.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички


Иван Савин: Цыгуров нас запирал на базе на три месяца // hctraktor.org
1 августа 2014 года.

Десять лет назад он был для клуба больше, чем просто капитан. Игрок, вокруг которого строилась игра команды.

Иван Савин стал первым и, возможно, единственным хоккеистом «Трактора», который регулярно и часто общался с болельщиками, в том числе и через гостевую книгу сайта клуба. Он вспоминает знаменитый матч в Пензе, растянутый впервые баннер «Мы - одна команда», эпическую битву с «Крыльями Советов» и суровом Цыгурове, запиравшего хоккеистов на базе на три месяца.

Бизнес по наследству

...»Стоп! Давай на «ты», - резко меня оборвал Савин после первого же моего вопроса. На встречу в одно из челябинских кафе он пришел не один, а со своей давней спутницей Настей, с которой они уже женаты десять лет. Симпатичная блондинка внимательно слушала наш диалог, лишь изредка добавляя свои реплики. Но чаще всего улыбалась. И по ее взгляду на супруга можно было подумать, что они только вчера познакомились.

Иван попросил кальян, пару раз затянулся. Внимательно на меня посмотрел. «О чем говорить будем?», - спросил он. «О тебе», - коротко и просто ответил я, бросив беглый взгляд на бывшего хоккеиста. Он как будто не изменился. Абсолютно. И внешне, и физически.

Ты себя в форме что ли держишь? Сколько у тебя лишних килограмм?
Около трех. Нет, ничего я не держу. Просто, видимо, слишком мало времени прошло, чтобы по завершении карьеры обрасти жиром и животом (улыбается).

Вот и я думаю, что ты вполне мог бы еще поиграть даже на уровне КХЛ.
Конечно, мог бы. Но травмы достали. Надоело от них восстанавливаться. Я из-за них и закончил с хоккеем, устал от них. В один прекрасный день понял, что с меня хватит. Зачем мучить себя и свое колено?

А чем сейчас занимаешься? Бизнес какой-нибудь есть?
Да, бизнес. Остался по наследству от отца. Вместе с ним его продвигаем. Есть у нас лаборатория экологического контроля. Сложная штука. Если доступным языком говорить, то наша фирма занимается анализом химического состава воды, почвы и прочего. Этот анализ необходим при строительстве и вводу в эксплуатацию жилых домов. Поэтому сотрудничаем и работаем в тесном контакте с крупными строительными организациями. В общем, на работу не жалуюсь. Есть еще дела и несколько проектов, но они в стадии развития.

Ты директор?
Ну да, руководитель. Я еще, когда играл в хоккей, вкладывал в этот бизнес деньги.

То есть еще, будучи хоккеистом, уже знал кем будешь и тебе не пришлось привыкать к новой для себя жизни?
Если честно, я в это не вникал. Этим бизнесом руководил отец. Он мне это дело передал, теперь вместе им занимаемся.

На первых порах было сложно вникать в этот процесс?
Конечно, род деятельности у меня кардинально изменился. Но нет ничего страшного. Мне ведь в сам процесс изучения химического состояния воды и т.п. не надо было вникать. У нас в фирме есть специалисты, которые разбираются в этом. Моя задача состоит в том, чтобы контролировать общий процесс. Делать так, чтобы наши сотрудники в офисе не сидели без работы.

Значит, для тебя переход к новой работе получился не таким болезненным, как у некоторых спортсменов, завершивших свою карьеру?
Почему же? Я вот до сих пор привыкаю. Меняется ведь не только род деятельности, но и образ жизни. Раньше как было? Сходил на тренировку, отпахал свое и весь день свободен. А тут другой ритм жизни. В течение всего дня загружен. Но есть и свои плюсы - я дома, рядом с семьей, могу ей уделять много времени. Все эти разъезды сильно выматывали не столько физически, сколько морально.

Премиальные по справедливости


Она его даже не знала. Анастасия, супруга Ивана, познакомилась с Савиным тогда, когда тот еще был хоккеистом. Но, как говорит она сама, ей хоккей был абсолютно безразличен. Они уже 11 лет вместе. Воспитывают сына Алексея, ему 4 года.

- Я не имела никакого отношения к спорту. Подруга познакомилась с другом Вани. В общей компании друзей и познакомились. Тогда я и узнала, что он хоккеист. Но то, что он играл в «Тракторе», мне это ни о чем не говорило.

- Это были самые тяжелые для «Трактора» времена, - добавляет Иван. - Мы барахтались почти на самом дне в «Вышке» и только начинали подъем. И хотя клуб являлся брендом и лицом города, вокруг него еще не было такого ажиотажа. Деньги мы хоть и получали, но смешные в сравнении с нынешними зарплатами игроков.

У тебя есть сожаление, что играл в «Тракторе» не в то время и не в ту эпоху?
Нет, я не об этом. Наоборот, я очень рад, что играл именно в те годы. И сейчас с большим удовольствием вспоминаю те времена. Да, у нас не было больших зарплат и материальных вознаграждений, но не все же упирается в деньги. Наша команда в плане спортивных результатов ничего серьезного не выиграла. Но какая она была дружная! Это был действительно единый коллектив! Не понимаю, как можно было его не сохранить тогда, когда команда в 2006 году вышла в суперлигу?!

Действительно, как?
Ребят по командам разобрали, предложили хорошие контракты, как и мне. Хотя мы до последнего ждали предложений от руководства клуба. Созванивались с ребятами, спрашивали друг у друга: «Остаешься?», «Какие планы?», «Что делать будешь?»... Камаев, Панов, Бец, Карпов... Их уход повлиял и на мое решение. Я тоже уехал. В ХК МВД.

Не понимаю. Ты говоришь, что деньги - не главное, но игроки уехали туда, где им больше контракт предложили. Куда командный дух пропал?
Мы ведь в суперлигу вышли! Нам обещали поднять зарплаты. Мы все обрели уверенность и доказали, что состоялись как игроки и команда, что на нас можно рассчитывать. Мы ведь и просили немного, но с нами даже разговаривать не стали. Диалога как такового вообще не было! Можно было на 15 процентов, скажем, зарплату увеличить, а не в 2-3 раза. Я бы на таких условиях, скорее всего, остался бы. Я не считаю, что мы продались и поступили как-то плохо. Мы ведь все предпринимали попытки найти компромисс с клубом. Но там уже пошла смена власти в руководстве города и области. Им было не до нас. У ребят уже появились агенты, мы знали через них сколько получают игроки в клубах суперлиги. Я жил на съемной квартире, начала формироваться семья. Нужны были деньги, чтобы ее обеспечивать. Конечно, было жаль уезжать, тем более я всегда играл только в Челябинске, и не хотелось менять обстановку, но обстоятельства заставили уехать в другой коллектив.

Премиальные за выход в суперлигу полагались?
Да, я помню точную сумму, потому что входил в так называемый тренерский совет при Цыгурове. Туда несколько ребят входило. Он и доверил нам распределить премиальные по вкладу в командный успех. Но мы, конечно же, написали всем максимально допустимые премиальные. Рука не поднялась написать меньше даже тем игрокам, которые нечасто выходили на лед. Цыгуров, когда увидел этот листок, нас отчитал: «Я же сказал - распределите по справедливости, по вкладу!»... А мы отстаивали свою позицию. Мы же одна команда! Кто-то забивает голы, кто-то выполняет черновую работу. Все заслужили премиальные в равной степени.

И сколько на одного человека составлял этот бонус?
Сумму называть не буду. Она ведь и не скажет ничего, но по тем временам премиальные неплохие были. Мы были довольны. Нас тогда курировал Жан Зиновьевич Мезенцев. Кажется, он был начальником градостроительства при Администрации города. Благодаря ему, нам по ходу сезона и зарплаты немного подняли и все обещания по премиальным выполнили.

Остановленный «Дизель», подрезанные «Крылья»

В высшей лиге чемпионата России «Трактор» играл семь лет. Точнее, не играл, а мучился. На рубеже веков смотреть на него было мучительно больно. Две-три сотни болельщиков на домашних матчах, 8-9-е места на «Востоке» - это был не хоккей, а снотворное лекарство на израненные души болельщиков. Ситуация начала меняться в сезоне-2004/2005, когда повернулись к «Трактору» власти города и области, а команду возглавил Анатолий Богданов. Ему не удалось решить задачу выхода клуба в суперлигу, но определенный шаг в этом направлении все же сделал. А пришедший ему на смену Геннадий Цыгуров развил успех.

Под руководством Бригадира «Трактор» заиграл. В сезоне 2005/2006 регулярный чемпионат на «Востоке» завершил на первом месте. Позади «Мечел», «Газовик», «Амур», «Энергия», «Спутник»... К серии плей-офф челябинцы подходили одними из главных претендентов на выход в суперлигу. Для этого надо было выходить в финал, участники которого и получали повышения в классе. Ключевым стало противостояние с пензенским «Дизелем» в полуфинале...

Ваня, помнится, еще два года упорно ходили слухи, что тот матч в Пензе был куплен.
Да, читал я это. И все это из-за того, что парни из «Дизелиста» в шутку сказали, мол, так бестолково проиграли, лучше бы продали игру. Но мы выиграли по игре, там все честно было. У «Дизеля» тоже стояла задача выйти в суперлигу. И настрой у них запредельный был, упирались до конца. Поверь, я бы увидел и понял, если матч проданный был.

Речь шла об Иване Касутине. Именно ему, якобы, заплатили за два матча в Челябинске. И именно поэтому он не стоял в воротах «Дизеля» в Пензе.
Повторюсь, я в это не верю. Касутин, кстати, в Челябинске здорово отыграл, тащил практически все. Кстати, в Пензе тогда и другие хорошие ребята играли. Но дело не в этом. Нами была проделана колоссальная работа, не надо ее обесценивать. Почему мы тогда раньше не могли себе купить место в суперлиге? Столько лет бодались в «вышке»!.. Да и не могли себе позволить клуб и город какие-то траты. Кроме того, и смысла не было покупать Пензу. Весь чемпионат в лидерах прошли, по игре всех рвали. Зачем "Трактору" надо было кого-то покупать?

Тебя удивило, что в Пензу отправилось так много фанатов «Трактора»?
Нет, а вот то, что они весь пензенский дворец спорта перекричали - это удивило! И в Москве на финале против «Крыльев Советов» было обалденно! Это надо быть совсем черствым хоккеистом, чтобы при такой поддержке не отдаваться игре полностью.

Именно в Пензе, кажется, впервые и был растянут баннер «Мы - одна команда!»?
Этот лозунг всего сезона был. Его идея принадлежит Жану Мезенцеву. Хороший человек. Помню, меня как капитана команды вызвали в Администрацию города. Я иду и думаю: ну, сейчас начнется - будут меня учить, как в хоккей играть и как нужно пахать в каждом матче. А Жан Зиновьевич долго и интересно рассказывал о том, как должен быть устроен клуб, какую роль он играет в городе и т.п. Я тот разговор хорошо помню даже сейчас. Он тогда и предложил этот баннер сделать, как связующее звено между командами, болельщиками и всем Челябинском. Но самое главное - мы этот баннер вывешивали не ради показухи, мы действительно верили и понимали, что мы одна команда!

Как думаешь, тройка Камаев - Панов - Воронцов в свои лучшие годы в суперлиге не затерялась бы?
Однозначно, нет! Они отлично друг друга дополняли. У Камаева феноменальное катание. Панов просто всех крушил, давил мощью. Если Цыгурову удавалось его разозлить, Костю невозможно было остановить. У Воронцова был отличный кистевой бросок. Жаль, что эта тройка распалась. Она могла стать одной из лучших в России и быть на ведущих ролях очень долго.

«Крылья Советов» в финале уже на кураже обыграли?
Эмоциональный подъем был сумасшедший! Но первые два матча проиграли по буллитам. Приезжают москвичи в Челябинск и говорят, мол, чего резину тянуть, вышли же оба в суперлигу, один матч нам отдайте. Мы в шоке! Еще больше на них разозлились. «Вы ох...нели, что ли? Сейчас здесь вас хлопнем, а потом в Москве, и Кубок заберем!», - дословно не помню, но я что-то в этом духе сказал одному из ребят. Серия тогда до трех побед шла. Мы и в мыслях не допускали, чтобы слить матч. Делом чести было победить москвичей и стать чемпионами.

Кажется, Цыгуров вас на базе закрыл и проводил политработу.
Да-да, мы из Москвы сразу на базу нашу отправились. Геннадий Федорович - сильный мотиватор. Собрал нас вместе на базе и эмоционально нас отчитывал. Потом остыл, говорит: «Москвичи едут в Челябинск побеждать. Разве мы им это позволим?». На матч вышли такие злые. В первой игре «дернули» «крылышек» 3:0, во второй 7:2. Они проезжали мимо лавки со словами: «Вам делать нечего? Сезон закончен, отпуск впереди. Вам еще один матч в Москве нужен?». А приехали в столицу и там 7:0 их разнесли. Забрали Кубок в Челябинск. А там!.. Как вспомню, мурашки по телу. Вся автопарковка в аэропорту забита. Толпы народу. Говорили потом, что около семи тысяч болельщиков нас приехало встречать. Нам люди из службы безопасности запретили выходить из автобуса. Но мы их убедили, что не можем так поступить и не показать Кубок. В самой гуще болельщиков автобус остановили и вышли с Кубком. Это было круто!

Авторитет Бригадира

Главный творец того успеха Геннадий Цыгуров, несмотря на то, что полкоманды разбежалось, еще один сезон руководил клубом. Он сохранил для «Трактора» место в суперлиге, а затем уехал. Но оставил о себе добрую память, как у болельщиков, так и игроков той команды.

- Он нас гонял безжалостно, - вспоминает Иван Савин. - Всегда говорил, что мы не справляемся с нагрузками, не выполняем требуемый объем работ. И работали мы так практически без выходных. На базе жили. Жутковато было, каждый день тренировки изнурительные. И вот он как-то говорит: «Ребята, выиграете три игры подряд, я вам выходной дам». Ну, мы обрадовались! Думали, семью увидим, пиво попьем. Выиграли мы эти три матча, а он нам: «Молодцы! Как я и обещал - завтра выходной. Будем его проводить на базе!». Мы выпали в осадок. «Я вам организую культурную программу. Берите с собой жен, детей и приезжайте».

Весело погуляли?
Не то слово! Хотя ехали мы туда в подавленном состоянии. В голове не укладывалось - едем в выходной на базу, которая нам в кошмарных снах снилась, чтобы отдохнуть. Концерт там был, кто-то песни пел, не помню уже точно кто. А Геннадий Федорович достает пару ящиков пива. И говорит, что, мол, мы молодцы, можем выпить. А сам это пиво поставил рядом с собой. Как мы могли брать это пиво? Неудобно как-то. Мы послали двух молодых парней в магазин за пивом, оставили его на выходе из базы, там как раз шашлыки готовились. Сидим значит все вместе, у него на виду. И для проформы парочку пива взяли. Но по очереди, чтобы не очень заметно было, выбегали на улицу якобы шашлыки пожарить. К концу вечера уже все навеселе были. Не пьяные, конечно, но подвыпившие. На следующий день приходим на тренировку. А Цыгуров нас нахваливает: «Ребята, молодцы! Горжусь вами. Команда-то не пьющая! Я думал, что пива напьетесь, а вы к нему почти не притронулись даже»... Мы еле сдерживали смех.

А если это сейчас Цыгуров прочтет?
Я думаю, он улыбнется. Геннадий Федорович к нам хоть и строго относился, но по-человечески, любил нас как своих детей. С ним не надо было сюсюкаться, он требовал результат, мы его выдавали.

Кто был душой коллектива?
Марат Аскаров. Он всегда на таком позитиве был. В раздевалке все время какие-то хохмы придумывал. Никто лучше его не мог разрядить обстановку.

Можешь вспомнить какой-нибудь пример?
О-о-о, да их много было! И мало из них для печати. Расскажу тот, который можно опубликовать. Мы с Маратом Аскаровым играли в одной паре. И спрос с нас был особый. Цыгуров нас один-два раза в месяц вызывал к себе в кабинет на разговор. И по окончании беседы все время спрашивал: «Вы еще сможете добавить?». Ну, вопрос этот логичный в начале сезона - в сентябре, когда мы в него вкатываемся. «Да, можем», - отвечаем ему. То же самое происходит в октябре, ноябре... Декабрь проходит, а он опять со своим вопросом. «Конечно, какой вопрос? Добавим», - уверяем мы. Мы на первом месте в чемпионате идем, с отрывом от соперников, уже январь, а он опять нас спрашивает. Куда добавлять-то? Сезон уж скоро закончится. Уже февраль на носу. Он вызывает в кабинет. Я иду и говорю Марату: «Если он опять нас спросит, давай ответим, мол, сколько можно? Весь сезон уже добавляем, тренируемся как проклятые, почему он до нас докопался». Марат на меня так серьезно посмотрел: «Не вздумай! Если спросит, говори, что добавим». Заходим к Цыгурову в тренерскую, полчаса беседуем, а потом он задает свой коронный вопрос мне. Я молчу и не могу сдержаться, вот-вот расхохочусь. Марат это понял и за меня ответил: «Какой разговор, Геннадий Федорович?! Конечно же добавим»... Мы все трое залились смехом, долго не могли остановиться. Кстати, после этого он уже нас этим вопросом не мучил - либо понял, что мы уже не сможем добавить, либо заранее знал наш ответ.

После неудачных матчей сильно попадало?
Не без этого. Но всем доставалось по справедливости. У нас капитаном был Володя Воронцов. Ему в одном матче зубы передние выбили, не мог толком ничего сказать. Все время ходил и шепелявил. И вот после проигранного матча заходит Цыгуров в раздевалку и командует: «Вова, иди дай интервью журналистам». Тот сопротивляется, мол, как он будет объясняться, если ничего сказать толком не может без зубов? «А ты сейчас пойдешь и объяснишь всем болельщикам и всему городу через СМИ, почему вы так безвольно при своих зрителях проиграли»...

Он объяснил?
Конечно! Куда ему деваться было? Авторитет Цыгурова был непререкаем.

Кстати, о болельщиках. Ты один из немногих игроков в истории «Трактора», кто с ними поддерживал регулярный контакт и связь. Почему?
Мы же одна команда. Просто хотелось, чтобы связь между командой и болельщиками была прочная. Это и на ребят накладывало дополнительную ответственность. После поражений можно было и дистанцироваться, но старались этого не делать. Без той поддержки не было бы и того выхода в суперлигу.

Да, но именно ты стал первый общаться с болельщиками на гостевой сайта клуба.
Я был не семейный человек, мне не трудно было выйти в Интернет, чтобы донести до болельщиков то, чем живет команда. Это много времени не занимало, чтобы ответить на пару вопросов, объяснить то или иное поражение.

Однако не все фанаты адекватные. Не посещали мысли, чтобы бросить это общение?
Критика, конечно, была, но я знал, на что шел. Мне и в глаза многое высказывали. Но до мата и оскорблений дело не доходило. Спокойно, без эмоций излагал свою позицию. И сейчас сохраняю со многими болельщиками хорошие дружеские отношения. Тех самых, которые вместе с клубом прошли от самых низов до выхода в суперлигу. Они справедливо считают, что в том успехе и они сыграли свою роль. Сейчас в «Тракторе» новое поколение болельщиков, и очень хорошо, что они искренне и горячо поддерживают свою команду. И все же те фанаты, которые не бросили команду, когда она барахталась в высшей лиге, на особом счету. Они настоящие болельщики, которые никогда не бросят любимый клуб. У них можно многому поучиться.

Stolica.ru