.
ПРЕССА

Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

20 августа 2015 года..
Георгий Гелашвили: "Мне нужно просто играть" // "Новости Югры"


Из прошлогоднего состава игроков в хоккейном клубе «Югра» осталась ровно половина. Самый звездный из них - голкипер Георгий Гелашвили. Лучший вратарь КХЛ в сезоне 2008-2009, установивший пять рекордов по статистическим показателям среди всех вратарей лиги. Правда, тогда Гелашвили играл за ярославский «Локомотив». В «Югру» Георгий приехал в декабре прошлого года по обмену из «Сарова», фарм-клуба нижегородского «Торпедо». Прежний топ-менеджмент обменял на Георгия Гелашвили единственного в составе ханты-мансийского клубадвукратного чемпиона мира Михаила Бирюкова. Воспитанник челябинского хоккея Гелашвили также оказался самым успешным спортсменом в ханты-мансийской команде. За свою карьеру он поиграл в шести клубах, среди которых «Трактор», «Локомотив» и магнитогорский «Металлург», провел два матча за сборную России. Однако в «Югре» Георгий сел на скамейку запасных. Он стал даже не вторым, а третьим, вслед за Барри Брастом и Степаном Горячевских, вратарем в команде. В прошлом сезоне Гелашвили сыграл лишь в двух матчах, в которых пропустил 6 шайб и заработал две минуты штрафа. В интервью «Новостям Югры» он рассказал, что готов к каждому матчу, никогда не оспаривает решения тренерского штаба и ни о чем не жалеет.

- На старте регулярного чемпионата КХЛ как оцениваете свою готовность?

- Всегда говорил, что оценивает тренерский состав. Все работают в хорошем ритме, под хорошими нагрузками, так что сезон покажет.

- Как отдохнули в межсезонье? Где провели отпуск?

- Замечательно! Отпуск был стандартный, очень насыщенный. Добавилось рождение детей (у Гелашвили родились близнецы, - прим. автора). Очень насыщенно было и интенсивно. Выезжали за границу. Стабильно ездим на родину к отцу - к сожалению, его уже нет - в Грузию. Отдыхали у родственников на море и в Тбилиси. Все было замечательно, как всегда. И еще, я повторюсь, добавилось рождение детей. Это большое счастье. Отпуск пролетел!

- Рождение детей изменило в вашу жизнь? Появились другие приоритеты или хоккей по-прежнему во главе угла?

- Семья всегда номер один. Хоккей рядом идет, параллельно, и я всегда говорил, что, если возникнет дилемма, семья всегда будет на первом месте. Рождение детей только укрепило меня в этой мысли. Это долгожданное счастье. Только позитивные эмоции от этого и желание быть вместе.

- В межсезонье как-то поддерживали физическую форму? Михаил Бирюков в свое время рассказывал, что ездил в специализированный лагерь для вратарей, оплачивал услуги персонального тренера...

- Физическую форму спортсмен поддерживает каждое лето, если он хочет прийти в нормальных кондициях. Хоккей — профессиональный вид спорта. С детства ты знаешь, что тебе нужно делать летом. Можно работать на выносливость, можно бегать кроссы, если хочешь - на льду работать. Каждый формирует сам свою подготовку, и у меня есть своя программа. Я ее придерживаюсь всегда.

- Как быстро удалось вернуть утраченные кондиции после возвращения из отпуска? Часто у хоккеистов бывают проблемы с лишним весом...

- У каждого есть свои слабые места, которые нужно подтянуть. Но у меня с этим вопросов не возникает. Я быстро набираю форму. Мне буквально достаточно недели, десяти дней.

- В межсезонье вы сменили игровой номер с 31-го на 20-й. Почему?

- Это стечение обстоятельств. Не мое желание.

- Сейчас вы самый опытный вратарь Югры и по возрасту, и по спортивным показателям. Я правильно понимаю, что вы на сегодняшний момент первый номер в команде? Некоторые объясняют это вашим давним знакомством, еще по челябинскому «Трактору-2», с главным тренером «Югры» Павлом Езовских.

- Кто Вам сказал, что я первый номер? Контрольные матчи мы сыграли пополам с Владиславом Фокиным. А вообще я со многими тренерами работал. Так что наше знакомство с Езовских ничего не значит. Мне предложили контракт, и я его подписал.

- Остаток прошлого сезона вы провели в тени Барри Браста и Степана Горячевских. Вас это обижало или, переезжая в «Югру», вы были готовы к тому, что будете в команде не на первых ролях?

- Все на усмотрение тренера. Дают играть - я играю. Я сыграл две игры: одну выиграли, одну уступили. Не дают играть — я готовлюсь. Я не могу влиять на решения тренеров. Я был готов к каждой игре. Вышел - сыграл, сыграл достаточно удачно. К этому (отсутствию игровой практики, - прим. автора) надо быть готовым всегда. Решения главного тренера нельзя оспаривать. Я не могу. Разные игроки действуют в таких ситуациях по-разному. Я вам больше скажу, еще при старом руководстве начались разговоры о продлении моего контракта.

- За две игры в прошлом сезоне вы пропустили 6 шайб и в первом же матче заработали 2 минуты штрафа. Сказалось длительное отсутствие игровой практики? Все-таки вы вышли на лед спустя месяц после переезда в Ханты-Мансийск.

- Мне достаточно игровой практики было. Я знаю, как выходить. Не по моей воле я сидел в запасе. Вы знаете, я восстанавливался после травмы достаточно серьезной и повторной. Сейчас самое главное, чтобы она меня не беспокоила. Мне нужно просто играть, и все.

- Вы сказали о том, что контракт вам предлагали продлить еще по ходу сезона. И тем не менее в межсезонье ваш агент звонил в «Трактор», по крайней мере так рассказывал журналистам вице-президент челябинского клуба Сергей Гомоляко, и интересовался вашим трудоустройством. Но «Трактор» Вам отказал. У Вас есть объяснения почему?

- У меня нет агента...

- То есть это неверная информация?

- Может быть...

- В таком случае, каково ваше желание? Вы бы хотели вернуться в «Трактор»?

- Я хотел бы играть в хоккей.

- Все равно, в какой команде?

(кивает)

- В вашем послужном списке рекорд — первые пять сухих матчей в одном розыгрыше Кубка Гагарина — две игры за сборную России. Что, на ваш взгляд, может помочь вам вновь вернуться на прежний уровень?

- Игра, в первую очередь. Без игры ни один спортсмен не достиг вершин. Игра - это прежде всего. Есть игровой опыт - ты можешь расти дальше. Чтобы не мешали травмы, и другие нюансы не отвлекали тебя. В игровой практике нужно расти и каждый день стремиться к своей вершине.

- В вашей биографии есть любопытный факт. После перехода в «Казахмыс» из челябинского «Трактора» в 2003-м году вам предлагали казахстанское гражданство и место в сборной Казахстана. Почему вы отказались?

- Потому что я не представляю себя в другой стране. Не представляю, как играть за другую страну. Я представляю себя только игроком сборной России. Казахстан — мой второй дом. Они меня спасли, мою спортивную жизнь. Если бы в тот момент Караганда бы меня не приняла, я б закончил со спортом. Не было бы такого хоккеиста Георгия Гелашвили. И таких много ребят, которые тогда закончили с хоккеем, очень талантливых, к сожалению. Потому что не было возможности им играть, развиваться и расти. Больше скажу, я Казахстану благодарен и всегда буду его помнить. Часть моего сердца всегда будет там. Но в то же время меня всегда тянуло домой. Я хотел быть дома. Хотя в Казахстане все очень нравилось, все привлекало. Предложения, которые были на тот момент, они рассматривались, да. Но тогда я посчитал, что лучше не заявляться за сборную Казахстана. Я для себя это решил. Не знаю почему. Тогда не было лимитов на легионеров. Такое душевное состояние было.

- И Вы не пожалели?

- Я? Нет. Стараюсь не жалеть о своих действиях в жизни.

- 7 сентября исполнится 4 года со дня катастрофы «Локомотива». В этой команде вы стали лучшим голкипером КХЛ по итогам сезона. В общей сложности провели там два года и ушли за год до трагедии. Как пережили печальное известие? При каких обстоятельствах узнали о нем?

- Мы приземлились только с магнитогорским «Металлургом». Ехали в автобусе. В интернете начала появляться информация. Мне стали звонить и говорить сначала, что вторая команда разбилась... Я помню прекрасно этот момент, и всегда буду помнить, всю жизнь. Очень тяжело.

- Наверняка, у Вас было в «Локомотиве» много друзей?

- Наверное, лучшие были игроки из тех, с которыми я играл в своей жизни.

- За свою карьеру вы сменили 6 клубов. В какой команде или, может быть, при каком тренере была самая жесткая дисциплина?

- Дисциплина у всех работает достаточно успешно. У Цыгурова Геннадия Федоровича в «Тракторе» хорошая дисциплина была. Его я выделю особенно. Ненавязчивая, ненагнетающая, а именно дисциплина поставленная на игру. Она многим давала положительный результат. Мы этим добивались успеха.

- А за пределами площадки? С чьей-то стороны был особый контроль?

- Я не наблюдал. В «Локомотиве» впервые столкнулся с профессиональным подходом к этому вопросу. Ты зашел во дворец - ты должен отдаваться своей работе. Когда вышел, твоя личная жизнь начинается. Ты можешь посвящать ее семье, друзьям. Твое право, как ты будешь жить. Никто не имел права не то что вмешиваться - вообще наблюдать за тобой. Ты должен прийти на работу в хорошем состоянии, выйти на лед, отработать на 100 процентов. Потом ты свободен. Собственная жизнь, она должна быть.

- Теперь, что касается вашего поведения на льду. Канадский тафгай и экс-нападающий чеховского «Витязя» Кип Бреннан как-то назвал вас неадекватным. Цитата: «О, этот парень неадекватен. Постоянно бормотал: «Я убью вас — я убью вас». Это выдумки или у вас на площадке все-таки присутствует элемент безумства?

- Ради бога! Я вообще не реагирую на этих «адекватных людей».

- И все-таки элемент безумства есть?

- Эмоции зашкаливают. Это хорошо. Без эмоций лучше не выходить на поле, я всегда говорил, что эмоции должны быть.

- А драки?

- Смотря какие... Есть драки профессиональных бойцов, есть драки любителей... Я встречал Криса Саймона (канадский нападающий чеховского «Витязя», московского «Динамо» и новокузнецкого «Металлурга», - прим. автора), играл против него. Он профессиональный боец. Достаточно адекватный, внятный человек, который играет как хоккеист-профессионал. И как боец он один из лучших. Я видел настоящих бойцов, но остальные... Они дерутся, могут драться... Это их работа...

- Говорят, что вратари самые «безбашенные» люди среди хоккеистов?

- Нет, неправда.

- Но ведь у них есть особая аура?

Конечно. Ты ответственен. На тебе вся ответственность. Тяжело под давлением всю жизнь находиться. Привыкаешь, учишься. Все ошибки, груз ответственности в основном на вратаре. Это нормально.

- У вас есть какие-то свои ритуалы подготовки к игре?

- Перекреститься, и все.

- В «Югре» вы нашли новых друзей? С кем из одноклубников больше всего общаетесь?

- Сейчас Константин Панов (экс-нападающий челябинского «Трактора», - прим. автора) приехал. С ним общаюсь. А так в основном один.

- Вы как-то рассказывали, что любите маленькие города. Ханты-Мансийск чем приглянулся? Скороходов, например, полюбил здесь рыбалку.

- Да, многие ребята ездят на рыбалку. Мне пока не удавалось, хотя рыбалку люблю. Времени нет. У нас по две тренировки в день и хорошие нагрузки там. Но, думаю, все равно в выходной выберемся. Немножко нужно будет отключиться, отдохнуть. А вообще, мне нравятся города, где нет пробок, где все удобно, мобильно. Здесь, в Ханты-Мансийске, все условия созданы. Тренировочные процессы, арена сама, город, в котором свободно можешь двигаться, экология, чистота. Это нравится. Мне сыграло это в плюс. И атмосфера есть хоккейная в городе, и всегда прохладно. Мне эти моменты тоже нравятся. В хоккей ведь играют зимой, а здесь всегда такая низкая температура на улице.

- Семью свою сюда привезли?

- В скором времени приедут. Один из самых главных факторов, что от Ханты-Мансийска недалеко до Челябинска. Удобно добираться сюда.

- Насчет НХЛ своего мнения не изменили? Несколько лет назад вы говорили, что не хотели бы уезжать за океан.

- Я не меняю своего мнения. В основном выбираю тот путь, по которому хочу идти. Моя мечта была играть в КХЛ. Я играю, получаю громадное удовольствие, потому что лига растет и развивается. Прекрасно, что есть возможность... Посмотрите, сколько детей занимается! А сколько, к сожалению, не вышло из того, что многие хотели продемонстрировать в хоккее, уезжая в Америку, играя там, показывая свой лучший хоккей, пробиваясь в НХЛ?! А здесь играли ребята, многие - хоккеисты очень хорошего класса. Перечислять можно долго. Есть много примеров.

- «Югра» в новом сезоне будет играть без легионеров. По-вашему, это ослабит команду?

- Я только могу сказать, что время покажет. Раньше все играли без легионеров, сейчас посмотрим.

- А как вы вообще относитесь к лимиту на легионеров (не более пяти в заявке клуба)?

- Я нейтрален ко всему. Есть кому решать эти вопросы, и мое мнение не учитывается. Я могу лишь одно сказать, что если бы Третьяк не ввел в свое время лимит на иностранных вратарей (не более одного легионера, - прим. автора), мы бы многих вратарей не увидели, которые сегодня играют в сборной России, на Олимпийских играх. Наших. Просто уже было в командах по два легионера, которые не давали молодым ребятам прогрессировать. Если бы он не ввел тогда... Третьяк дал возможность ребятам показать, что они могут, чего они стоят. И реально пошло дело. И сколько появилось, и сколько еще появится! Просто не стали мешать нашим ребятам развиваться, играть в хоккей, в любимую игру. Не закрывали. А они не просто не хуже, они лучше на две головы были и работали, и работают намного больше и лучше, и намного трудолюбивей многих иностранцев. Я могу долго рассказывать, но я не хочу открытого разговора. Не будет от него толку. У меня есть свое мнение, и я могу любому доказать, что школы лучше во многих городах российских. Того трудолюбия, которое демонстрируют российские спортсмены, его никто не видит, и не хочет рассказывать про это.

- А вы согласны с тем, что белорусы и казахи не легионеры? КХЛ уведомила Министерство юстиции РФ о намерении не считать белорусских, казахстанских, армянских и киргизских игроков легионерами на основании приоритета международного права – Договора Таможенного союза - над нормативным актом Минспорта.

- Сложны для меня эти политические решения. Для меня было бы удовольствием, чтобы все было едино, один большой чемпионат. В советское время не было легионеров, и сейчас есть такие возможности, их рассматривают наверху.

- В хоккейном клубе «Югра» до сих пор нет генерального директора. Как команде живется без него? И вообще, это волнует игроков?

- Меня волнует начало чемпионата, как мы будем выигрывать - прежде всего. Все остальное далеко от себя я уже научился отодвигать. Нужно заниматься тем, чего ты хочешь добиться, выстраивать эту линию. А на все нюансы раздергиваться, размениваться — из этого мало что получится.

- И последнее… 30 августа вам исполнится 32 года. Что сами себе пожелаете?

Я уже забыл про день рождения... честно. Никогда сам себе ничего не желал. Что Бог даст, то и будет.

Текст: Дарья Щекотова, "Новости ЮГРЫ"

Stolica.ru