.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Директор ХК «Северсталь» Алексей Кознев: «Решения приходится принимать быстро».
10 января 2017 года. gorodche.ru

Пользуясь экономической терминологией, ХК «Северсталь» можно назвать «градообразующей» командой. Если бы в Череповце не было хоккейной «Северстали», то ее надо было бы придумать. Сейчас директором клуба является Алексей Кознев, воспитанник череповецкого хоккея, сам много лет защищавший цвета «Металлурга» и «Северстали». Накануне Нового года он стал собеседником журнала "Глянец".

Сначала Кознев занял пост генменеджера «Северстали». На свою нынешнюю должность он был назначен в марте этого года.

Кознев — человек, для которого хоккей — это жизнь. Но не только об этой игре шла речь в нашей беседе с директором ХК «Северсталь», хотя основной темой был, конечно же, хоккей. Так, Алексей Кознев рассказал, где будет встречать Новый год и почему он не любит гаджеты.

— Алексей Валентинович, расскажите о самом начале вашей карьеры.
— Город Череповец. Мне пять лет. Фигурные коньки. 60 или 80 человек группа. Три года мы катались в «Алмазе» — «толчок-скольжение», отрабатывали технику катания. Сначала я занимался с ребятами 1974 года рождения, которые были на год старше меня. Потом стал тренироваться со своим возрастом, перешел в спортивный класс 12-й школы. Кого-то из нас раньше, кого-то позже стали привлекать в основной состав «Металлурга».

— Ваши родители имели отношение к спорту?
— Нет. И отец, и мама работали на заводе, в сортопрокатном и листопрокатном цехах.

— Вы долго были действующим хоккеистом, играли до 36 лет…
— В душе мне до сих пор 18 (смеется).

— А что стало причиной завершения вашей карьеры: физическая или моральная усталость от хоккея?

— Усталости не было никакой. Я и в данный момент не ощущаю себя уставшим от хоккея. Я и с ветеранами сейчас играю, и с молодежными командами тренируюсь. Держу себя в форме. А что касается завершения игровой карьеры, то не было спроса на меня как на хоккеиста.

— Единственное, чего не было в вашей карьере игрока, — это выступления в НХЛ. Как сложились ваши отношения с этой лигой?
— Не было никаких отношений, не было предложений поиграть за океаном. Я не был даже задрафтован. И карьера у меня развивалась в российском чемпионате.

— …И в сборных.
— Да, и в сборных. Правда, в юниорскую и юношескую сборные я привлекался редко. Только два раза на последнем, «выпускном» возрасте. Сразу перескочив через молодежную, попал в сборную России.

— И завоевали серебряные медали чемпионата мира — 2002 в Швеции. За это вы получили звание заслуженного мастера спорта?
— Да. Это звание присвоили всем ребятам, кто тогда был в команде. В то время сборная России была 15 лет без медалей. У некоторых из ребят той команды звание заслуженного мастера уже было: у Андрея Коваленко, Валерия Карпова, Вячеслава Буцаева. Остальные же, как и я, такое почетное звание получили впервые.

Допускать конфликты с тренерами мне не позволяло воспитание

— Вы сказали, что у вас два любимых клуба: «Северсталь» и СКА. Цитата из одного вашего интервью: «СКА никогда не станет для меня клубом, к которому я относился бы безразлично». До сих пор так?
— Я готов подтвердить эти слова. Конечно, я не могу относиться безразлично к СКА. Череповец воспитал меня, я прошел череповецкую школу хоккея. Молодым хоккеистом мне пришлось перейти в питерский клуб, поскольку в то время у «Металлурга» был такой сильный состав, что мне не нашлось в нем места.

— Одиннадцать сезонов вы провели в Питере, в СКА…
— Честно говоря, не могу сказать, сколько сезонов именно, так как не считал… В то время главный тренером СКА был Борис Петрович Михайлов. Я попал в надежные руки. Считаю СКА своим клубом, как и Череповец.

Это интересная, новая для меня работа

— Кстати, о Борисе Петровиче Михайлове. Будучи игроком, вы часто конфликтовали с тренерами? Известно, что Михайлов отправлял вас в фарм-клуб.
— Это был не конфликт, а рабочий момент. Все было довольно авторитарно, строго и дисциплинированно. Игрок просто не мог себе позволить конфликтовать с тренером. Контракты с хоккеистами были не защищены, поэтому конкуренция была большая и каждый держался за свое место. Скорей это были воспитательные моменты со стороны тренера. От этого любой игрок не застрахован. Я благодарен Борису Петровичу. Последний раз виделись с ним в Москве, я поблагодарил его за вклад в мое развитие и становление, на что он с улыбкой сказал: «Ну ты же знаешь, я для тебя старался». И конечно, сейчас я это понимаю.

— Как долго вы думали, когда вам поступило предложение из Череповца занять пост генменеджера ХК «Северсталь»?

— Недолго. Это интересная, новая для меня работа, должность. Интересный для меня опыт. Хотелось ощутить себя в новом качестве — не тренера, не игрока. Естественно, я понимал большую ответственность. Я без особых раздумий согласился еще и потому, что был уверен в себе: знаю рынок хоккеистов, знаю их потребности. Каких-то скрытых вопросов нет. Но я учусь, развиваюсь.

— А вообще, как вы принимаете решения: быстро или долго думаете, все взвешиваете?
— В должности генменеджера или директора клуба приходится принимать решения быстро. Так как ситуация на рынке меняется чуть ли не каждый час. Сегодня этот игрок еще свободен и с ним можно заключить контракт, а завтра, если не успел ты, его подпишет другой клуб. Поэтому приходится ориентироваться быстро. При этом решение должно быть четким и взвешенным. И должен обязательно быть анализ, что я сейчас стремлюсь делать и пропагандирую в нашем клубе. Чтобы решения были уже готовы до того, как возникает экстренная ситуация. Для этого необходимо знание уровня игроков, состояния их здоровья и чем они живут.

— Многое ли пришлось менять в клубе с вашим приходом на должность директора?
— Нужно всегда меняться и развиваться. Наш клуб имеет богатые традиции. И все те поколения, которые здесь работали, заботились о его процветании. Мы стараемся сохранять хорошие традиции, а вывод о своей работе я сделаю по окончании сезона. Если говорить о том, что конкретно пришлось менять, то мы стараемся привлечь болельщиков на трибуны. Главная задача — сделать клуб интересным, узнаваемым. Немаловажен и спортивный результат.

У меня больше контрольная функция

— Как бы вы себя охарактеризовали как руководителя: у вас авторитарный или демократичный стиль управления?
— Не могу назвать себя авторитарным руководителем. Решения принимаем коллегиально. Что касается решений по игрокам, то здесь, естественно, необходимо взаимодействие и с тренерами, и с генменеджером. Безусловно, они отсматривают кандидатов, тренер говорит, на какую позицию ему нужен игрок. Конечно, у меня есть свое профессиональное мнение по оценке того или иного игрока.

— А советуете ли вы тренеру кого-то поставить в состав или, наоборот, вывести из состава?
— Нет. Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. По-моему, Стив Джобс сказал: приглашая на работу профессионалов, надо научиться им доверять. Поэтому главному тренеру Александру Вячеславовичу (Гулявцеву — авт.) я доверяю. Безусловно, у нас с ним каждодневное общение: и по игрокам, и по игре, и по эмоциональному фону в команде. Я считаю его профессионалом высокого уровня.


Живу на два города

— Вы довольно долгое время прожили в Питере. Он практически стал вашим домом…
— Да, дом у меня там. Там моя семья.

— То есть ваша семья и сейчас в Питере?
— Да. Жена с детьми живут там, так как дети учатся в школе, и мы не стали их сдергивать с места и перевозить сюда. Там абсолютно налаженный быт. По мере возможности или семья приезжает ко мне, или я к ним. То есть я живу сейчас на два города, но жилье у меня в Питере.

— Если Питер ваш дом, то что тогда Череповец?

— Тоже дом. Моя мама живет здесь…

— А на ваш менталитет повлияло то, что вы долго жили в Северной столице?
— Думаю, нет, а вот влияние Череповца во мне — это прямолинейность, открытость. В Питере же все спокойней, лояльней.

— Расскажите о своей семье.
— У меня двое детей. Младшая — Ульяна, 9 лет. И старший — Борис, 12 лет. Мы с женой даем им возможности проявить себя в разных спортивных секциях: в плавании, хоккее, единоборствах, — а также в занятиях иностранными языками, музыкой и балетом. Мы стараемся дать нашим детям всестороннее развитие, что пригодится в жизни.

— Планируете в будущем перевозить сюда семью? Ведь все-таки здесь постоянное место вашей работы.
— Постоянное место здесь, но пока не планирую. Здесь у меня напряженный график работы.

— А чем занимается ваша жена — она домохозяйка или работает?
— Она эксперт в области консультирования, в городском центре социальной помощи. У нее отличное образование — Ленинградский госуниверситет, специалист-психолог, институт имени Бехтерева. Квалифицированный, умный специалист.

Может быть, когда напишут в какой-нибудь энциклопедии…

— Вы успели поработать и экспертом на телевидении. Расскажите об этом опыте.
— По завершении карьеры я принял предложение от питерского телеканала «100» вести программу, темой которой был анализ — до игры, самой игры, после игры. Я согласился, так как люблю все новое. Работа на телевидении очень понравилась. Анализ и обзор — это близко. Это то, о чем я могу говорить с уверенностью.

— Вы автор бронзовой шайбы «Северстали» в 2001 году. Это была первая награда, завоеванная нашим клубом. Можете вспомнить ваши чувства?
— В сам момент после забитого гола было чувство, что вот мы можем завоевать эти медали! Потом это перерастает в чувство гордости за команду и ощущение хорошо сделанной работы. У нас в команде тогда было очень много отличных ребят, и та медаль, конечно, общая заслуга коллектива игроков, руководства города и команды.

— Но вы понимаете, что в историю клуба вошли именно вы?
— В тот момент просто оказался проворнее всех — в нужном месте, в нужное время. Чувства гордости за себя у меня нет. Потом, может быть, когда напишут в какой-нибудь энциклопедии… (Смеется.)

— Чем еще интересуетесь, кроме хоккея?
— Огромную часть времени занимает как раз хоккей. Я, конечно, читаю книги. Пытался читать на телефоне, но так и не привык. Бумажный вариант мне милее. Стараюсь все-таки не углубляться в пресловутые компьютерные продукты. Здесь я традиционен…

— А пресловутые рыбалка, охота, автомобиль?
— Не охотник. Рыбалку люблю, но летнюю. Посидеть с удочкой на берегу… Не ради того, чтоб наловить рыбы, а чтоб отдохнуть, переключиться. Автомобильные дела? Люблю просто кататься по городу, сесть и проехаться по вечерним улицам. Какая у меня машина? Mercedes GL. Очень им доволен: надежный, качественный. Раньше я не верил, когда говорили, что есть «Мерседес» и остальные машины. Сейчас убедился на собственном опыте.

— Вы все время с бородой. Почему? Это элемент имиджа, желание казаться более брутальным или?…
— Мне нравится, когда у меня не гладкое лицо. Кстати, подстригаюсь я сам. Привык за много лет. Однажды купил машинку для бритья и пользуюсь ей. Когда хочешь, чтоб было хорошо, сделай сам.

— Не за горами Новый год. Где вы будете его отмечать? Наверное, в Питере?
— У команды в первых числах января серия матчей. Я присутствую на каждой игре, вживую смотрю, переживаю за ребят. Еще не праздновал Новый год в таком статусе, в котором сейчас нахожусь. Учитывая график, по которому сейчас живу, не удивлюсь, если в новогодние каникулы я буду на работе.

Хочется увидеть переполненные трибуны, как это было в свое время в «Алмазе»

— И в заключение: какой вы видите генеральную линию клуба по его реальным ресурсам?
— Одна из задач руководства сделать клуб более открытым — для болельщиков. Хочется увидеть переполненные трибуны, как это было в свое время в СКЗ «Алмаз».


Stolica.ru