.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Кирилл Фастовский: «В атаке должно быть полное творчество!»
25 августа 2016 года. "Аргументы и Факты" в Новосибирске.

Генеральный менеджер ХК «Сибирь», в пресс – центре «АиФ на Оби», пообщался на прямой линии с болельщиками и рассказал почему абонементы стоят дороже билетов, как развиваются клуб и Лига, и чего ждать в предстоящем сезоне.

Будем бороться за медали!

— Кирилл Валерьевич, как Вы считаете, хорошо ли прошла команда предсезонку и полностью ли она готова к началу чемпионата?

— Всю запланированную программу мы выполнили, а полностью ли готова команда к сезону или не очень это время покажет. Формально задачу на сезон всегда ставит губернатор и на текущий сезон также были озвучены пожелания к команде, к тренерскому штабу, к клубу - бронза уже была, так что вновь необходимо бороться за медали.

— До старта сезона команда очень серьезно обновилась. Можете ли вы выделить кого-то из новичков?

Это та самая база, основа, на которую мы рассчитываем. При этом у нас очень много молодых игроков, которых мы привлекли из молодежной команды. Все очень перспективные ребята, которые должны потихонечку учиться и уже занимать места в основном составе. Они уже сейчас в команде. Третье-четвертое звено. Я считаю, что должна существовать преемственность. В полной мере мы работаем в соответствии с этой концепцией.

— В какой хоккей будет играть Сибирь в этом сезоне?

В такой же, что и в прошлом году. У нас абсолютно четкая система, по которой строится игровая модель «Сибири». Ее и невозможно скрыть. Это хоккей Скабелки. По очень похожей системе играет нижегородское Торпедо, ЦСКА. То есть те главные тренеры, которые одинаково видят хоккей. ЦСКА — это сейчас тот же Квартальнов, который тренировал Сибирь. Если коротко, то это максимум движения, силовая борьба и, самое главное, это игра от обороны. Оборона должна быть выстроена идеально, а в атаке полное творчество.

— Кстати, об Андрее Скабелке: руководство сейчас полностью доверяет главному тренеру?

— Полное доверие — это очень странное определение. Скабелка честно работает. Перед ним, как и перед любым другим тренером, стоят определенные задачи. Мы же не просто так за него боролись все лето. А у него были варианты. Поэтому Андрей Владимирович, безусловно, имеет кредит доверия. Я его поддерживаю полностью со всех сторон и стараюсь ограждать от ненужного дополнительного давления. Он очень ответственный человек, который в дополнительной накачке не нуждается. Ему это только мешать будет. Так же, как и ребятам. Они у нас и так все очень хорошо понимают и адекватно воспринимают. Хоккеисты должны выходить на лед не с трясущимися руками от страха неудачи или ошибки, а с ясным умом и творческой свободой. Именно поэтому я не допускаю никого постороннего в раздевалку. Раньше таких любителей было много, а сейчас почти не осталось. Я этот момент немножко подчистил.

— Ежегодно «Сибирь» покидают талантливые игроки. Что можно сделать, чтобы этого не происходило? Как удержать ребят?

— Да ничего нельзя сделать. Так и будем воспитывать и по –другому не получится. Все равно «рыба будет искать где глубже, а человек где лучше». Вот когда придет суперспонсор, тогда и поговорим. А пока, к сожалению, говорить не о чем. Такая у нас судьба. До какого-то времени мы еще можем их удерживать, но наступает момент, когда они в любом случае уйдут. У профессионального хоккеиста очень короткий век. 10-12 лет и все. Им нужно успеть за это время заработать деньги. Поэтому как бы они не любили Новосибирск и болельщиков, для их жизни, для их семей средства к существованию все равно будут самым главным. И осуждать их за это невозможно.

— У меня такой вопрос: в связи с приходом Евгения Артюхина, кто теперь главная звезда в клубе?

— Главная звезда у нас как был, так и остался — Салак. Артюхин, безусловно, тоже игрок высочайшего уровня. Мы рассчитываем на него, но он нам нужен не как звезда, а как ведущий игрок. Вообще, я считаю, звездой может стать любой наш хоккеист из первой пятерки которую, кстати, впервые за последние три года мы сумели сохранить.

— Уважаемый Кирилл Валерьевич скажите, от какого игрока в нынешнем составе Вы ожидаете быстрого прогресса?

— У нас есть такие игроки, но, наверное, называть их пофамильно будет неправильно. Ребята, которых я не назову, обидятся. Нам в любом случае нужен прогресс. Первая пятерка, она на то и первая. От нее мы и ждем результата. И эти ребята хоть и молодые по хоккейным меркам, 92-го и 93-го года, они уже ведущие хоккеисты нашего клуба и они уже ответственны за результат. Для финансово состоятельных команд такое положение дел не совсем обычно, но у нас это так. Мы каждый год доказываем, что у нас есть очень хорошие молодые ребята. Не в Сибири даже, а в России.

— Сейчас «Сибирь» имеет репутацию кузницы молодых кадров. А кого–нибудь из североамериканской лиги рассматривали в качестве кандидатов? Серьезных, состоявшихся хоккеистов. И по какой причине не получилось их подписать?

— Конечно рассматривали, а не получается всегда по разным причинам. С кем-то не договорились по деньгам, кто-то не захотел в Россию переезжать. Сейчас вообще очень много отказов от американских и канадских хоккеистов. Не хотят ехать в Россию по политическим соображениям. Но это не великие хоккеисты. Не такого уровня, что если он не приехал, то у нас тут все рухнуло. Тем не менее, если игрок нам подходит, но при этом он отказывается ехать в Россию, это не очень приятно.

— У наших ребят, которые сейчас в НХЛ играют нет проблем из-за политической напряженности?

— Никаких проблем у них нет. Абсолютно. В Северной Америке хоккей воспринимается, прежде всего, как бизнес и остальное их не сильно интересует. Как только речь заходит о больших деньгах, все остальное становится или второстепенным, или вообще неважным. Они, в этом плане, приучены к тому, что все решают только деньги. Поэтому наши игроки в НХЛ как были ведущими хоккеистами в своих клубах, так и остались. Другое дело, что в НХЛ сейчас есть некоторая тенденция по ограничению на игроков из России. Они считают, что нет смысла брать российских хоккеистов в третьи-четвертые звенья. Такая тенденция действительно есть. Однако, что касается звезд, то тут все однозначно: для них всегда постелена ковровая дорожка.


Новосибирск — крайне консервативный город

— Уважаемый Кирилл Валерьевич, объясните пожалуйста, что в этом сезоне происходит с абонементами?! Почему их цена дороже посещений домашних матчей по билетам? Это же неслыханно, что ходить по абонементу дороже на тысячу рублей!

— Это и есть цена нашего сотрудничества с банком, который делает абонементы-кредитки. Возможно болельщики пока просто не понимают зачем вообще это все придумали. А объяснение простое: необходимо сделать ЛДС «Сибирь» зоной без наличных денег. Так же, как это сейчас внедряется во всем мире. Я не хочу, чтобы наличные деньги вращались внутри ледового дворца, потому что это масса проблем и для нас, и для болельщиков. Если бумажных денег на стадионе не будет, сократится количество краж и мошенничества. И первый шаг на этом пути — абонементы, с возможностью безналичной оплаты. Дальше мы установим терминалы на входе, где болельщики смогут пополнить свои карты. И расчет внутри ЛДС будет исключительно по карточкам. Думаю, что в следующем году эта система уже начнет функционировать.В прошлом году мы просто предложили такие электронные абонементы и всего 20-30 человек согласились ими пользоваться. В этом году — уже около трехсот человек, кто их оформил как кредитную карту.

Тема с новшествами в абонементной программе, безусловно, очень острая для болельщиков. Новосибирск —крайне консервативный город. Поэтому мы стараемся внедрять любые свежие идеи постепенно. Мы это прошли, когда меняли логотип клуба. Все делали очень осторожно, маленькими шажочками, понимая, что любые резкие перемены вызовут волну болельщицкого негодования. История со старым логотипом, например, нас многому научила. За него прямо зубами держались, хотя прекрасно знали каким не очень честным путем он появился. Мы получили даже бурю недовольства, когда убрали маскота -медведя. Многие к нему привыкли и наотрез отказывались понимать, что иметь символ - белого, полярного медведя в хоккейном клубе из Западной Сибири, по меньшей мере, странно. Но, такова сибирская специфика. Все новое воспринимается с трудом.

— Как вы относитесь к идее, чтобы клубы раскрыли бюджеты?

— А как к этому нужно относиться? Человек с пытливым умом может взять прессу и ему, по крайней мере, будет понятен порядок цифр. Сегодня, бюджеты клубов — это коммерческая тайна. Ни КХЛ, ни клубы не имеют права открывать эти данные, пока профсоюз игроков не решится на такой шаг. И смысл в этом, конечно, есть. Ведь речь идет, по большому счету, о зарплатах. Многие игроки категорически против того, чтобы их доходы разглашались. И хоккеистов можно понять. Они боятся криминала. Никто не хочет привлекать внимание вымогателей или воров. Да и сами люди зачастую неадекватно воспринимают подобную информацию. Они будут с завистью сравнивать зарплату игрока со своей, совершенно при этом не задумываясь, что хоккеист с пяти лет кроме льда ничего не видел. Что он круглые сутки тренируется, что работать он может, в лучшем случае, до 34 лет. А потом без образования, ломаный-переломанный, с кучей травм остается только с тем багажом, который он успел заработать за карьеру. За счет собственного здоровья.

— Что нужно сделать чтобы попасть в систему ХК «Сибирь»? Как вообще попасть в спортивную организацию на работу будь то хоккейный клуб или футбольный? Вы же металлург по образованию. Как вы попали в хоккей?

— Как и многое в жизни — абсолютно случайно. Меня впервые привели на хоккей в четыре года. Я увлекался хоккеем, даже был фанатом. Знал пофамильно всех хоккеистов. Следил за всеми матчами. У меня в молодости было несколько возможных вариантов развития карьеры, но то, что буду в хоккее работать, даже не предполагал. Потом судьба меня случайно забросила в ЦСКА, а дальше уже пошло-поехало.

КХЛ развивается семимильными шагами

— Не собираетесь ли Вы по совместительству поработать в политике, например, главой администрации Новосибирской области?

— Спасибо за отличный вопрос! Нет, не собираюсь. Я вообще политикой категорически не интересуюсь. Далек от нее и всегда стараюсь дистанцироваться. Понятно, что она так или иначе задевает, но я хочу заниматься тем, что я люблю, что я умею делать и то, что приносит мне удовольствие. Слава Богу, что у меня совпала работа с хобби.

—Кирилл Валерьевич, чем мы хуже клубов, которые имеют мощное финансирование от нефтегазового сектора и подписывают «лучших мировых хоккеистов»? Почему наши меценаты не могут обеспечить даже стабильную выплату зарплат? И почему область так мало помогает «Сибири»?

— Этим как раз и хуже. Нефтяного и газового «сектора» у нас нет, поэтому нет и такой спонсорской поддержки. Нужно понимать, что бюджет у «Сибири» как был средним в КХЛ, таким и останется. У нас действительно есть определенная проблема с ритмичностью выплат зарплаты игрокам. Задержки, к сожалению, есть. Крупные спонсоры не сокращают финансирование, но ведь есть и такие, которые ушли от нас из-за сложной экономической ситуации. Из-за этого образовалась серьезная брешь, которую вот уже третий год, мы, к сожалению, не можем компенсировать.

Увы, полностью доходную часть бюджета наполнить мы пока не можем. При том, что клуб очень старается и мы очень серьезно работаем над разными коммерческими аспектами. В прошлом году, например, мы 22% от бюджета заработали сами. Я считаю это очень достойный результат. Конечно, этого мало и хочется развиваться, двигаться дальше. И мы будем прилагать все возможные усилия, чтобы клуб развивался и в этом направлении.

У нас доля правительства области 25% в хоккейном клубе. Надо понимать, что это не 100%. Область как раз нам очень помогает, но нельзя перекладывать всю ответственность на правительство. Они чувствуют ответственность, поскольку это их команда. Ответственность, в том числе, за обеспечение бюджета. И я никак не могу бросить камень в их огород, что они чего-то не делают, не стараются. Ни в коем случае. Просто объективно сейчас ситуация в стране очень непростая. И она влияет в том числе на спонсорскую поддержку. Мы ведь живем не в безвоздушном пространстве.

— На рынках и в магазинах, мне часто попадается на глаза контрафактная продукция с символикой ХК «Сибирь». Майки, сувениры… Вы как-то решаете проблему? Ведь для клуба это прямые убытки.

— На сегодня у нас уже пять выигранных судов против организаций, которые выпускали контрафактную продукцию и это не предел. Работаем в этом направлении очень активно. У нас в клубе это целое направление. Оно возникло неожиданно, как только появилась новая марка, новый бренд — снежинка. А месяца через три-четыре в клуб начали люди звонить и жаловаться, что продукция очень некачественная. Купили майку, например, а она через месяц вся по швам разошлась. И мы, конечно, были очень удивлены, потому что на тот момент даже еще не начинали торговлю за пределами дворца. Сейчас, после трех лет работы с несознательными коммерсантами, добились определенного успеха. Они уже знают, что мы проводим рейды, реагируем на информацию от болельщиков, которые сообщают о контрафакте и успешно выигрываем суды. Это, конечно, тоже некоторые дополнительные траты, но продукция должна быть качественной, иначе она не нужна. Мы даже по франшизе ни с кем не работаем, потому что хотим быть уверены в качестве сувенирки.

— Кирилл Валерьевич, у меня к Вам вопрос, как к члену совету директоров КХЛ. Скажите, на Ваш взгляд, растет ли уровень КХЛ? Есть ли у отечественной лиги какие-то успехи на фоне заокеанских конкурентов?

— Успехи есть, но мы же всегда хотим все и сразу. Так не бывает! НХЛ в этом году исполнится 99 лет, а КХЛ всего 8! И за эти годы, мы прошли отрезок, который североамериканская лига шла 25 лет, не меньше. Мы идем семимильными шагами. Конечно, мы примерно уже понимаем путь, поэтому идти проще. Но у нас другая страна, со своей спецификой. Однако, с точки зрения чисто хоккейных вещей, мы очень хорошо развиваемся. Я бы сказал — стремительно. Конечно до НХЛ нам пока далеко, но и мы не стоим на месте. Могу сказать, что и уровень хоккея непрерывно растет, и команды выравниваются по силе, делая чемпионат интересным и непредсказуемым.

— Что происходит с нашим судейским корпусом? Когда арбитры перестанут засуживать команды, особенно в плей-офф?

— С судейством, конечно, все сложно пока. Оно всегда запаздывает за развитием хоккея. Игра становится более скоростной и силовой, поэтому судьям нужно успевать. Им бывает сложно быстро принять решение в каком-то эпизоде, потому что события на площадке развиваются стремительно. Но я считаю, что судейский корпус тоже развивается. Да, не без ошибок и скандалов. И ничего тут не поделаешь. Лига пытается делать лучше, пытается развивать и менять судейство. Проводятся реформы. Создана судейская академия. Все эти ходы правильные и дают толчок для развития и Лиги в том числе, потому что в игре участвуют три стороны. Судьи такие же участники игрового процесса и они так же влияют на результат. Сейчас руководство судейского корпуса сменилось, и я уверен, что развиваться судейство у нас будет нормально. Алексей Анисимов справится с проблемами, которые есть сегодня. Пока Клубы и судьи у нас по разные стороны баррикад, но думаю это неправильно. Мы все должны быть заодно.

— Вы не скучаете по ЦСКА? Не планируете уезжать из Новосибирска в ближайшее время?

— Я не очень понимаю вопрос «скучаю ли я по ЦСКА». Более корректный вопрос: скучаю ли я по Москве? Я же коренной москвич. Да, я отработал 9 лет в ЦСКА. Там осталась частичка моего сердца, и уж точно — здоровья. Всегда к ЦСКА относился с уважением. С самого детства. Но я точно так же уважаю и остальные клубы. Просто так вышло, что в ЦСКА я работал. И работал там так же, как и в «Сибири». Абсолютно честно, открыто и с полной отдачей. Потому что очень люблю свою работу.

Всем, кто приходит работать в клуб, я в первую очередь говорю, что надо убить в себе болельщика. Когда ты смотришь на клуб изнутри, ты не должен болеть за него «фанатской» страстью. Ты должен болеть за свое дело. Решать возложенные на тебя задачи. И не обращать внимание на цвет маек, в которых играет команда. Тогда ты — профессионал. Быть болельщиком и работником клуба — две разные вещи. Сам матч — это выставка. Наша основная работа происходит до и после игры. А во время матча мы только можем видеть свои профессиональные ошибки.

"Аргументы и Факты", прямая линия