.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Кирилл Фастовский: "Сибирь" пока ничего не добилась
11 июля 2015 года. "Спорт-Экспресс"

Генеральный менеджер "Сибири" поделился с корреспондентом "СЭ" планами по развитию клуба, ожиданиями от предстоящего сезона и новостями о строительстве новой арены

Марат САФИН из Новосибирска

САЛАК ИСПРАВИЛСЯ

– Вас не пугает, что из команды ушла целая пятерка сильных игроков?

– Что значит "пугает"? Это естественный ход событий. Возможности удержать лидеров у нас, да и не только у нас, пока нет. Постараемся компенсировать потери не только новичками, но и в основном теми, кто у нас остался. В теории считаю, что мы всех сумели заменить. Осталась одна легионерская позиция. Нужен центральный нападающий первого-второго звена. Есть кандидаты, и, надеюсь, этот вопрос в ближайшее время решится. А игроки, давно выступающие за "Сибирь", должны прогрессировать, перемещаться по звеньям вверх и сами решать спортивные задачи, не ждать, что кто-то другой решит за них.

– Куда направлен взгляд в поиске легионера: в Европу или Северную Америку?

– Сейчас не важно, куда направлять взгляд. Рынок довольно скудный и выбор небольшой. Немножко не до жиру.

– Довольны приобретенными легионерами? На какие позиции их брали?

– Чех Владимир Рот – атакующий защитник. Но при этом на нем лежат обязанности стабильно играть в равных составах и в меньшинстве. Шведский форвард Калле Риддервалль хорошо выглядит на тренировках. Физически очень развитый, работящий хоккеист, который, хочется верить, сможет и забивать голы. Мы знаем, что он умеет это делать, и дадим ему эту возможность, а он, надеюсь, ею воспользуется. Рассматриваем его как замену ушедшему Йонасу Энлунду.

– На основного вратаря наверняка была потрачена внушительная часть бюджета?

– Я этого и не скрываю. Да, мы и в следующем сезоне рассчитываем на Александра Салака.

– Высококлассный голкипер, но взрывной и очень эмоциональный.

– Да, в плей-офф произошла неприятная ситуация, связанная с удалением его до конца матча за удар "блином". Она негативно повлияла на команду. Но, во-первых, мы проводим с ним воспитательную работу. Во-вторых, Салак сам прекрасно понимает, что подвел, и жутко переживает из-за подобных моментов. Он извинился перед ребятами; отбывая дисквалификацию, всячески помогал, проявлял лидерские, организаторские качества. Мы увидели, что человек может быть вожаком и, оставаясь вне игры, принимает участие в жизни команды. И поняли, что при всех его недостатках с ним надо продолжать сотрудничество. Мы уже знаем, чего от него ждать. А Салак, в свою очередь, знает, что глупости больше делать нельзя, даже в моменты невероятного нервного напряжения.

– Ожидания болельщиков в связи с высоким результатом команды в прошлом сезоне заметно повысятся. К хорошему привыкаешь быстро.

– Если каждый день думать о том, как бы не провалиться, то можно с ума сойти. Мы работаем точно так же, как и год назад. Понимаем, что сезон будет непростой, но если правильно подготовимся, выстроим турнирную стратегию, то все будет нормально.

КАРТЫ, ДЕНЬГИ…

– Есть ли новости по строительству арены?

– Считается, что процесс пошел, когда люди видят, как приезжает экскаватор и копает землю или начинает работу башенный кран. На самом же деле большую часть времени занимает подготовка документов и их согласование в самых разных инстанциях. Эту работу никто не видит, но она идет. Рутинный и противный процесс, но обойти его никак нельзя. Место, выбранное под арену, не очень простое с точки зрения архитектуры, водных артерий – на берегу реки Обь – и автомобильных развязок. Все это требует утверждения в различных министерствах. Но хочется построить именно там, потому что место невероятно красивое и функциональное. Думаю, что согласование будет длиться до конца календарного года, после чего мы сможем понять примерные сроки строительства.

– Как обстоят дела с финансированием клуба? Помнится, в начале прошлого сезона были проблемы.

– (После паузы.) Средне. Без проблем еще не бывало и, наверное, никогда не будет. Но мы уже толстокожие, все выдерживаем, справляемся. А игрокам – огромное спасибо за терпение. О том, чтобы увеличить финансирование, не может быть и речи. В этом сезоне главный вопрос – повторить бюджет прошлого. Учитывая, как изменился курс валюты по отношению к рублю, это почти нереально. Страдают закупки, например, формы и клюшек. Но скидку на это никто делать не будет. Стараемся разумно расходовать средства.

– В прошлом году клуб сделал ребрендинг, вернувшись к цветам и эмблеме советских времен, но в современном исполнении. Чем теперь порадуете болельщиков?

– С этого сезона помимо клубной карты болельщики смогут получить обслуживание на стадионе по банковской карте одного из наших партнеров. Ее можно использовать и как билет, и как абонемент, а кроме того, получить 10-процентную скидку при покупке на стадионе питания или атрибутики. Эту систему мы разрабатывали год. Вообще моя мечта, чтобы в клубной фан-зоне не рассчитывались наличными. Это значительно ускорит обслуживание в перерывах, и мы сможем угодить большему числу болельщиков.

– Удалось ли заработать в прошлом сезоне?

– Конечно. Это очень важная строка в бюджете. С меня лично как с руководителя инвесторы спрашивают не только то, насколько правильно я выполняю расходную часть, но и доходную. Есть сумма, изначально запланированная в бюджете как доходы клуба. По итогам прошлого сезона мы приблизились к 20 процентам прибыли от общего бюджета клуба.

– Почувствовали, что интерес к команде появился не только у новосибирцев? Раньше с домашних игр "Сибири" шла настолько плохая картинка, что невозможно было смотреть. А теперь все в HD, у игроков красивая форма, да и команда, что самое главное, хорошо играет.

– Конечно. Еще когда я пришел в "Сибирь", начал всех мучить, что надо менять цвета и логотип. Клуб должен быть полностью сбалансирован, логичен, хорошо ложиться на глаз болельщику. Однако интерес интересом, а ничего существенного, я считаю, мы пока еще не достигли.

ФАНАТ ХОККЕЯ

– Как вы относитесь к массовому отъезду российских игроков в НХЛ?

– Туда едут сильнейшие. Раз приглашают, значит, наши хоккеисты востребованы, демонстрируют хороший уровень мастерства. И значит, российский хоккей, несмотря на все стоны и крики, жив и здоров.

– В 2008 году говорилось о конкуренции с НХЛ. Получается, мы так и остались "фарм-лигой"?

– Ни в коем случае! У нас профессиональные партнерские отношения. К нам ведь оттуда тоже едут игроки. Да и отток не такой большой, чтобы можно было назвать это провалом, проигрышем или сдачей позиций. Конечно, хочется, чтобы все наши лучшие ребята играли здесь, но пока это, к сожалению, нереально. Если сами игроки туда стремятся, их приглашают, а они, в свою очередь, чего-то там добиваются, значит, мы должны этим гордиться.

– Когда тренер добивается определенного успеха в не самой богатой команде, более сильные клубы пытаются его переманить. Андрея Скабелку после сезона пришлось удерживать?

– У меня нет информации, о том, что его куда-то звали. Хотя в определенный момент такая опасность могла возникнуть. Скажу так: мы ценим работу всех тренеров, которые у нас работали. Но концепция развития клуба не должна зависеть только от тренера и тем более от какого-то отдельного хоккеиста. Это слишком непредсказуемо. Конечно, идеальный вариант, когда тренер работает на одном месте двадцать лет. Но в нашем хоккее такого не бывает.

– В преддверии сезона нельзя не спросить про календарь.

– Хороший календарь, плотный. Тяжелый, да, но одинаково для всех. За два месяца, до конца октября, сыграем почти половину регулярки – 27 игр. Самое главное, что в календаре соблюден спортивный принцип. В прошлом сезоне больше всего раздражало, что болельщики не увидели у нас дома некоторые команды. Теперь лига совместно с клубами устранила эту несправедливость.

– Вы всегда активно выступаете и на правлении лиги, и на совещаниях клубов. У вас на все есть точка зрения и идеи. Где находите мотивацию из года в год не терять интерес к происходящему?

– Это счастливое стечение жизненных обстоятельств, когда хобби переросло в работу. Родители впервые привели меня на хоккей в четыре года, я в него сразу влюбился и стал фанатиком. Потом неожиданно для себя стал работать в этой области, и мне это по-прежнему очень нравится.