.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Александр Куваев: Жизнь и хоккей. Между ними знак равенства
8 апреля 2017 года. www.spartak.ru

Нынешний сезон для Александра Куваева первый, когда ему доверяют тренеры и когда он получает в КХЛ много игрового времени. Настало время для большого разговора о жизни и о хоккее, что для нападающего одно и то же.

- Вам всего 23 года. Не многовато ли клубов вы сменили для своего возраста?
- Наверное, многовато. Играл в МХЛ за «Русских Витязей, был в системе московского «Динамо». Три года провел в Череповце, затем меня обменяли в Новокузнецк, была командировка в «Южный Урал», ну а после этого я оказался здесь, в «Спартаке». У всех хоккейная жизнь складывается по-разному, дай бог, чтобы в составе красно-белых я задержался подольше.

- Можете представить, что в 60-70-х годах люди играли за одну команду по 15 лет?
- И сейчас бы всем хотелось играть в одном клубе на протяжении многих лет: тебя знают болельщики, не нужно проходить адаптацию в новом коллективе, обустраиваться в новом городе. Как ни крути, когда играешь так долго за один клуб, он становится родным, чувствуешь себя комфортнее.

- Как вам в «Спартаке»?
- Мне очень здесь нравится. Тут потрясающая атмосфера как на трибунах во время матчей, так и в раздевалке, внутри команды. В «Спартаке» очень хороший коллектив, сплоченный, при том, что его средний возраст небольшой, в команде много молодых ребят. Да и таких болельщиков, как здесь, думаю, нигде больше нет – по крайней мере я точно не встречал.

- Если бы не хоккей, чем бы вы сейчас занимались?
- Мне много раз задавали подобный вопрос, но я ни разу в жизни не смог найти ответа. Не могу представить свою жизнь без хоккея, у меня всё с ним связано: все мои друзья, мой круг общения, разговоры дома – везде хоккей.

- Какое ваше самое яркое воспоминание из детства?
- Помню, меня взяли поиграть за год старше, и там я забил первый гол. Сейчас, правда, и не скажу, с кем тогда играли. После этого матча отец отвел меня в Макдональдс, а в то время это было очень круто (смеется).

- Если бы не хоккей, какой-то другой вид спорта мог с вами соприкоснуться?
- Нет. Меня с самого раннего детства отдали в хоккей, других вариантов не было, даже в голову не приходило пойти заниматься чем-то другим. Что тогда, что сейчас, не вижу себя ни в каком другом виде спорта, кроме хоккея.

- Ваши родители тоже занимались спортом?
- Нет. Отцу просто нравился хоккей, и он решил отдать меня в секцию. Мне понравилось – с этого всё и началось.

- Мама никогда не возражала, вы ведь наверняка возвращались с тренировок в синяках?
- Она больше ругала меня за плохую успеваемость в школе: занимаясь хоккеем, учиться нормально не получалось. А так – нет, родители относились и относятся к моим тренировкам и их последствиям совершенно спокойно.

- Они с легким сердцем отпустили вас в Канаду?
- Если честно, я у них и не спрашивал, легко ли им далось это решение? Я в первый раз так надолго уехал из дома один, еще и на другой конец света. Переживали, конечно, но, наверное, я волновался больше: отправился в Канаду, не зная английского языка, в связи с чем в первый год было тяжело. С родителями же мы 24 часа в сутки были на связи, общались по Skype.

- Бывало такое, что в кафе мы не могли заказать себе поесть?
- Первое время я не ходил в кафе - боялся, что меня не поймут и будет стыдно. Потом, со временем, ребята из команды стали брать меня с собой, и я начал понемногу учить язык – они здорово мне помогали, но, повторюсь, в первый год было непросто. Когда уезжал в Канаду, знал английский на уровне школьных знаний и то с натяжкой - из-за постоянных тренировок времени на учебу практически не оставалось, с этим сталкиваются практически все хоккеисты. На основные предметы в школе я, разумеется, ходил, а всё остальное время уделял исключительно хоккею.

- В команде ведь не было русских игроков?
- Не было. В WHL – лиге, где я играл, на то время, если мне не изменяет память, было всего три русских хоккеиста: Гоголев, Фисенко и я.

- Как к вам относились в команде?
- Вроде, неплохо – насколько можно было понять с моим знанием английского (смеется). Но менталитет там, конечно, другой: все вроде улыбаются тебе, всё хорошо, а как относятся на самом деле, сказать сложно.

- Чувствовали фальшь в этих улыбках?
- Когда ты не до конца понимаешь человека, тебе тяжело уяснить, как он к тебе относится. Но ребята в команде меня всегда поддерживали.

- Как вы понимали тренера?
- Тренера понять легче. Всё, что касалось моих действий на льду, рисовали на доске, да и первое, что я выучил – слова, в той или иной степени связанные с хоккеем. Если же было что-то сложное, переводили через интернет, но в принципе, я понимал всё, что объясняли на тренировках и играх. Кстати, в отличие от наших лиг, там мало как такового тренировочного процесса, ты больше играешь, чем тренируешься.

- Драться вам приходилось?
- Да. Подрался в одном из предсезонных матчей в своем первом сезоне в Канаде. Нормально тогда получил, запомнил на всю жизнь. У меня были еще потасовки, но не сказать, что их можно назвать настоящими драками. В WHL вообще много тафгаев, но, как правило, тафгай дерется с другим тафгаем.

- Голова после той драки трещала?
- Ну так, немного досталось, да.

- Для вас вообще скинуть перчатки – нормально?
- Если этого требует ситуация, то да, конечно. Если же соперник просто взял и сам накинулся – с моей стороны агрессии не будет, а если по делу, то почему бы и нет? Не испугаюсь.

- Чем занимались в Канаде, когда выпадал выходной?
- Я жил в канадской семье с людьми намного старше меня. Поначалу они брали меня с собой в гости к друзьям, к родственникам, потом я стал больше общаться с командой и, соответственно, проводить время со сверстниками. Например, мы постоянно играли в PlayStation у кого-то дома… Еще у нас с ребятами была традиция - «командное кино»: перед каждой игрой ходили в кинотеатр. Кроме досуга, это было отличной возможностью подтянуть уровень владения английским. В WHL ведь очень долгие поездки: ты проводишь в автобусе по 10-15-20 часов, поэтому, если выпадает свободное время, стараешься отдыхать и восстанавливаться.

- Автобусы ведь там немного иные, нежели в российских командах?
- Да, в них и розетки есть, и интернет, да и сам автобус более просторный. У нас в России мало где ездят на выездные матчи на автобусе: в КХЛ это преимущественно самолет, в Высшей лиге – поезд. Да, на автобусах тоже, но такого, как в Канаде, где ты перемещаешься только на нём, нет.

- Не жалеете, что уехали?
- Не знаю. Был переломный момент: я год отыграл в Канаде, после чего вернулся в Россию. Меня как раз обменяли из «Витязя» в московское «Динамо». Я посоветовался с агентом, он сказал, что это хороший шанс, что я буду лимитчиком в команде, которая претендует на Кубок Гагарина. В том году, кстати, так и случилось: «Динамо» впервые в истории КХЛ завоевало главный трофей. Я, правда, вышел на лед всего в трех матчах на пару смен, 40 матчей и вовсе просто отсидел на лавке, в МХЛ провел от силы игр 10… В итоге понял, что это не дело и мне нужна игровая практика, поскольку понимал, что начал сбавлять. Так было принято решение поехать доигрывать сезон в Канаде. Там меня тоже обменяли в более сильную команду, играл с ребятами, которые сейчас успешно выступают в НХЛ. Да и уровень молодежного хоккея в Канаде более приближен к «взрослому», нежели в России. Но ни в коем случае не говорю, что он сильнее нашего: у нас ребята более мастеровитые, более быстрые…

- Успели почувствовать, что хоккей в Канаде – религия?
- Да, даже выступая на молодежном уровне. Я играл второй год в Ванкувере, вместимость местного стадиона составляет 16 с половиной тысяч человек. Так вот на наши игры приходило 12-13, а плей-офф и вовсе по 15 тысяч зрителей. Там что в НХЛ, что на матчах молодежной лиги – дворец битком: все болеют, поход на хоккей – праздник, кроме игры, ты становишься свидетелем целого шоу.

- Сколько стоили билеты на ваши матчи?
- Если честно, даже не знаю. Как мне рассказывали друзья, где-то 100 долларов, цены там приближены к стоимости билетов в НХЛ.

- Получали смешные деньги?
- Да, даже по меркам МХЛ. Но там у тебя всё есть, особо не нужно ни на что тратиться: нет проблем с формой, клюшки – на заказ, коньки – тоже, в семье тебя кормят. Клуб просто выделяет тебе небольшую сумму на карманные расходы: за две недели могли дать 150-200 долларов. Премий не было, да и в целом смысл пребывания там был вовсе не в зарабатывании денег. Выходишь на лед и пребываешь в шоке от того, сколько народа на трибунах. Интересно было окунуться в такую атмосферу после МХЛ. Первый сезон я провел в «Русских Витязях», где на трибунах на матчах молодежной команды собиралось от силы человек 200, из них 100 – родители хоккеистов.

- Есть какие-то моменты в Канаде, которые особенно сильно врезались в память?
- Наверное, моя первая игра. Как сейчас помню, это было в Калгари, на трибунах было около 20 тысяч болельщиков. Был в шоке, первые полтора периода ездил и не понимал, что происходит. То, что было на предсезонке, и первая игра в сезоне – небо и земля, предсезонные матчи играют совсем молодые хоккеисты, те, кто на просмотре. Тут же на лед вышли совсем другие ребята. Да и атмосфера! Воспоминания остались на всю жизнь.

- Какой-нибудь матч НХЛ вживую посмотреть удалось?
- Да, смотрел много матчей. Когда с «Red Stars» ездил в Америку, ходил на матчи «Бостон» - «Баффало» и «Бостон» - «Оттава». В Калгари тоже удалось посетить несколько игр. Я всегда хотел побывать хотя бы на одной игре, окунуться в эту атмосферу, ведь до этого матчи НХЛ смотрел только по телевизору. А тут эта мини-мечта сбылась, увидел вживую – это было очень интересно.

- Вы три года отыграли в Череповце. На вас там не накатывала грусть?
- Нет. Это с виду, может, Череповец нравится не всем, а так город хороший. Да, понятно, это не Москва, но мы там также с ребятами собирались, куда-то ходили, играли в PlayStation в конце концов. Когда идет сезон, свободного времени у хоккеистов мал. Я там не скучал: когда приехал в Череповец, меня постоянно привлекали к первой команде - это было для меня в новинку. Если в «Динамо» я в основной команде «сидел» как лимитчик, а чаще всего играл за Балашиху, то в Череповце мне давали игровое время, да и в местной молодежной команде на меня уже смотрели по-другому.

- Что вы вспоминаете о чемпионском «Динамо»?
- В «Динамо» действительно была Команда, не зря они стали чемпионами в том году. На тот момент я был совсем молод и мало с кем общался с игроками из «основы», но тем не менее то, каким был тот коллектив, помню прекрасно. Поверьте, команда есть не всегда и не везде, и я рад, что у нас в «Спартаке» в этом плане всё отлично!

- Самый сильный легионер, с кем вам приходилось играть?
- Отмечу, наверное, Петра Часлава, с которым играл в «Северстали» и, конечно, моего партнера по «Спартаку» Райана Стоа – я видел его и в том году в Новокузнецке. Теперь мы в одной команде - мне очень нравится, как он действует на площадке.

- Кажется, здесь он играет на порядок сильнее, чем в Новокузнецке.
- Дай бог, чтобы дальше Райан играл еще сильнее.

- Если выпадает выходной, чем обычно занимаетесь?
- Последний свой выходной провел дома: мы вернулись из поездки по Сибири, и я просто лежал, отсыпался и смотрел фильмы. Если же речь о свободном времени в тренировочный день, то пока всё сделаешь и доедешь до дома, уже время отдыхать. Отдохнул, поужинал, включил фильм и под него ложишься спать, поскольку с утра рано вставать. А так в выходной люблю в кино сходить, например.

- Какой фильм «зацепил» вас в последнее время?
- «Доктор Стрэндж» понравился.

- Как музыка обычно играет у вас в наушниках?
- Разная, по настроению. Не сказать, что у меня есть любимая группа. Вот, например, недавно ходил на концерт такого исполнителя как Федук – мне понравилось. Вы слышали о нем? Это такая «околофутбольная музыка», знаю, фанаты слушают его творчество: и спартаковские, и болельщики других московских команд. Вообще могу и рэп послушать, и попсу…

- Когда в раздевалке Юрий Антонов поёт, переключить не просите?
- Это у нас Никита Беспалов ретро-музыку ставит. Почему бы и нет? Но у нас в раздевалке разная музыка играет: перед игрой та, которая настраивает на борьбу, а в свободное время ретро – самое то.

- Кто самый веселый хоккеист в нынешнем «Спартаке»?
- Ворона, наверное (Артем Воронин. - Прим.ред.) Он у нас постоянно на позитиве, и этим здорово заводит команду.

- О чем вы мечтаете?
- В плане жизни или в плане хоккея?

- Для вас ведь это – знак равенства.
- Да, хоккей – моя жизнь. Хочется играть как можно дольше и на хорошем уровне. Этот сезон, наверное, первый, когда я больше всего приближен к КХЛ. Конечно, я езжу играть и в Высшую лигу, чтобы быть в игровом тонусе. И, конечно, хочется, чтобы не было травм, ведь травмы в нашей профессии – самое страшное.

- Жениться входит в ваши планы?
- На данный момент – нет, потому что пока не могу сказать, что что-то из себя представляю. Хочу, чтобы это случилось в моей жизни тогда, когда и сам буду к этому готов, и возможности будут позволять. Сейчас мне надо больше сосредоточиться на хоккее, поэтому жениться пока не собираюсь.

Stolica.ru