Stolica.ru
Реклама в Интернет * Все Кулички

Rambler's Top100

20 февраля 2004 года. 
Сергей Федоров: Я не ощущаю, что стал великим игроком - Советский Спорт

Алексей  Толкачев  

В субботнем матче против «Ванкувера» (3:1) Сергей Федоров стал первым россиянином, набравшим 1000 очков в НХЛ! Отметка, после которой хоккеиста принято считать не просто звездой, а великим игроком. Через несколько дней, когда «Утки» прилетели домой и вышли на матч с «Далласом» (3:1), состоялась торжественная церемония в честь юбиляра. Одноклубники вручили Федорову серебряную клюшку, а от руководства НХЛ был подарен сувенирный кристалл. После игры обладатель «Харламов Трофи»-2003 дал большое интервью для «СС».

О том, что без большого интервью «Советскому спорту» не обойтись, виновник торжества, конечно, догадывался. Созвонившись перед матчем с «Далласом», мы договорились пообщаться 20 минут в раздевалке после игры. Заработавший в тот вечер еще два очка лидер «Анахайма» Сергей Федоров вышел к журналистам свеженький и улыбчивый, не чета себе же месячной давности. Тогда команда проигрывала матч за матчем, а Федоров выглядел как выжатый лимон. Я начал было разговор… «Вы торопитесь? – не дал мне закончить Федоров. Он тоскливо оглядел раздевалку. – Ужинали? Давайте совместим приятное с полезным. Я знаю одно место».

Я согласился, не успев прикинуть, что в этом предложении является приятным, а что – полезным. Дальнейший разговор проходил в близлежащем ресторане, который давно облюбовали «Утки». В соседнем зале расположились несколько игроков «Анахайма», а за стойкой потягивал пиво генеральный менеджер клуба Брайан Мюррей. Федорова там знал каждый – от парковщика машин до метрдотеля. Не говоря уже о болельщиках, разведавших местечко и постоянно теребивших своего кумира на предмет автографов и объяснений в любви. Подошедшая официантка, зная вкус Федорова, предупредила, что отбивных сегодня нет. Пришлось довольствоваться стейком. К мясу принесли по бокалу калифорнийского вина. Громких тостов не говорили, зато запланированные 20 минут вылились в два часа непринужденной беседы.

ЕРУНДА В ПРЕССЕ

Сергей, вас поздравлял тезка Зубов из «Далласа», с которым я говорил о вашем юбилее. Считается, что Зубов не жалует российскую прессу, но по разговору этого заметно не было.
– Так и есть, не любит. И я не люблю, и многие другие ребята. Раз беседуем, значит, вы на нас благотворно действуете.

Почему не сложились отношения с российскими репортерами?
– Просто никто к нам интерес по большому счету не проявлял. Особенно в первые 7–8 лет, несмотря на то, что мы всех гасили, – ни одного русского журналиста не было. Наконец, один приехал на финал Кубка Стэнли-98. И даже тогда – то ли побоялся, то ли постеснялся подойти. А мы особо и не рвались разговаривать, потому что в отечественной прессе про нас постоянно всякую ерунду писали. Никому это не нравилось, я могу за всех ребят поручиться. Уж не знаю, откуда это брали. Может, из американских газет перепечатывали. Сидели в России, читали Рейтер и фабриковали свое мнение. А с игроками не разговаривали.

Когда эта ситуация изменилась? Кто наладил контакт?
– До сих пор никто. По крайней мере, со мной.

А как же «Советский спорт»?
– Начало хорошее.

ПОЗДРАВЬТЕ БРАТА

В матче с «Далласом» вы летали по площадке, будто у вас после юбилея гора с плеч свалилась…
– Хорошо подготовился к матчу, отдохнул. Если вы полагаете, что в Калгари и Ванкувере я думал только о своей тысяче, то ошибаетесь. Что о ней думать? Замечтаешься на площадке, тебе дадут в «душу», и все.

Когда осознали, что приближаетесь к этой отметке?
– В последние две недели повалилось так много вопросов от журналистов, что не осознать было трудно. Но финишные пять очков были для меня, скажем так, интригующими. Хотя я старался избегать разговоров на эту тему, чтобы не сглазить.

Вы суеверны?
– Только в соблюдении определенного ритуала при подготовке к матчу. Такая рутина позволяет чувствовать себя более комфортно. Это трудно объяснить. В глазах нормальных людей такое, может, и выглядит как суеверие.

Когда набрали 1000-е очко, испытали облегчение?
– Только когда закончился матч в Ванкувере. Если бы я набрал тысячу очков, а команда проиграла, было бы все по-другому.

В Ванкувере вашего младшего брата случайно не было на трибунах? Он же выступает в фарм-клубе «Кэнакс» (позавчера его вызвали в основной состав вместо травмированного капитана Маркуса Нэслунда. – Прим. А.Т.).
– Нет, но Федор приезжал в Анахайм во время звездного уик-энда. Провел со мной три дня.

Как у него дела?
– Нормально. Отлично играет в последних 15–20 матчах. Сильнейший в «Манитобе». Недавно сделал первый хет-трик в карьере. Вы, наверное, это пропустили. Надо обязательно об этом написать.

Ходят слухи, что «Ванкувер» готов обменять Федорова-младшего. Я даже спросил Брайана Мюррея, не хотел бы он создать в «Анахайме» связку братьев Федоровых…
– Не думаю, что это реально. Если бы кто-то захотел, такое давно бы уже произошло. Но не будем терять надежду, правильно?

Слышали о планах создать русский клуб в рамках ВХА? «СС» об этом много писал. Хотели бы выступать с братом в такой команде во время локаута?
– Никогда не интересовался планами ВХА. Но раз вы говорите, что будет русский клуб, то можно рассмотреть и такой вариант. Правда, неизвестно, захотят ли пригласить нас обоих.

ТРЮК БЭБКОКА

У Сергея в очередной раз звонит телефон. Некоторых абонентов, мельком взглянув на номер, он игнорирует. Но на большинство звонков отвечает и охотно болтает на безупречном английском: «Алло? О, привет, братан. Ага, выиграли. Гол и передача. Приближаюсь ко второй тысяче. Осталось 997 очков. Ну, увидимся. Пока, старик». С чувством юмора у Федорова все в порядке.

Кто-нибудь из родных стал очевидцем вашего юбилея?
– Мне не удалось ничего организовать, да я особо и не пытался. Но если буду забивать пятисотый гол (сейчас Федоров забросил 421 шайбу за карьеру. – Прим. А.Т.), думаю, попрошу приехать маму с папой. Или брата.

Кто первым поздравил вас с достижением?
– Главный тренер «Анахайма» Майк Бэбкок. Причем до игры.

До игры?!
– Именно! Все нормально, говорит, я знаю, что ты здорово выступишь, и мы выиграем. Я говорю: ну, спасибо за доверие, постараюсь. Меня здорово подстегнули его слова, пришлось попахать. Надолго запомню этот трюк. Ну а потом отец с мамой звонили, мой лучший друг Брайан Тернер, агент Пэт Бриссон. Все примерно в одно время.

Как вы провели первый день в ранге тысячника?
– До трех часов дня смотрел телевизор. Съездил пообедать, сделал домашние дела. Сдал вещи в химчистку, забрал готовые, если кому-то интересны такие подробности. Потом поужинал и уже в 9 часов вечера был в постели.

С одноклубниками не праздновали?
– Нет, но мне еще предстоит проставиться по такому случаю. Тем более что я об этом пообещал ребятам по канадскому телевидению. Теперь не отвертеться.

Вы уже вторую тысячу открыли. 1001-е очко вам «подарил» новичок «Анахайма» Петр Счастливый, забив гол с вашей передачи. В «Детройте» вы играли в «Русской пятерке», сейчас выходите с молодыми русскими…
– С русскими легко найти общий язык. Но было бы лучше, чтобы ребята, которые со мной катаются, не гадали, а четко отрабатывали те игровые наработки, которые у нас есть. Не надо думать, где я буду, как я буду. Просто следует пробросить шайбу или отдать пас. Молодые ребята еще не привыкли к тому, что всю работу между двумя синими линиями легче проделать мне, потому что у меня хорошая скорость, особенно в середине площадки.

Вы обошли форварда «Торонто» Александра Могильного и стали первым россиянином, который набрал в лиге 1000 очков…
– Если бы не его травма бедра, Могильный меня бы обогнал. Поэтому я все время говорю, что хочу разделить это достижение с Сашей. Мы с ним хорошие друзья, с 16 лет играем в этот хоккей. Начинали в ЦСКА, потом юниорская, взрослая сборная, НХЛ. Не сомневаюсь, что он был бы первым в этом споре. Ему оставалось всего ничего – 11 очков. Правда, у меня такое чувство, что я должен был набрать эти очки еще два года назад. Но слишком много пропустил. Во-первых, локаут в 1994-м, во-вторых, когда со мной не заключали контракт в сезоне-1997/98. В общей сложности я потерял где-то девять месяцев. Ко мне даже Майк Модано (капитан «Далласа») подошел после игры и говорит: «Что-то ты припозднился с этим делом».

КАКОЕ ЖЕ Я ЛИЦО?

Наш разговор в очередной раз прерывают – девочке лет десяти нужен автограф русской звезды. Шариковая ручка отказывается писать на глянцевой бумаге. Девчушка кусает губы – сейчас прогонят! «Фломастер есть?» – терпению и приветливости Федорова, кажется, нет предела. Я достаю фломастер из сумки. Получив росчерк, девочка смелеет и пытается начать разговор с Сергеем. Но тот уже заканчивает аудиенцию: «В другой раз поговорим, милочка». И озорно добавляет: «Я тут с прессой, надо держать язык за зубами».

Чувствуете ли вы себя «лицом русского хоккея», как вас нередко называют?
– Нет. Я не ощущаю себя никем и ничем великим, тем более лицом.

Но не будете же вы отрицать, что вместе с Могильным и Буре открыли дверь нескольким поколениям молодых российских хоккеистов? До вас на русских смотрели издалека и говорили: за сборную-то они играть умеют, а вот потянут ли в НХЛ?
– В какой-то мере, да. Вы бы лучше этот вопрос им задали, тем, что пришли после нас: считают они так или нет. Это будет интересней. Хочется думать, что мы закрепили за русскими хоккеистами хорошую репутацию.

Вы выступаете в «Анахайме» с ребятами, для которых были кумиром детства. Эта тема хоть раз поднималась, хотя бы в шутку?
– Довольно щекотливая тема, поэтому я стараюсь вести себя со всеми одинаково, чтобы она не всплывала лишний раз. Как я могу быть чьим-то кумиром в раздевалке, когда мы делаем общее дело, играем вместе, готовы друг за друга в огонь и в воду? Может быть, после сезона, в выходные есть время об этом подумать, пошутить. Я всегда готов поделиться своим опытом, жизненными историями.

ЗВОНОК КАСАТОНОВА

– Ваше недавнее большое интервью «СС» под названием «За сборную играть не собираюсь» вызвало бурю эмоций. Многие болельщики приняли ваше решение близко к сердцу.
– Давайте смотреть на вещи трезво. Во-первых, если «Анахайм» до конца регулярного чемпионата будет играть так, как в последних четырех матчах, мы попадем в плей-офф, и тема снимается. Но даже если нет... Я уже ездил в сборную, и всякий раз, когда мы неудачно выступали, пресса винила во всех смертных грехах нас, энхаэловцев. К тому же я не знаю системы нынешних тренеров сборной. А какая будет команда, игра? Неизвестно.

Значит, все зависит от тренеров и партнеров?
– Поймите меня правильно, я не выбираю ни тренеров, ни состав. Я просто говорю о том, что меня волнует, как игрока. Не хотелось бы попасть впросак. Когда приезжаешь с одного бала на другой, и результат неудовлетворительный, кто будет в ответе? Лучшие игроки. Зачем мне это надо? Впрочем, я в курсе, что Алексей Касатонов (генеральный менеджер сборной. – Прим. А.Т.) звонил моему отцу, прощупывал почву.

– Что это означает?
– Пока не знаю.

Страничка Сергея Фёдорова на сайте "Звёзды с Востока"

ПРЕДЫДУЩИЕ МАТЕРИАЛЫ

4 февраля. Сергей Федоров: Я в футбол не ухожу - Советский Спорт

23 января. Сергей Федоров: Выступать за сборную не собираюсь - Советский Спорт

21 января. Despite disappointing season, Fedorov happy in Anaheim - Booth Newspapers

2 декабря. Fedorov hopes Wings fans remember the good times, not his departure - Booth Newspapers

10 ноября. Новые привычки Сергея Федорова после его перехода в «Анахайм»

30 октября. Fedorov Has Strong Rush With Ducks - Los Angeles Times

2 октября. A Mighty Winner Sergei Fedorov - Los Angeles Times

2 октября. Фёдоров забил свой первый гол в составе “Дакс”. 

25 июля. Chance to Lead Swayed Fedorov - ЛА Таймс

Stolica.ru



"ЗВЁЗДЫ С ВОСТОКА" @ c 1997 года