.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Дмитрий Шикин: «Денежное стимулирование в хоккее? Это нормально»
29 марта 2017 года. Пресс-служба ХК «Сочи»

Голкипер черноморцев в прямом эфире в социальной сети ВКонтакте пообщался с болельщиками. Предлагаем вниманию самые интересные вопросы и ответы на них:

Если бы у тебя была возможность играть за «Сочи» до конца карьеры, ты бы играл или ушел в топ-клуб?
– Это сложный вопрос. Мне здесь нравится, я бы с удовольствием здесь играл, но существует семейные моменты, и они – на первом плане. Нужно сначала решать их, а потом уже смотреть на что-то другое. Сейчас у меня заканчивается контракт и пока еще неизвестно, что будет дальше, но я очень надеюсь на данном этапе своей карьеры все-таки продолжить играть за хоккейный клуб «Сочи», потому что и мне здесь нравится, и моей семье тут хорошо. Надеюсь, что все так и получится.

Сколько у тебя зубов?
– Честно говоря, даже не знаю. Но они все есть, причем все – свои. У вратарей нет такой проблемы как у защитников или нападающих, когда вылетают зубы. Такого случая, как со Сведбергом, у меня не было.

Знаком ли ты с Сергеем Бобровским?
– Мы с ним пересекались в СКА, когда в НХЛ был локаут. Он, конечно, человек с большой буквы, профессионал своего дела. Мне очень хорошо запомнился момент, когда у нас был выходной, и лед был по желанию, он всегда хотел тренироваться и у него всегда был свой график тренировок. Ты приходишь на тренировку за час до ее начала, думаешь, что будешь первым, а он уже сидит и крутит педали на велотренажере. Он – фанат своего дела. И еще момент: такой растяжки, как у него, я не видел ни у кого из вратарей, Сергей как будто без костей.

То есть у тебя один из кумиров, как и у Сергея Большакова, Бобровский?
– Не то, чтобы кумир, просто мне нравится его игра, слежу за ним. В моем возрасте тяжело уже говорить о каких-то кумирах. Хотя вот Мартин Бродо, конечно, мой кумир, потому что он великий. Как и Доминик Гашек, Патрик Руа, Кэри Прайс. Есть вратари, которые до сих пор играют и делают это на хорошем уровне, за ними мне интересно следить и брать что-то новое для себя.

Как здоровье сына? Сколько у него уже зубов?
– Зубы растут, малыш растет, все у нас хорошо. Он уже начинает вставать, ему все время хочется куда-то пойти. Я прям кайфую дома от него, хотя, конечно, бывают дни, когда приходится тяжело, но это нормально, дальше все будет только лучше.

Владимир Тарасенко и Артемий Панарин – люди, с которыми ты играл на МЧМ в составе сборной. Ты можешь сейчас им позвонить и спокойно с кем-то из них пообщаться?
– Я бы не сказал, что мы общаемся, но позвонить им я в любой момент могу и думаю, что они будут не против со мной пообщаться. У нас пути немного разошлись, они шагнули вперед, но при этом не думаю, что кто-то из них заразился «звездной болезнью», они простые ребята, профессионалы своего дела. Поэтому, если будет такая возможность, мы с ними пообщаемся, сходим куда-нибудь и может даже слетаем отдохнуть, как это было раньше.

Расскажи какую-нибудь интересную историю про МЧМ. То, чего мы не могли увидеть на экранах телевизора и прочитать в газетах?
– Валерий Николаевич Брагин разбивал планшетки, но я об этом уже говорил во многих интервью. Зашел в раздевалку по время перерыва и сказал: «Ребят, ну вы чего, у кого-то это может быть последний чемпионат мира, на молодежном уровне уж точно». Конечно, я мягко выражаюсь, там было все гораздо жестче.

Говорят, что у Брагина – непростой характер. У тебя с ним нормальные отношения были?
– В юниорской сборной у нас тренером был Плющев, а в молодежной – уже Брагин. Они очень похожие, причем эта схожесть проявляется во взгляде. Такой ФСБ-шный, пронизывающий взгляд у обоих, смотрят прямо в душу. Ничего не говорят, но ты по одному взгляду понимаешь, довольны они или нет. Пугают меня такие взгляды, если честно. В общении конкретно с Брагиным ни у кого из ребят проблем не было.

Ты успел поиграть за разные команды в разных лигах. Расскажи какие-то забавные эпизоды, которые напрямую с игрой не связаны?
– У меня есть не то что забавный, а самый обидный эпизод в моей жизни, когда меня отправили из Хабаровска в Ангарск, в Высшую лигу. Я прилетел, меня должны были там встретить, а у меня с собой два вратарских баула: один с формой, а другой – с вещами. Тридцать тяжелых деревянных клюшек и еще сумка через плечо, в которой был ноутбук, купленный мною за два дня до отъезда, и паспорт. И вот я все это забираю, выхожу на улицу, время – 4 утра, а это еще зима, вообще ужас. Меня никто не встретил, беру телефон, звоню в Хабаровск Аркадию Александровичу Вайсбанду, который тогда был администратором у нас. Он спал себе дома, а я его разбудил, Аркадий Александрович подорвался, позвонил в клуб, а ему говорят, что они про меня забыли. При этом мне предложили добраться самому, а они бы потом оплатили расходы. Ловлю какого-то таксиста на машине с правым рулем, запихал ему кое-как все свои баулы, а сам сел на один из них. Приехал, выгрузил форму, отправил таксиста и поехал на базу. Приезжаю и понимаю, что ни ноутбука, ни паспорта у меня с собой нет, все это пропало. Мне было так обидно, потому что это был мой первый ноутбук, который я в жизни купил, а он прожил всего два дня. Сделал себе временный паспорт, а через месяц мне вернули паспорт с документами, но ноутбук у меня так куда-то и пропал. Мне было всего 17-18 лет, все проходило на таких нервах, что меня прям колотило. Это же еще была моя первая отправка в фарм-клуб.

За какую команду в плей-офф КХЛ ты болеешь?
– Поскольку я больше пяти лет играл в системе СКА, то очевидно, что мне близка эта команда и свое предпочтение, как команде, отдаю именно им.

Есть такой стереотип, что за пределами Санкт-Петербурга за СКА никто не болеет.
– Это предрассудки, я о таком не слышал. У меня много знакомых, которые болеют за СКА. Почему бы не поддерживать хорошую команду? Там собраны ведущие игроки, костяк национальной сборной России.

Людей именно это и раздражает. Что команда, играющая в КХЛ, фактически являются базовым клубом сборной.
– Это ведь неплохо именно для сборной России, когда у тебя год за годом наигрывается состав. А разговоры про то, что СКА ненавидят... Не думаю, что такое вообще есть.

Каковы тогда шансы других команд, если в одной лиге с ними играет базовый клуб сборной?
– Это все понятно, что шансов, казалось бы, мало. Но когда ты выходишь на лед, то видишь, что против тебя играют те же парни, такие же люди, из такого же мяса. Ты не думаешь, играет против тебя Ковальчук или не Ковальчук, а просто выходишь и выполняешь свою работу, свое задание. Кто больше хочет, тот и победит. Кому очки нужнее, тот их и заработает. Я не думаю, что такие вещи, как костяк сборной в составе клуба, влияют на тот же «Локомотив», например. Конечно, хотелось бы увидеть в финале СКА и «Металлург», потому что и там, и там собраны большие мастера.

Какие виды спорта, помимо хоккея, тебе нравятся?
– Мне нравится мини-футбол. Что касается большого футбола, то я летом в него играю, но мне нравится именно динамичные игры. Мне гораздо интереснее посмотреть, например, «Магнитку» с «Ак Барсом», чем игру сборной России по футболу, хотя против них ничего не имею.

Хочешь ли, чтобы твой сын был хоккеистом?
– Не знаю, честно говоря. Когда он только родился, я был против, а сейчас думаю, что он сам выберет то, чем он будет заниматься, а я постараюсь ему помочь в его начинаниях.

Как-то у твоей супруги была фотография в инстаграм, где у сына в руках была клюшка, а подпись говорила о том, что вы растите праворукого защитника. Он сейчас играет с этой клюшкой?
– Да, ему нравится. Кстати, на днях принес ему свою большую вратарскую клюшку, он на нее посмотрел, выкинул и попросил вернуть его клюшку.

Почему такие лагеря как Sochi Junior Hockey Camp важны? Чем они так круты?
– Это хорошо в первую очередь для молодых игроков, потому что приглашают много иностранных специалистов. Знаю, что в Sochi Junior Hockey Camp будут тренеры из Канады. Я в своей жизни ездил на вратарские сборы только один раз, и то – в Балашиху, 30 минут от дома. Туда приезжал тренер «Детройта», им ведь тоже интересно поработать с нами, как и нам с ними. В Сочи очень хороший подбор тренеров и думаю, что у ребят, которые приедут сюда, большие перспективы вырасти в профессиональном плане.

Самый большой улов, который у тебя был?
– Как-то давно щуку шестикилограммовую ловил. А недавно в Сочи поймал судака, вес которого был около 4 кг, интересно было с ним побороться. Эта тема мне очень близка, мне это нравится и, когда есть возможность, с удовольствием выбираюсь на рыбалку.

Как ты оказался в хоккее и почему решил связать жизнь именно с этим видом спорта?
– Я пришел еще до того, как в школу проводился набор, причем в команду на год старше. Сам я вообще хотел с 3-х лет пойти, но как-то все не получалось, а потом меня дедушка все-таки отвел и мне все понравилось, хотя поначалу, конечно, были такие моменты, когда мне хотелось быстрее уйти домой. Помню, когда начался лагерь, не хотел есть кашу, хотелось домашних пельменей, мне казалось, что меня тут насилуют. Но я очень рад, что выбрал такой путь и продолжаю жить этой жизнью.

Читаешь ли ты комментарии в социальных сетях, или твоя супруга все мониторит?
– Частенько заглядываю. Интересно, что люди пишут, как поливают нас грязью иногда.

Никогда не возникало желания ответить?
– Нет, у каждого человека свое мнение. На адекватное всегда можно конструктивно ответить, а бывают такие люди, которым лишь бы опустить хоккеиста. Как будто им больше делать нечего.

Куда ты потратил свою первую зарплату?
– Очень хорошо помню свою первую зарплату – это была городская стипендия в 300 рублей, мне тогда было лет 13, а эти деньги я отдавал маме. Уже в Электростали в первой команде получал больше – порядка 25000 рублей, но тоже отдавал их маме. После того, как уехал в Хабаровск, начал семейную жизнь, мы уже жили вместе с супругой, и я все заработанные средства приносил в семью. При этом, когда есть возможность, помогаю родителям.

В какие компьютерные игры любишь играть? NHL 17 вне конкуренции?
– Да, мне она очень нравится, иногда могу ночами в нее залипать.

А с кем-то из наших хоккеистов играешь?
– Серега Большаков очень любит это дело, Кузнецов иногда к нам приходит.

И кто в вашей компании самый крутой?
– Большак, конечно, в порядке, но мы с ним боремся за титул. Он молодой, несемейный парень, у него много свободного времени, поэтому может себе позволить много времени проводить за приставкой. На планшете мне нравится игра Cash of Clans, стратегия, в которой нужно воевать, атаковать. У нас даже Эрик О´Делл создал свой клан, там много игроков из нашей команды: иностранцы плюс Миша Мамкин, Серега Кузнецов и Паша Падакин.

А вы Эрика хачапури-то накормили? У него ведь это любимое слово.
– Так он и знает только это слово. Приходит в ресторан и говорит, чтобы ему принесли борщ, хачапури и спагетти.

Остаешься ли ты на следующий сезон в команде?
– Надеюсь, что да. Сейчас все на стадии переговоров, и даже у меня нет информации, остаюсь я в клубе или нет. Все эти моменты решает мой агент.

– Были ли в твоей карьере моменты, когда ты забрасывал шайбу от своих ворот?
– Да, это был смешной момент. Видео нет, но поверьте на слово. Меня «спустили» из команды Высшей лиги, мы как раз не попали в плей-офф и там просто были тренировки. Но мне дали возможность поиграть даже не за юниорскую команду, а за молодежную. С ней мы поехали играть против «Пингвинов», раньше такая команда была в Москве или области, и получилось так, что у них остался один вратарь и 10 полевых. А у нас был хороший состав, еще и меня на усиление отправили. И вот мы туда приехали, а при счете 8:0 в нашу пользу вратарь соперника получил травму. Мне говорят: «Иди вставай на ту сторону». В итоге дошло до смешного. Я встал в ворота, мне еще гола три забили, а потом наши тренеры начали смеяться и за 5 минут до конца играли 6 на 5, поменяли вратаря на полевого. В одном из моментов шайба прилетела ко мне, я с неудобной руки выбросил ее из-за лицевой линии, и она закатилась в ворота. Но поскольку я не был игроком этой команды, гол записали на какого-то другого парня. Но фишка в том, что я запомнил этот момент, красиво забил, через всех перелетела шайба. Даже второй раз пытался, но у меня отобрали шайбу и забили мне в пустые ворота.

– Какие есть ощущения, когда шайба попадает в маску? Появляется звон в ушах?
– Да, есть дискомфорт. Не первый год действует правило, когда при попадании шайбы в голову вратарь сигнализирует судье, что действительно голову сильно встряхнуло, то игру останавливают. Если вратарь не показывает этого, то игра продолжается, момент доигрывается и тебе, в принципе, могут забить гол. У меня бывали случаи, когда железная решетка лопалась, и шайба застревала в маске. Конечно, это неприятно, и вдвойне неприятно, когда это происходит на тренировках. В каждой команде есть такие профессионалы, которые любят «пошмалять» на уровне глаз.

– А кто в нашей команде таким занимается?
– В этом сезоне как-то поспокойнее, а в прошлом сезоне Денис Казионов любил побросать в голову. Прям очень любил. В этом году таких профессионалов нет.

– А у кого вообще самый сильный бросок? У Пепеляева?
– Наверное, нет. У Михаила Мамкина, скорее всего.

– Дрался ли ты с вратарем противоположной команды?
– Когда был молодой и горячий – да, я любил подраться. И не только с вратарями, но и с игроками. Бывали случаи, когда и дисквалификацию получал за драку. Был неспокойным парнем, любил подраться. Но видео тоже нет, к сожалению. Не любил мириться, особенно с поражениями. Бывало, что и массовые драки устраивал. Меня потом, как зачинщика дисквалифицировали.

– А с тренерами не дрался?
– Нет, до такого не доходило.

– Как тебе болельщики в Сочи? Оцени их поддержку.
– Всегда чувствую поддержку в «Большом». Хотелось бы, чтобы больше людей приходили на наши матчи. Если сравнивать с двумя предыдущими сезонами, то как-то все немного поутихло и стадион как-то не так жил. Мы все благодарны людям за то, что приходят нас поддержать. Большое им за это спасибо.

– Но, согласись, и играли не так, как в первых двух сезонах.
– Да, играли, может быть, не так, как в предыдущие годы. И Миши Анисина не было, который бы заводил публику.

– Какие приметы и ритуалы есть у тебя перед матчами?
– Я не суеверный человек, но у меня есть определенный порядок действий перед игрой. Я приезжаю в определенное время. Потом иду за формой, раскладываю форму, иду растягиваться, разминаться. То есть все расписано поминутно. При подготовке меня ничто не должно отвлекать. Так же и на льду – я знаю, сколько бросков на разминке я поймаю, чтобы потом поменяться. Я знаю, сколько мне надо времени и бросков, чтобы войти в игру.

– Кто лучший вратарь мира прямо сейчас?
– Сергей Бобровский. Но, на мой взгляд, есть еще три вратаря, которые с ним бы поспорили – Туука Раск, Пекка Рине и Кэри Прайс.

– Константин Барулин рассказывал, что в хоккее были договорные матчи лет 10 назад. В футболе, как это официально подтверждено, они встречаются и в нынешнее время. Сталкивался ли ты когда-либо с попытками или предложениями сыграть договорной матч?
– Да, действительно раньше это было. И в моей практике это было, но, правда, я об этом узнал уже после игры. Не буду называть команды, но на уровне старших ребят были договоренности, а я – молодой парень, мне надо играть, биться, стараться. Мне уже чуть ли не свои игроки бросают, добивают шайбу, а я все ловлю. У меня прям пошло! А по договоренности мы должны были проиграть, тогда была бы какая-то денежная компенсация. И в итоге мы выиграли. После игры ко мне приходят «старшаки» и говорят, что у них «сгорели» деньги из-за меня. А я им что? Сказал, что надо было как-то предупреждать перед игрой, а тут я не в курсе был, поэтому свою задачу выполнил.

– Когда это было?
– Давно. Больше 10 лет назад.

– А как относишься к тому, что, к примеру, в футболе есть стимулирование со стороны третьих команд? Например, команды борются за чемпионство, за место повыше, а какая-то сторона мотивирует аутсайдера, чтобы он боролся и старался выиграть.
– Такое может быть.

– В хоккее есть такое?
– Да. Это нормально. Если тебя твои друзья и знакомые просят тебя не проиграть, а выиграть… Они напрямую говорят: «Ребят, вы выиграйте, а мы вас отблагодарим». Почему нет? И сейчас такое есть. Я не считаю, что это какой-то договорной матч. Это дополнительная мотивация. Тебя мотивируют выиграть, помочь кому-то.

– А можешь назвать сумму, которую предлагали за то, чтобы вы поборолись?
– По 100 тысяч рублей предлагали.

– Что напоследок скажешь всем болельщикам?
– Всем большое спасибо за сезон! Было очень приятно, находясь на площадке, ощущать вашу поддержку. Я очень надеюсь, что мы увидимся в следующем сезоне!

Пресс-служба ХК «Сочи»