.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Закриссон: «Сибирь» — не фаворит, но я хочу стать чемпионом"
28 июля 2017 года. Чемпионат.сом.

Новичок «Сибири» Патрик Закриссон рассказал об игре за «Лев», выступлении в Лиге чемпионов и связке с Александром Бергстрёмом.

Патрик Закриссон хорошо знаком российским болельщикам. Ещё в 2011 году он приехал в Россию, заключив контракт с «Атлантом». В подмосковном клубе некоторое время он выступал в одном звене с Алексеем Ковалёвым. Сезон-2013/14 шведский центрфорвард провёл в составе пражского «Льва», с которым дошёл до финала Кубка Гагарина, где уступил магнитогорскому «Металлургу». В минувшем чемпионате КХЛ Закриссон мог пополнить состав «Салавата Юлаева», но трансфер не состоялся. В межсезонье же 30-летний нападающий заключил контракт с «Сибирью». Закриссон стал одним из двух шведов наряду с Александром Бергстрёмом, которые усилили новосибирскую атаку.

«NLA – не чемпионат для ветеранов, а Лига чемпионов скорее предсезонный турнир»

— Вы перешли в «Сибирь» из «Лугано». В России считается, что NLA – это чемпионат для ветеранов. Мол, в Швейцарию многие европейские легионеры едут доигрывать. Это так? 
— Нет, я так не считаю. Может быть, раньше так и было, но сейчас лига развилась, уровень швейцарских игроков возрос. Там весьма хороший микс между молодыми и опытными игроками.
 

— После Швейцарии с её маленькими расстояниями и условиями жизни тяжело возвращаться в Россию? Вас ждут изнуряющие перелёты.
 
— Ничего страшного, я уже играл в России и был к этому готов. Новосибирск – замечательный город. В поездках нет ничего плохого, мне это даже нравится. С нетерпением жду начала сезона. Я знал, на что подписывался.
 

— В «Лугано» вы провели не все матчи в чемпионате. У вас были травмы?
 
— Нет-нет, со здоровьем всё было нормально. Дело в том, что в NLA одновременно на лёд могут выходить четыре иностранца, а у «Лугано» на определённом этапе их было шесть. Отсюда и ротация. Я то попадал в состав, то не попадал. Это, конечно, было не очень хорошо, но в конце сезона я играл больше.
 

— При этом вы провели весьма насыщенный сезон, приняв участие в Кубке Шпенглера и Лиге чемпионов. Что запомнилось больше всего?
 
— Лига чемпионов была чем-то вроде предсезонной подготовки. А вот Кубок Шпенглера дал много опыта. Мне понравилось играть в Давосе, на матчи приходило много болельщиков. В целом интерес к Кубку Шпенглера был высокий.
 

— Нужны ли Лиге чемпионов клубы КХЛ? В России к этому турниру пока относятся скептически.
 
— В Лиге чемпионов играют лучшие клубы Европы, и русские команды тоже были бы к месту. Сейчас это что-то новое. Быть может, через пару лет, когда люди привыкнут к этому и если добавятся российские команды, Лига чемпионов станет более престижной.
 

— Интересно, что если в чемпионате Швейцарии вы были только седьмым бомбардиром команды, то в Лиге чемпионов оказались самым результативным игроком «Лугано». Это связано с игровым временем, уровнем соперников или чем-то другим?
 
— В Лиге чемпионов нет лимита на легионеров, поэтому я не был вынужден пропускать матчи. Что касается уровня команд, то разница действительно ощущалась. Когда играли с финскими командами – было интересно, а вот, например, немецкие команды уже заметно уступали в классе.

«Мы с Бергстрёмом разные по стилю игроки, но на хоккей смотрим одинаково»

— В «Лугано» было несколько шведов, в том числе Тони Мортенссон. В «Сибири» вы тоже не один. При выборе клуба для вас важно, чтобы были соотечественники?
— Так получилось, что моя девушка — сестра Тони Мортенссона. С ним было здорово выступать вместе за «Лугано». Также мне нравится играть с Бергстрёмом. Мы с ним выходили в одном звене за сборную, это помогает, когда есть с кем поговорить на льду. Я знаю, как он ведёт себя на льду, играть с ним легко.
 

— О вас с Александром Бергстрёмом говорят как о связке, но вместе вы впервые сыграли только в прошлом сезоне за сборную. Неужели так быстро нашли взаимопонимание?
 
— Да, мы сыграли все этапы Евротура вместе. Хотя мы и разные по стилю игроки, смотрим на хоккей одинаково. Я такой нападающий, который действует по всей площадке и помогает в обороне, а он более атакующий форвард. Это не мешает нам понимать друг друга. Скорее напротив, мы тем самым дополняем друг друга. Спустя 10-15 игр мы сыграемся ещё лучше.


— БЫЛО ЛИ ВАЖНО ПРИ ПРИНЯТИИ РЕШЕНИИ ТО, ЧТО БЕРГСТРЁМ ТОЖЕ ПЕРЕЙДЁТ В «СИБИРЬ»? 

— Да, это имело значение. Я сделал выбор быстро и легко. Поговорил со своей девушкой, она согласилась, поэтому почему бы не попробовать? Я знаю Калле Риддервалля, Андреаса Турессона, Давида Улльстрема – все они говорили, что Новосибирск действительно хороший город, поэтому я долго не думал. 

— Третьим тренеры с вами наигрывают Андрея Сигарёва. Что можете сказать о нём?
 
— Он действительно мастеровитый игрок. У Сигарёва хорошая техника, хорошие руки, он скоростной нападающий. Мы постоянно общаемся на льду, думаю, что скоро найдём свою «химию». Он хороший игрок и человек.

— На тренировках уже сейчас много тактики. Всё ли понимаете, что говорят тренеры? 
— Когда рисуют на планшете — я всё понимаю. Говорю «понятно», но все другие игроки, которые знают английский, всё равно стараются помогать. Сигарёв, Полашек и другие. Тренеры на английском объясняют ошибки, но в основном всё понятно и на планшете.




«Если получу шанс сыграть на Олимпиаде – это будет невероятно!»

— Вы практически каждый год играете на Евротуре за сборную Швеции, но ни разу не выступали на чемпионате мира. Есть понимание, почему так происходит? 
— Шанс сыграть на чемпионате мира в Кёльне был, но в итоге я не попал в состав, и меня отправили домой. Мне сложно говорить о причинах. Наверное, тренеры брали других игроков, а я оставался в запасе. Но для меня только в радость играть за сборную. Если представится ещё шанс — я сразу соглашусь. Может быть, на следующий чемпионат мира получу приглашение, кто знает?
 

— Изменились ли порядки в сборной Швеции после того, как Пера Мортса на посту главного тренера сменил Рикард Грёнборг?
 
— Да, кое-что поменялось. Пер Мортс пытался сделать так, чтобы всем было комфортно, а Грёнборг строже, он чётко говорит, что надо сделать то, то и то. Конечно, оба исповедуют шведский стиль, но всё же это два разных тренера.
 

— Предстоящий сезон – олимпийский. Игроков НХЛ не отпустят в Корею, в связи с этим костяк сборных будет состоять из тех, кто выступает в Европе. Рассчитываете поехать на Игры?
 
— Если я получу такой шанс – это будет невероятно! Потому что и без энхаэловцев хватает хороших шведских игроков. Я постараюсь приложить все свои усилия, и если будет хотя бы один шанс попасть на Игры, я им воспользуюсь.

«Когда финалист Кубка Гагарина исчезает – это сумасшествие»

— Вы играли за «Лев», когда он дошёл финала Кубка Гагарина. В России его называли сборной Европы. Это сильнейшая команда, за которую вы выступали? 
— Пожалуй, да. У нас была очень сильная команда, почти шесть звеньев. Пять финнов, столько же шведов – все игроки своих сборных. Сильные чехи, канадцы. Это была действительно великолепная команда. Даже расставшись по ходу сезона с Кристенсеном и Даниэльссоном, мы не стали слабее. Прага – хороший город, там было здорово играть, очень жаль, что команду закрыли.
 

— Когда «Лев» расформировали – это был шок? Можно ли представить такое в Европе, что финалист прекращает своё существование?
— Это не было шоком, потому что ходили разные слухи. Отчасти игроки были готовы к такому развитию событий. Но всё же это сумасшествие, когда финалист уходит из лиги. У нас были болельщики, игроки хотели выступать в Праге. «Лев» не был командой, в которой некому играть. Это очень плохая ситуация.

— ЕСТЬ МНЕНИЕ, ЧТО «ЛЬВУ» НЕ ДАЛИ ВЫИГРАТЬ У «МАГНИТКИ», БАНАЛЬНО ЗАСУДИЛИ, ПОТОМУ ЧТО КХЛ – ЭТО РОССИЙСКАЯ ЛИГА. 

— Да, такие разговоры я тоже слышал, но седьмая игра с «Магниткой» была равная, упорная, и они выиграли совершенно заслуженно. К судьям тоже нет никаких вопросов, поэтому я так не считаю. 

— «Лев» — команда без истории, созданная с нуля. Не было обидно, что в регулярном чемпионате на ваши матчи в Праге ходило мало зрителей?
 
— Да, поначалу посещаемость была неважная. Когда на ваши матчи ходит по 2000 зрителей – это скучно. Тогда как на плей-офф чешской Экстралиги, в котором выступала «Спарта», собиралось 15 000 болельщиков.

«Уровень КХЛ по-прежнему высок, поэтому шведы с удовольствием едут в Россию»



— Помимо выхода в финал Кубка Гагарина со «Львом» вы трижды становились вторым в чемпионате Швеции. Серебро – достижение для вас или ещё оставляете надежду выиграть в своей карьере золото? 
— Нет, серебро для меня не достижение. Я надеюсь в конце концов стать чемпионом. Готов упорно трудиться и работать, чтобы добиться этого результата.
 

— Вы понимаете, что с «Сибирью» вряд ли удастся поднять кубок над головой?
 
— Конечно, я понимаю это. Нам главное выйти в плей-офф, а там уже будем работать и стараться пройти как можно дальше. Я осознаю, что мы не фавориты.
 

— Почему шведы в последние пару лет стали массово ехать в КХЛ? В «Сибирь» перешли вы с Бергстрёмом, в «Авангарде» собралась целая пятёрка. Раньше такого не было.
 
— Может быть, уровень шведских игроков вырос? КХЛ – хорошая лига, вторая после НХЛ, потому, если нам не удаётся закрепиться за океаном, мы с удовольствием отправляемся в Россию.


— Считается, что сейчас в КХЛ меньше денег, чем в 2011 году, когда вы впервые приехали в лигу, да и уровень хоккея упал. 
— Насчёт денег не уверен, а уровень КХЛ по-прежнему высок.
 

— В «Лугано» вы играли вместе с Линусом Класеном. Это фантастический форвард, но он никогда не играл в КХЛ. Не звали его с собой в Россию?
 
— Его всё полностью устраивает в «Лугано». Линусу всё нравится в Швейцарии, более того, его любят болельщики, партнёры по команде. У Класена четверо детей, поэтому ему комфортно быть рядом с семьёй вместо долгих поездок по России.

«СЛЫШАЛ, ЧТО АТМОСФЕРУ В НОВОСИБИРСКЕ СРАВНИВАЮТ С АРЕНОЙ «ШЕЛЛЕФТЕО»

— Когда вы играли в Мытищах, то у вас было шведское спутниковое телевидение, благодаря которому вы чувствовали себя как на родине. В Новосибирске с этим наверняка будут проблемы. 
— Нет-нет, у меня здесь тоже есть шведское ТВ. Есть специальная приставка для этого, хотя большая разница в часовых поясах создаёт определённые проблемы. Выручает Интернет.
 

— Есть стереотип, что все шведы в России первым делом едут в IKEA. Это так?
 
— Да
 (смеётся). Я был в IKEA, покупал кое-какую мебель для апартаментов. Это действительно шведский уголок в России. 

— Какие впечатления были о Новосибирске и «Сибири», когда вы приезжали сюда с другими командами?
 
— Здесь крутые болельщики и классная атмосфера, а «Сибирь» – очень крепкая команда, против которой было непросто играть. Мы останавливались в хорошем отеле, всё понравилось.


— Все, кто играл на ЛДС «Сибирь», говорят об особом духе. В Швеции вы сталкивались с чем-то подобным? У «Шеллефтео» тоже старая арена. 
— Да, я слышал про такое сравнение. И там и там особая атмосфера на арене, да и команды в обоих городах сильные.
 

— Одним из первых шведов в «Сибири» был Стефан Лив, который разбился в авиакатастрофе вместе с «Локомотивом». В Новосибирске о нём сохранилась тёплая память. Вспоминают ли о нём на родине?
 
— Конечно, его помнят. Особенно болельщики клуба ХВ-71, где он играл. Стефан поиграл и за сборную, он был хорошим человеком, его до сих пор любят и помнят. Даже сейчас можно увидеть людей с его атрибутикой. В шведской лиге его именем назван приз самому ценному игроку плей-офф. Рад был увидеть его изображение в коридорах новосибирской арены.

— Один из лидеров «Сибири» — Александр Салак. Он даже просил себя сделать капитаном. Ощущаете его авторитет?
— Он действительно классный парень и вратарь. Александр – отличный партнёр по команде. Я слышал положительные отзывы о нём и от игроков, выступающих в шведской лиге. Салак провёл в моей стране всего два года, но оставил о себе хорошее впечатление.
 

— Вы тренируетесь в составе «Сибири» почти месяц. Понимаете ли уже, в какой хоккей будет играть команда в сезоне?
 
— Да, мы будем играть в хоккей с большим количеством борьбы. В умный хоккей. Каждая наша тренировка направлена на это.
 

— Вы известны как трудолюбивый игрок. Можно сказать, что вы и «Сибирь» подходите друг другу?
 
— Я привык работать, это мой стиль. Так что да, я могу с вами согласиться. Мы подходим друг другу.

Источник: «Чемпионат», Дмитрий Ерыкалов