с которой вместе он служил на границе. Сейчас у меня дома живут две большие собаки – немецкая овчарка и золотой ретривер. Они, конечно, приносят очень много положительных эмоций. Когда надолго уезжаю, с ними остается моя мама. Ей уже 83 года, но она всегда охотно соглашается присмотреть за домашними питомцами – это ей доставляет настоящую радость.

Stolica.ru