.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

20 февраля 2012 года.
Алексей Трощинский: Не хочу, чтобы мой матч заканчивался // hotice.ru

38-летний защитник «Витязя» и четырехкратный чемпион России Алексей Трощинский, которому 20 февраля покорился рубеж в 1000 матчей в чемпионатах страны, поделился с Hotice.ru рецептами хоккейного долголетия и вспомнил богатую на события карьеру.

1000 матчей – впечатляющая цифра. Какие мысли она будит? Что этот факт, это событие значат для тебя?
(Улыбается). Цифра, конечно, впечатляющая.
Но когда играешь – не задумываешься о цифрах. Просто получаешь удовольствие от хоккея. Кроме того, когда идет сезон, игры одна за другой, я не люблю, чтобы мое внимание было акцентировано на чем-то постороннем. Живу сегодняшнем днем, ближайшим матчем. В хоккее думать о том, когда отметишь тот или иной юбилей, не стоит – все можно измениться в одно мгновение. И только когда статистики напоминают о приближающемся событии, понимаешь, что это довольно почетно.
Обратный отсчет, как известно, ты не вел. Более того, как казалось, тебя вся эта шумиха вокруг юбилейного матча несколько утомляла. Но все-таки, признайся, так или иначе ты был в курсе? Кто или что напоминало чаще всего?
Напоминали болельщики. Например, когда мы играли в Питере, ко мне подходили люди, желали уже в этом сезоне сыграть тысячный матч. Во многих городах такое было.

Помнишь самый первый матч на взрослом уровне?
Конечно! Мне было 15 лет и меня поставили на матч переходного турнира против, кажется, «Ижстали». До этого я играл только за команды школы. А здесь оказался бок о бок с такими людьми как Александров, Локотко, на тренировки которых раньше я смотрел с трибун. Это был совсем другой уровень!
Каким было твое начало в Усть-Каменогорске?
Достаточно обычным. В городе был хоккейный бум, на играх «Торпедо» были аншлаги и каждый мальчишка мечтал стать хоккеистом. Ажиотаж был огромный!
Карьера – на загляденье. А ты сам доволен?
Конечно, доволен. Разве что можно было бы попробовать себя в молодости в NHL. В остальном – все сложилось отлично. Рад, что поработал со многими известными тренерами и играл в сильных командах.
Какое из достижений самое весомое?
Все. Каждое из четырех чемпионств дорого по-своему. Каждая из медалей чемпионата. Каждый финал Евролиги. Все это – следствие кропотливой работы.
Расскажи, как тебе удалось успеть выиграть еще и две золотые медали чемпионата Казахстана.
В начале девяностых, после распада СССР, для того, чтобы сборная Казахстана могла выступать на международных турнирах, в стране организовали национальный чемпионат. Мы играли в чемпионате России, а в перерывахв чемпионате Казахстана. Тогда в нем участвовали четыре команды. В 1993 и 1994 годах мы с «Торпедо» выиграли два чемпионства.
Где хранятся твои награды? В твоей московской квартире есть музей?
Музеем это я бы не стал называть (смеется). Моя жена сделала у нас дома специальный уголок, где все и находится. Сейчас вот дочки стали пополнять коллекцию.  
Самый интересный экспонат? Пожалуй, кусочек старого омского дворца, подаренный болельщиками. Есть и другие. Памятные сувениры из Магнитогорска. Специальная шайба, которую мне вручили за вхождение в «Клуб Фетисова». И специальный приз за 500 матчей в составе «Динамо». Особое место в этой коллекции займет и памятный свитер с номером 1000 от «Витязя», ведь именно за чеховский клуб я проведу свой юбилейный матч.    

Первую медаль ты выиграл в 18 лет – в 1991 году в составе сборной СССР. Это был чемпионат Европы
U18 в Чехословакии. И это было, увы, только серебро. У нас тогда подобралась отличная команда! В составе – Хабибуллин, Ковалев, Николишин, Яшин и Субботин, который сейчас уже тоже в «клубе 1000». Мы набрали одинаковое количество очков с хозяевами, но уступили им первое место по разнице заброшенных и пропущенных шайб.
Тогда предполагал, что твоя карьера будет длиться так долго и ты столько выиграешь?
В восемнадцать об этом как-то не думаешь. Но хорошо, что в то время рядом со мной были люди, которые мне объяснили, что те первые победы и игра в первом звене – еще не все, не потолок. Что нужно продолжать работать, идти дальше. Ставили, в общем, голову на место. И хотел бы сейчас сказать слова благодарности Сергею Герсонскому, тренеру, который вел меня с десяти лет до выпуска. Он очень много сделал для того, чтобы я стал тем, кем в итоге стал.  
У тебя за спиной – семь чемпионатов мира. Какой был наиболее интересным? Первый в дивизионе А. В 2004 году. Он был самым памятным. Интересные были ощущения – ребята, с которыми я играл в молодежной сборной СССР в начале карьеры, были в составах других сборных.

Самый экзотический соперник, против которого за Казахстан приходилось играть?
Однозначно – ЮАР. Против таких команд я никогда ни до, ни после не играл (улыбается). В первом периоде мы забросили больше десяти шайб, а потом все стали делать, кто что хочет. Матч закончился со счетом 34:0. Против таких команд играть очень тяжело, потому что видно, как тяжело играть им.

Ты не выступал за сборную шесть лет. Почему вернулся в прошлом сезоне?
Не играл по разным причинам. Но вернуться хотел раньше. Впрочем, хорошо, что это произошло в прошлом сезоне и Казахстан пробился в элитный дивизион чемпионата мира.
Тебя ждать в Швеции и Финляндии в апреле?
Пока не знаю.
Олимпиада 1998 года была вершиной карьеры?
Безусловно, это самый сильный турнир, в котором я когда-либо играл. К тому же мы тогда дошли до четвертьфинала. Там проиграли Канаде 1:4. После двух периодов мы уступали только 1:2, но, конечно, справиться с командой, где собраны Линдрос, Сакик, а в воротах был Руа, нам было крайне сложно.
Что осталось от тех Игр?
Бейджик участника с моей фотографией (смеется). У меня много таких. Есть и с молодежного чемпионата мира. 
Рязань, наверное, самое необычное место, где приходилось играть? На официальном сайте этого клуба написано, что Алексей Трощинский – самый известный хоккеист, игравший за эту команду.  Так сложились обстоятельства в прошлом году. Тогда лучше было играть, чем сидеть без дела. Хоккей – это всегда эмоции. В Рязани у меня были те же самые эмоции. Тренироваться можно до бесконечности, но мне нужна была игровая практика. 

Хоккейное сообщество считает тебя «динамовцем». А ты сам?
(Улыбается). Одиннадцать лет, большую часть карьере, я провел в «Динамо». Поэтому, наверное, да, так и есть. Но и в каждом из клубов, где я играл, осталась частичка моего сердца.
С этой командой ты выиграл три чемпионства. Но «Динамо» 2005 – это было по-настоящему сильно и круто. Андрей Марков, Афиногенов, Овечкин, Дацюк, Фролов – такие имена! Но в том чемпионате именно ты был в «Динамо» незаменим: провел больше всех матчей (69), был капитаном. Какой была та команда?
В 2005, на мой взгляд, был самый сильный чемпионат в истории России. Из-за локаута в страну приехало много серьезных хоккеистов. В том числе и в московское «Динамо». Атмосфера тогда в нашей раздевалке была по-хорошему сумасшедшая! Никого не надо было подталкивать – звезды мирового хоккея не гнушались обычной работы (после пазуы). Иногда бывают матчи, о которых можно сказать – не хочется, чтобы они заканчивались. Тогда таким был весь сезон.

С «Динамо» у тебя три финала Евролиги. Самый фантастический, конечно, в 1999 году, когда Андрей Марков, казалось, вытащил вашу команду с 0:1 за 5 секунд до конца матча с Магнитогорском. Но затем «Динамо» проиграло в овертайме… Что это было?
В те годы как раз у нас был пик противостояния с Магниткой. Все матчи были по-настоящему классными. Финал той Евролиги – не исключение. Конечно, в эпизоде с голом Маркова нам повезло. Но потом мы все-таки проиграли и очень долго из-за этого все переживали.
Чего не хватало тогда «Динамо», чтобы выиграть хотя бы одну Евролигу?
Каждый раз чего-то своего. Например, январь 1998 года в Австрии. Тогда в полуфинале мы по полной программе «зарубились» с Ярославлем, который возглавлял Петр Воробьев. Они были чемпионами страны, но мы смогли их обыграть 1:0. А на следующий день нам просто не хватило свежести и эмоций на финал против местной команды. Годом ранее в финале мы пересеклись с финским ТПС, с которым работал Владимир Юрзинов. Это уже была другая история. У нас тогда, конечно, были шансы. Но их было немного
В Магнитогорске, между прочим, до сих пор вспоминают твой победный гол в ворота «Амбри Пиотты» в Суперкубке Европы. Сам помнишь его? Конечно. Все получилось просто. Я бросил от синей, партнеры закрыли вратаря и шайба залетела в сетку. Сама же игра, состоявшаяся буквально через несколько дней после Мемориала Ромазана, получилась очень тяжелой. Мы проигрывали, отыгрались. В общем, запомнился матч.
Большие дела, как правило, всегда происходят очень просто?
Было еще кое-что (улыбается). На следующий день после матча у меня была свадьба, хотелось сделать подарок будущей жене.
Во многих своих интервью ты с большим уважением отзываешься о Валерии Белоусове, который поставил «Магнитке» игру, привел команду к большим победам. С ним ты работал также и в «Авангарде». Сейчас его «Трактор» показывает что-то похожее? Играет в его фирменный хоккей?
Думаю, да. У Белоусова всегда было множество всевозможных тактических задумок. В прошлом году воплотить их в жизнь с «Трактором» не получилось. В нынешнем в его распоряжении есть исполнители другого, более высокого уровня. И команда играет.
Какие еще тренеры оставили в твоей карьере заметный след?
Абсолютно все! Помимо Белоусова, хочу сказать слова благодарности всем, с кем мне довелось работать – Зинетулле Билялетдинову, Владимиру Крикунову, Михаилу Варнакову, Евгению Попихину, Владимиру Голубовичу, Владимиру Вуйтеку, Милошу Ржиге и Владимиру Семенову. А также Андрею Назарову, с которым мы работаем сейчас в «Витязе».
Андрей Николишин, твой партнер по молодежной сборной и «Авангарду», называет тебя одним из самых компанейских, веселых и положительных людей в нашем хоккее, говорит, что с тобой всегда было легко как в жизни, так и на льду.  Есть друзья детства, с которыми учились в школе. Есть ребята, те же Николишин, Яшин, люди с которыми, сражаешься спина к спине, знаешь их давно. Знаешь, что они только за счет труда своего всего добились. Мы испытываем взаимное уважение друг к другу. Мы можем играть в разных командах, но это уважение никуда не уйдет.
Можно ли и на 23-й сезон в хоккее получать от игры удовольствие? Находить мотивацию?
Мотивацию всегда можно найти. И я бы не играл, если бы хоккей мне не доставлял радости, положительных эмоций. Закончить всегда можно. Но если закончишь, назад возврата не будет. С ребятами общаюсь, все в один голос говорят – играть пока есть силы.
У каждого свой рецепт хоккейного долголетия. Интересно узнать твой. Как поддерживаешь себя в форме? 
Ничего необычного. Нужно соблюдать режим, достаточно много спать, отдыхать, правильно питаться.
На сколько лет ты себя ощущаешь? Как тебе играется в команде, где половина состава подходит под формат МХЛ?
Рядом с ними я чувствую себе моложе (смеется). Конечно, это ребята уже другого поколения…
Ничего, что 19-летний Роман Кудинов на первых порах на «вы» сначала обращался?
Да, заставил меня Ромка, конечно, призадуматься (смеется)Но я ему и другим нашим молодых игрокам сразу сказал, чтобы они больше так не делали.
Кто самый талантливый из молодых защитников «Витязя»?
Они все перспективные. Сейчас они играют в команде КХЛ. У них есть отличный шанс стать большими игроками. За счет таланта или работы. Шансы есть у всех. 
В холле чеховской арены висит твой игровой свитер сборной Казахстана. Что за история? После прошлого чемпионата мира, когда сборная Казахстана вышла в элитный дивизион. Я подарил в клубный музей «Витязя» свой игровой свитер.
Трагедия с «Локомотивом» – это самое страшное, что было при тебе в нашем хоккее?
Нет. Еще одним потрясением была гибель ребят из «Трактора» в ашинской катастрофе в июне 1989 года. Это был сильнейший шок для меня, многих я знал по сборной. Еще весной того года мы вместе играли на международном турнире… А с «Локомотивом»… Честно говоря, до сих пор в голове не укладывается, что так все случилось.

www.hotice.ru

Stolica.ru