.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички


Михал Ржепик: «Чуть что – Лучич скидывал краги и бил в лицо».
26 августа 2016 года. Игорь Жуков. Sports.ru.

Нападающий «черно-белых» Михал Ржепик – о трансфере в «Трактор», игре в Северной Америке и Евгении Дадонове.

- Тебе важно было удачно стартовать в «Тракторе» уже в предсезонке?

– Конечно. Понятно, что через месяц все забудут эти турниры, но набранные очки в выставочных матчах придают уверенности. Можно чуть-чуть расслабиться, скинуть с себя груз ожиданий. Новички-легионеры должны с первых игр демонстрировать свой класс, доказывать менеджерам клуба, что те не ошиблись, пригласив в команду.

- Иностранцев в Челябинске шокирует некоторая суровость города.

– У меня с этим нет проблем, я же знал, куда лечу. Когда выступал за «Лев», объездил всю Россию, увидел практически все. И у меня ощущение, что Челябинск вообще один из самых крутых хоккейных городов КХЛ, атмосфера на трибунах потрясающая. А еще здесь красивый центр с парком и пешеходной улицей. На Кубке губернатора я разговаривал с Яном Бухтеле из «Автомобилиста». Ему Челябинск даже больше Екатеринбурга понравился.

- Некоторые европейские хоккеисты уверены, что русские слишком серьезные.

– Я тоже это замечаю. В ресторане смотришь на людей, а они все какие-то сконцентрированные и расстроенные, что ли. Как будто им заказ слишком долго несут (улыбается).

Ванкувер, Лучич, вечеринки

- Чем знаменит город Влашим, в котором ты родился?

– В нем тоже есть красивый парк, а еще футбольная команда, выступающая во второй чешской лиге. Два года назад построили новую хоккейную арену. Кстати, Михал Роживал, который выиграл с «Чикаго» два Кубка Стэнли, тоже из Влашима. Мы пару лет назад с ним на предсезонке вместе арендовали лед. Не то чтобы мы с Михалом закадычные друзья, но при встрече всегда с радостью жмем друг другу руку.

- Как и Роживал, ты рано уехал в Северную Америку.

– Мне повезло, я попал в Ванкувер – в лучшую организацию среди всех юниорских лиг Канады. Команда в «Джайэнтс» подобралась отличная, я провел в ней три замечательных сезона. В первый год мы дошли до финала и остановились в шаге от титула. Зато на второй сезон мы все сделали правильно и завоевали Мемориальный кубок.

Это время дало мне многое. Во-первых, я приехал в Канаду с нулевым английским, но за пару лет сумел его выучить. Второе – опыт. Выступление в низших лигах помогло мне попасть на драфт НХЛ. Оказавшись в Челябинске, я вспоминаю, как молодым парнем приехал в Ванкувер. Сейчас тоже новая страна, новый язык, новый менталитет. Это похожие, но не идентичные истории. Мне легче, чем тогда. Я стал опытнее, к тому же я чех и наши языки похожи. Говорить по-русски не получается, но я уже многое понимаю.

- За «Джайэнтс» в твое время играл Милан Лучич – ныне звезда «Эдмонтона». Вы дружили?

– Когда Милан только появился в команде, тренер выпускал его в третьем-четвертом звене. Лучич быстро заработал репутацию драчуна, он ведь здоровый парень. Чуть что – скидывал краги и бил в лицо. В этом он преуспел, чего не скажешь о шайбах и голах. Поначалу их было очень мало. Да, он был большим и быстрым, но мы видели в нем лишь тафгая. На следующий сезон тренер поднял Милана в мое звено, и на моих глазах этот парень стал стремительно прогрессировать. Он отлично использовал габариты, выделялся хорошим катанием и мощным броском. Как итог: чемпионат он закончил в числе лучших бомбардиров команды. Но даже тогда я не мог представить, что Лучич станет звездой НХЛ. Я искренне рад за Милана, ведь мы с ним были закадычными друзьями.

- Челябинские проспекты, выступающие в низших лигах Канады, говорят, что североамериканцы обожают кутить на вечеринках.

– В Ванкувере было так: один из парней уговаривал семью, в которой жил, выделить дом на выходные. Мы закупались продуктами, пивом и ставили на участке надувной бассейн. Кто-то приходил один, кто-то с девушкой. Но потом подруги хоккеистов звали своих подруг, так что никто не оставался без пары. Отрывались весело, но была одна загвоздка. В разгар вечеринки мог внезапно нагрянуть тренер и за пять минут обойти весь дом. Поэтому до откровенных безумств дело не доходило.

- А как обмывали Мемориальный кубок?

– Финальный матч прошел в Ванкувере, так что веселье началось прямо в раздевалке. Босс нашей команды владел отелями по всему городу – он выделил нам большой зал, куда вместились хоккеисты с их девушками, тренеры, сотрудники клуба, родственники и скауты. Банкет продолжался два дня. Потом мы поехали в горы и зависли в большом доме. Вот там было по-настоящему весело, правда, я держал себя в руках. На носу были преддрафтовые тесты, и я не хотел растерять форму.

- На драфте тебя под 40-м номером выбрала «Флорида», в которую ты безуспешно пытался пробиться четыре года. Тренер Питер ДеБур охарактеризовал твои проблемы так: «Ржепик плохо обороняется».

– Меня привел в команду генеральный менеджер Жак Мартен, видевший во мне игрока. Когда он ушел – начались проблемы. Менялись люди, у каждого было свое видение состава, а я просто скакал от «Флориды» к фарму и обратно. Что касается ДеБура, то он не был моим фанатом и не видел меня в первых двух звеньях. На площадку я выходил в редких случаях в третьей-четвертой пятерке, где катались тафгаи. Как ты понимаешь, эти ребята скорее заняты силовой борьбой, чем креативом. В таких условиях набирать очки было сложно.

Приведу конкретный пример. Со мной в фарме играл нападающий Шон Мэттаяс. Он набирал меньше очков, его показатель полезности был намного хуже, но во «Флориду» его все равно поднимали чаще, чем меня. Потому что Шон – канадец, а я – легионер. Путешествия между лигами и недоверие ДеБура сделали свое дело. Я решил вернуться в Европу.

- За место под флоридским солнцем вместе с тобой бился воспитанник «Трактора» Евгений Дадонов.

– У него немного другая история. Он начал с АХЛ, в ноябре получил шанс во «Флориде» и фактически доиграл год в основе. Если бы Дадонов не сломал палец и не пропустил месяц, все бы у него было отлично. В принципе, он хорошо играл и регулярно набирал очки. А потом между ним и коучем что-то случилось.

Кончилось тем, что Женя попросил трейда в «Каролину». На новом месте нужно было начинать с чистого листа. Дадонов этого не захотел и решил вернуться в КХЛ, где сейчас весьма успешен. Недавно мы встретились в Челябинске, и я был чертовски рад его видеть. Он, кстати, по старой дружбе помог мне здесь с поиском квартиры (улыбается).

- На посвящении в новички АХЛ Дадонов бегал по улицам в костюме яйца. Какой жребий выпал тебе?

– Попроще. Я был в образе американского рестлера. Посвящение – важный ритуал. Нет цели тебя унизить или опозорить. Просто старожилы хотят хорошенько повеселиться и выпить в ресторане за счет новичков. Эта традиция сближает команду.

- С будущей женой ты, кажется, познакомился еще до переезда в Европу?

– Да, нас свели общие друзья. Однажды, когда я выступал за «Сан-Антонио», наша команда находилась неподалеку от ее города. Мы с ней созвонились, встретились, а через два года Сильвия вышла за меня замуж. Супруга – наполовину канадка, наполовину полячка. Как и наш Пол Щехура. В Челябинск она прилетит в середине сентября.

- Вернувшись на родину, ты дошел до финала Кубка Гагарина со «Львом», где в 2014 году играл еще один новобранец «Трактора» Иржи Новотны.

– Это было фантастическое время! Иржи – заслуженный человек. Куда бы он ни пришел – везде становился либо капитаном, либо ассистентом кэпа. Новотны – лидер раздевалки и никому не дает спуску. Как игрок он хорош на вбрасывании, мощно действует в большинстве, а в меньшинстве вообще один из лучших в лиге.

- Тебе было важно, что Новотны тоже решил продолжить карьеру в Челябинске?

– Этот момент не был решающим. Прошлый сезон получился для меня удачным. Я выиграл кубок своей страны, стал лучшим бомбардиром плей-офф, поехал на чемпионат мира со сборной Чехии. Конечно, я надеялся, что скауты из более сильных лиг обратят на меня внимание. Так и произошло. Когда «Трактор» начал со мной переговоры – сделка по Новотны еще не была завершена. Здорово, что Иржи здесь, как и другой мой друг Паша Францоуз. Но если бы их не было – я бы все равно приехал в Челябинск.

- С «Трактором» ты связываешь долгосрочные планы или рассматриваешь клуб, как трамплин для возвращения в Северную Америку?

– Я уже не юноша и не грежу мечтами об НХЛ. Мне хочется быть конкурентным в одной из лучших лиг мира. Понятно, что хоккейная судьба непредсказуема. Но именно сейчас все мои мысли связаны только с «Трактором».

- Бывшие чешские игроки «черно-белых» Ян Булис и Филип Новак любят чопперы, чем увлекаешься ты?

– Мне нравятся спорткары, а вот мотоциклов я побаиваюсь. Позже я обязательно обзаведусь быстрым кабриолетом.

- Ян Булис говорил, что на спортивной пенсии хотел бы сидеть в кафе, пить пиво, жевать табак и никуда не спешить. Какой видишь идеальную старость ты?

– Були много поиграл в НХЛ и заработал кучу денег – он может позволить себе что угодно. Конечно, и мне хочется однажды расслабиться, но не сейчас. Хоккей – тяжелая работа. Нужно быть предельно сконцентрированным одиннадцать месяцев в году, иначе тебя выбросят на обочину. Сейчас мне нужно продолжать грызть лед.