.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

11 сентября 2014 года.
Вячеслав Буцаев: Кто сказал, что я – жесткий? // Советский Спорт

Интервью «Советскому спорту» дал Вячеслав Буцаев, который объяснил, почему ХК «Сочи» расстался с Сергеем Зиновьевым и Виталием Прошкиным, а также поделился мыслями о судьбе русских тренеров в КХЛ.

«РЕБЯТА ЖАЛУЮТСЯ?»

– Вы проиграли «Йокериту» (0:3), но сказали на пресс-конференции, что команда порадовала. Чем?
– При игре «5 на 5» мы смотрелись лучше. Хоккеисты выполнили задание на матч. Моменты создавали, но забить не получилось. Это уже зависит от мастерства. Но с каждой встречей мы прибавляем, хотя сильно мешают травмы.

– У вас осталось всего два центр-форварда.
– Номинально – да. А что вы предлагаете? Будем выжимать максимум их тех, кто есть. Уже начало сезона во всех чемпионатах, кого найдешь? Брать кота в мешке – не выход.

– При этом вы расстались с центром Сергеем Зиновьевым.
– Если помните, сам Сергей и его агент заявили, что это произошло по их инициативе. И что теперь – плакать, что Зиновьев ушел? Жизнь продолжается.

– А причину вы знаете?
– Для меня это понятно. Но должно остаться между нами. К тому же у Сергея была серьезная травма. Может, это тоже повлияло.

– Вы известны как жесткий тренер.
– Кто так сказал? Ребята уже жалуются? – встревожился Буцаев.

– Пока нет.
– Я бы сказал – требовательный тренер. И мои взгляды никак не повлияли на отношения с Зиновьевым. Дело совсем не в этом.

– А Виталий Прошкин, который тоже покинул клуб?
– Мы расстались по спортивным причинам.

– Но с чемпионами мира Зиновьевым и Прошкиным подписали контракты. Неужели вы не видели их в конце того сезона? Не знали, чего ждать?
– Команда собиралась в цейтноте. А в это межсезонье рынок свободных агентов не был большим. Мы надеялись на обоих ребят, но нам оказалось не по пути.

«ПОЛОСА НЕВЕЗЕНИЯ»

– А с чем связан вал травм? Слишком тяжелая предсезонка?
– Ну что вы. Вот мы потеряли вратаря Майкла Лейтона, который не приехал ни на одну тренировку. Олег Сапрыкин едва начал работу, и через несколько дней возникли проблемы со здоровьем. Андре Петтерсон столкнулся с партнером на тренировке. Марк Олвер сломался в матче со СКА, и мы можем потерять его на полгода.
Это полоса невезения. Да, был большой объем работы. Но другие ребята прошли предсезонку и чувствуют себя нормально.

– Нет ощущения, что Лейтон вас обманул?
– Человек подписал с нами контракт. Потом сказал, что болен, и расторг его. А вскоре договорился с «Чикаго». Я не знаю – может, он и правда болел? Хотя мы говорили его агенту, что готовы рассмотреть возможность возвращения, когда вратарь поправится. Пусть это останется на совести Лейтона, если он поступил нечестно.

– Но ведь канадец все сделал по закону.
– Обиды быть не может. Но если ты подписываешь контракт, то должен понимать, что люди на тебя рассчитывают. Тогда не веди двойную игру. В целом я до конца эту ситуацию не узнал. Человек прислал медицинское заключение, что ему больше месяца нельзя выполнять физические нагрузки. Как бы вы поступили на моем месте?

«ПОТОП БЫЛ ЛИШЬ РАЗ»

– Однажды вы приехали сдавать тест Купера на стадион, а он залит водой. И вы отменили этот тест вообще. Почему?
– Мы до этого провели тесты, которые показали готовность ребят к сезону. Нет, погодные условия в Сочи не слишком донимали. Лишь однажды случился подобный ливень. Отравления? Это случается в каждой команде. Не думаю, что в нашем клубе есть что-то экстремальное. Нам предоставили отличные условия для подготовки.

– Чего вы ждете от первого матча в Сочи?
– Вряд ли будут пустые трибуны. Интерес к хоккею в городе большой. И нельзя сказать, что это новый продукт для Сочи – там проходили Олимпиада, Кубок Первого канала… Зрители почувствовали вкус к игре.

– Какой момент из своей карьеры в НХЛ вы вспоминаете чаще всего?
– «Филадельфию» – мой первый клуб. И как перешел в «Сан-Хосе», где играл с Макаровым и Ларионовым. Люди лукавят, когда говорят, что сразу становятся своими в Америке. Это сейчас мир стал лояльным. А в начале 90‑х мы уезжали не просто в хоккей поиграть, а выживать. И дороги назад не было.

– Правда, что в начале 90‑х игроки ЦСКА получали по 100 долларов в месяц и бомбили на такси?
– Я сам удивился, когда прочитал об этом в прессе. До такого не доходило. Может, кто-то из ребят бомбил – но не я.

«ЧТО Ж Я, ВЕЧНО МОЛОДОЙ?»

– Вы впервые проводите предсезонку как главный тренер. И вас называют новичком.
– Если я после шести лет – новичок, то кто остальные? Считаю, что уже набрался опыта, понимаю эту работу. Мне 44 года. Вечно молодой? – усмехается Буцаев. – Вот Андрей Назаров моложе меня, Алексей Кудашов – тоже. Молодой – когда тебе нет сорока, и ты стал тренером в НХЛ. Такие случаи были.

– Раньше в России истово верили в иностранных тренеров. Чувствуете, что ситуация меняется?
– Каждый в условиях рынка выбирает, кто ему нужен. Хотя у нас завершила карьеру огромная плеяда хоккеистов, видевших разные школы и системы, работавших с разными наставниками. Давайте я вам напомню, что в Финляндии, Канаде, США доверяют только своим тренерам, поднимая их даже из фарм-клубов. Есть ли там иностранцы, скажите?
С другой стороны, приезжающие в КХЛ зарубежные тренеры в свое время учились у советских специалистов на семинарах. Сейчас идет глобализация хоккея даже на таком уровне. И в жесткой конкуренции надо доказывать, кто ты есть.

– Чем сейчас занимается ваш брат Юрий? Два года назад он играл за ЦСКА, но резко ушел из хоккея.
– Заканчивает учебу в Москве по международному администрированию. Получает диплом МВА. Не знаю, сложится ли у него в хоккее. Но человек решил получить еще одно образование.

Stolica.ru