.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички


Павел Француоз: «В Челябинске видел, как в драке водителей один из них достал мачете».
11 ноября 2016 года. Игорь Жуков. Sports.ru

Чешский голкипер «Трактора» Павел Францоуз – о командной работе с Василием Демченко, персональной статистике и отсутствии страха перед летящей шайбой.

«Не слежу за показателем отбитых бросков»

- КХЛ включила тебя в символическую сборную недели после сумасшедшего показателя отбитых бросков. Персональные награды помогают играть увереннее?

– Я не большой поклонник цифр и не смотрю на показатель отбитых бросков – он не всегда отражает реальную ситуацию на площадке. Голкипер может 40 раз поймать шайбу после несложных эпизодов. Или, наоборот, спасти ворота 10 раз из 12 в действительно опасных ситуациях. Конечно, приятно, что меня выделили, но это не главное. Для меня важнее – количество побед. Если команда выигрывает, то выигрываешь и ты.

- Ты играл за сборную Чехии на прошедшем чемпионате мира, но не получил вызов на Кубок «Карьялы». Почему?

– На вратарской позиции в сборной очень серьезная конкуренция. В нынешнем чемпионате КХЛ я провел за «Трактор» всего девять матчей. Наверное, меня не вызвали из-за игровой практики – ее было не так много. Мне нужно как можно больше выходить на лед, чтобы получить шанс на Кубке Первого канала.

- Легендарный советский тренер Анатолий Тарасов любил повторять, что нормальный человек в ворота не встанет. Голкипер – мишень, в которую летят шайбы со скоростью 100 км/ч. Тебе было когда-нибудь реально страшно в воротах?

– Большинство вратарей, включая меня, иначе смотрят на ситуацию. Да, есть части тела, которые не защищены экипировкой. И когда в них попадают шайбы – ты чувствуешь боль. Но если в матче ты блокируешь мощнейший щелчок, то в голову приходит лишь одна мысль: «Вау, я только что сделал нечто крутое».

- Вратарю нужно убить в себе инстинкт самосохранения?

– В игре нет чувства страха. Понятно, что есть ребята, которым в детстве может попасть в голову шайбой. Из-за сотрясения у них потом возникают фобии, карьера не складывается. Но если удача была на твоей стороне, то все хорошо! У профессионалов нет боязни, есть только цель – не пропустить любой ценой.

- Бывший голкипер «Трактора» Майкл Гарнетт однажды примерил ретро-форму 60-х годов и долго не мог поверить, что вратари в ней выходили на лед.

– Я тоже примерял старую маску и брал в руки ловушку. Впечатляет! Но хоккей за 40 лет сильно изменился. Вратари старой школы играли по фану. Ловили шайбу зубами, получали шрамы, но все равно продолжали выходить на лед как ни в чем не бывало. У меня к ним огромное уважение. Но в то время не было такого давление извне как сейчас. От болельщиков, журналистов и руководства. Сейчас у спортсменов меньше права на ошибку.

«С Демченко мы не конкуренты, а одна команда»

- Согласен с утверждением, что голкиперы – странные люди?

– Я много раз слышал это выражение и в Челябинске, и в Чехии. Но мы, вратари, скорее, нормальные. Потому что не срываемся на партнеров и не разносим в щепки раздевалку. Возможно, мы более молчаливые и одинокие, поскольку на льду предоставлены сами себе.

- Вратарь «Северстали» Якуб Коварж критиковал Евгения Артюхина за то, что он часто бьет клюшкой по ловушке. Кто и как выводил из себя тебя?

– В каждой команде есть пара человек, которые терроризируют пятак. Например, мой друг Ян Коварж, выступающий за «Магнитку». Он – отличный форвард, но Ян обязан находиться перед воротами и выводить голкипера из себя. Это его работа! С другой стороны, наши защитники должны охранять вратаря, подчищать пятак и не давать спуску таким ребятам, как Коварж.

- Что для тебя важнее: порядок в голове или хорошая физическая форма?

– Порядок в голове – это 80 процентов успеха. Ты можешь пахать все лето, быть лучшим на сборах, но если не будешь готов психологически – ничего не получится.

- Иногда голкиперы пропускают «свои шайбы». Как ты восстанавливаешься после вратарских фэйлов?

– Стараюсь отпустить момент, ведь игра продолжается. Если ты уйдешь в себя и займешься самокопанием, то потеряешь уверенность. А, значит, не отобьешь следующий бросок.

- В Россию ты приехал в статусе MVP чешской лиги, но из-за травм оказался сменщиком талантливого челябинского вратаря. Конкуренция помогает или наоборот мешает?

– С Василием мы действуем в связке – как одна команда. Речи о соревновании между нами не идет. Наша внутренняя конкуренция помогает «Трактору» побеждать. Мы оба не устали и готовы подменить друг друга в подходящий момент.

А прошлый сезон для меня вышел смазанным из-за травмы, которую я получил в самом начале чемпионата. Повреждение не давало мне покоя вплоть до июля. Даже на чемпионате мира я был не совсем здоров и очень переживал, что уже не смогу вернуться на прежний высокий уровень. Слава Богу, сейчас все в порядке.

- Ты один из редких голкиперов, держащих ловушку в правой руке. Дает ли это преимущество перед нападающими?

– Голкипер-левша – всегда загадка. Среди форвардов есть ребята с левым хватом, и с правым хватом. К ним можно привыкнуть. Я, правда, не знаю, есть ли у меня преимущество перед нападающими – это нужно спрашивать у них. Самому же мне не очень удобно играть против праворуких ребят, потому что у них появляется отличная возможность пробить мне под блин.

- Доминик Фурх рассказывал, что с детства фанател от игры Гашека и мечтал с ним встретиться. Однажды судьба свела его с легендой. А кого из вратарей можешь назвать своим кумиром ты?

– Мы с Фурхом ровесники и вышли из поколения Нагано-98. Олимпийское золото подтолкнуло многих пацанов из Чехии пойти в хоккей. Гашек являлся для нас идолом, Фурху очень повезло с ним встретиться. Вторым моим любимым вратарем был Томаш Вокоун, который выиграл для Чехии два чемпионата мира. Томаш, кстати, как и я, держал блин в правой руке. Из действующих голкиперов мне нравится Кэри Прайс. Канадец играет как полубог. Если мы однажды встретимся, то я вряд ли смогу найти правильные слова, чтобы описать его крутость.

- Кого из голкиперов КХЛ считаешь лучшим?

– В Континентальной лиге множество игроков высокого уровня. На общем фоне выделяются Доминик Фурх и Илья Сорокин. Кстати, раньше в России не было столько классных вратарей, а сейчас молодые парни выходят в вашей стране на первые роли. Это настоящий прорыв!

«Удалил инстаграм, там – ненастоящая жизнь»

- Чешские юниоры зачастую улетают за океан и уже потом, набив шишек в низших североамериканских лигах, возвращаются в Европу. Ты пошел другим путем?

– Я тоже планировал уехать в Северную Америку, пока не поговорил с тренером команды юниоров из городка Пльзень. Он предложил мне остаться и пообещал в следующем сезоне дать шанс в команде мастеров. В итоге я дебютировал в высшей лиге в 18 лет.

Рад, что моя судьба сложилась именно так. Ведь многим чешским парням не удалось заиграть на Западе. Примеры перед глазами: Ружичка, Ржепик, Бирнер. А это полевые игроки – вратарям, как правило, еще сложнее. Впрочем, цель выйти на принципиально новый уровень и однажды уехать в НХЛ до сих пор никуда не делась.

- В Чехии ты вел популярный инстаграм, но когда переехал в Россию, удалил его. Почему?

– Я решил немного десоциализироваться, и это лишь отчасти связано с Челябинском. Раньше мне нравилось листать фотки в инстаграм и сидеть в фейсбуке. А потом, когда у меня появилось свободное время, я спросил себя: «А зачем? Какой в этом смысл?». Ведь там – ненастоящая жизнь, там ты не проживаешь момент, а ведешь гонку за лайками. Поэтому аккаунт в инстаграм я удалил. Страничка на фейсбуке осталась, ее ведет чешский фанат. Временами я заглядываю туда и слежу за тем, чтобы он не постил сумасшедшую фигню. Моим единственным рупором стал твиттер. Если у меня появляется желание высказаться – я использую его.

- Кто взял над тобой шефство в первое время в Челябинске?

– Мне здорово помог Мартин Ружичка, с которым мы быстро сошлись. В принципе я с первого дня общался и с остальными ребятами по команде, хотя на тот момент мои познания русского языка были весьма скудны. Я ошибался, путал слова, но говорил. И ребятам нравилось, что я учу язык. Это помогло мне быстрее влиться в коллектив.

- По городу ты передвигаешься на арендованном автомобиле. Дерон Куинт рассказывал, как на перекрестке к нему подсел избитый парень и потребовал отвезти его в больницу. Случалось нечто сумасшедшее на челябинских дорогах с тобой?

– В прошлом году мы с Ружичкой ехали на тренировку и увидели, как два мужика выскочили из машин и сцепились друг с другом. И вдруг тот, что проигрывал, достал из автомобиля штуку, похожую на мачете, и начал отмахиваться ей от противника (смеется). Это реально выглядело страшно!

- В «Тракторе» ты теперь единственный чех. Это проблема?

– Нет, ведь я уже понимаю по-русски и нормально общаюсь с партнерами. Конечно, приятно, когда в команде играет парень из твоей страны, но это не принципиальный момент. Хотя да... еще недавно в «Тракторе» было полно чехов, а сейчас я отдуваюсь за всех один. Впрочем, хоккей – непредсказуемый бизнес. Через месяц каждый из нас может оказаться где угодно!

- Известно, что у тебя есть «корочки» профессионального пилота самолета. Когда летал последний раз?

– К сожалению, этим летом времени почти не было, так что в воздухе я провел всего один или два часа. Мне придется снова пройти обучение и сдать экзамены, чтобы подтвердить квалификацию.

- Полет с Мартином Шонкой, выступающим в мировой серии «Воздушных гонок», самое крутое приключение в жизни?

– Это был мощный выброс адреналина в кровь! Шонка пилотировал, а я сидел в пассажирском кресле. Поначалу я все время подначивал его: «Мол, это все на что ты способен, Мартин?». И тогда Шонка вошел во вкус и начал делать сумасшедшие фигуры из высшего пилотажа. Давление, высота, перегрузки – я мог легко отключиться, но выдержал все испытания.

- Существует ли в твоей жизни особая миссия?

– Моя цель проста: быть счастливым, здоровым, оградить от стрессов себя и свою семью.