Реклама в Интернет * Все Кулички

Rambler's Top100

11 февраля 2004 года. 
Перекресток Каменского - "Спорт-Экспресс" 

ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД Инны ВАРЮХИНОЙ

ШАПКИ-УШАНКИ

Подмосковный Воскресенск встретил довольно странно: перед ледовым дворцом помпезно били фонтаны. Между тем был разгар зимы со всеми вытекающими: снег снизу, сверху и вокруг, а также ветер и конкретный "минус".

- Валерий, а в Северной Америке фонтаны из сугробов бьют? - спросила у Каменского.
- Нет! - уверенно ответил он. - Во всяком случае, такого не видел.

- А чего еще такого-эдакого в Америке нет? - продолжала я.

Справедливости ради - вопрос прозвучал не совсем понятно. Но Каменский уловил: - Такого количества меховых шапок на трибунах, как здесь, вот чего! В Москве еще не очень в глаза бросается, а как поедем куда-нибудь в Сибирь играть - одни ушанки вокруг льда! Такая темная-темная масса кругом...

Да уж, это точно. Меховые шапки-ушанки придумали русские. Специально для того, чтобы ходить на хоккей.

БАБУШКИН МОБИЛЬНИК

...Как ни странно, писать о том, как Каменскому живется в России, практически нечего. Живется ему играючи. Едва в начале февраля наступил мало-мальский перерыв в чемпионате, - хоккеист уехал домой, в Нью-Йорк, где его ждут супруга и двое детей. Да, да, именно так: домой. Потому что за последние 12 лет "дом" образовался там.

А Воскресенск... Здесь Валерий живет в небольшой квартире вместе с тестем Николаем Петровичем. Без женской заботы: теща Каменского на время уехала в Америку помогать дочери с детьми. Но мужики - они ничего, справляются. Во-первых, Валерию много не надо: "Своя комната, удобная постель, телевизор. Остальное для меня не так важно". Во-вторых, а когда здесь, собственно, "жить"? Известно, как "живут" игроки российской суперлиги. Тренировка, обед на базе, матч...

Полдня отдыха, за время которого еле-еле успеваешь привести себя в порядок и хоть как-то подумать о чем-то другом, а потом - снова тренировка. Или выездной матч, что вообще занимает несколько дней. В-третьих, тесть у Каменского хозяйственный: если и выдается у зятя свободный день, голодным он точно не останется - Николай Петрович собственноручно сварит ему борщ!

Связывал меня с Каменским коллега по "СЭ" Александр Шапиро. На вопрос о мобильном телефоне хоккеиста отвечал, что мобильного у того попросту нет. Это было не совсем понятно, потому я осведомилась у Каменского напрямую.

- А зачем он мне нужен, мобильный? - поинтересовался Валерий. - Я же приехал всего на четыре месяца. С журналистами связь поддерживать? Если честно, не люблю много общаться. Говоришь одно, в прессе выходит совершенно другое... Вот есть у меня, к примеру, в "СЭ" знакомый корреспондент - знаю, как он работает, доверяю ему, и мне этого хватает.

Не успела я порадоваться за коллегу, как вдруг из внутреннего кармана хоккеиста, словно по заказу, раздался переливчатый звоночек!

По-моему, Каменскому и самому стало смешно. Поговорив по телефону, он, ничуть не смутившись, с невинным видом принялся доказывать, что к нему лично этот телефон не имеет никакого отношения.

- Вот видите, написано: "Ба-буш-ка!", - улыбаясь во весь рот и потрясая трубкой-предательницей перед моим носом, говорил он. - Это мой сын подарил бабушке, когда приезжал в гости. А она его, отправляясь в Америку, оставила мне!

- Ну ладно, уговорили. - От души повеселившись, я продолжила: - Меня заинтересовало, насколько американские журналисты отличаются от русских, которым нельзя давать номера мобильных телефонов.
- На самом деле отличаются мало. Тоже все бывает. Хотя в чем-то и профессиональнее. Но там и хоккей более профессиональный. Скажу, что подача материалов немного отличается - за океаном больше информативности, поменьше аналитики. Довольно распространено, что журналист работает на одну команду и поэтому начинает искать что-то негативное в другой, и т.д. Кто-то плохо играет - на него давит свой же журналист. Все работает на хоккей, одним словом.

- А личного они касаются?
- Нет, очень мало. Так, женат - не женат, сколько детей...

На это мне оставалось только набраться наглости и сказать, что сегодня Валерию точно не придется рассчитывать на скромность собеседника.

- Да я уже понял, - усмехнулся он.

О САМОМ ЛИЧНОМ

Пожалуй, самым "личным" сейчас для Каменского является то, как он пережил, а вероятнее всего, до сих пор переживает переходный период от действующего игрока НХЛ до игрока "закончившего".

На самом деле, выступать в НХЛ он еще тоже мог бы. Но на иных условиях, чем раньше, а на это Каменскому согласиться было трудно.

- Чем руководство клуба мотивировало то, что прежнего кредита доверия к вам нет?
- Наверное, прежде всего возраст. Сейчас там вообще идет омоложение. Да и локаут на носу. Можно было подписать контракт, но я хотел играть в первом-втором звене, реализовывать себя до конца. Когда же ты в третьем-четвертом, то чаще всего сидишь на скамейке. И ничего, кроме нервов. А в этом возрасте уже вредно нервничать.

Каменский страдал. Не мог поверить, что все. Говорит, что на этой почве бывало всякое, и подвешенное состояние порой отражалось даже на близких - мог сорваться, повысить голос... Очень сильно помогла поддержка супруги. Она видела, что Валерий переживает, что сил еще много, желание играть тоже есть, но вот не складывается! Однажды сказала: "Слушай, ну всему когда-то приходит конец. Надо успокоиться и наконец-то проводить больше времени с семьей".

Но ведь это легко сказать! Видимо, жене Валерия пришлось повторять одно и то же неоднократно, в течение примерно полугода, пока в один прекрасный день у него в голове на самом деле что-то не щелкнуло: "И зачем я нервничаю?! Жизнь-то действительно продолжается!"

И как-то сразу появились другие интересы, и прежде всего - дети, их жизнь, их дела, на что раньше времени не оставалось.

На этом можно было бы перейти к рассказу о семье, если бы вдруг не подвернулся "Химик".

Каменский говорит, что, приняв приглашение Воскресенска, просто захотел отдать дань клубу, который его вырастил. Но на самом деле это не все. Скорее всего, он еще просто не ушел. Неполностью оторвал от себя то, что было его жизнью пару десятилетий. И я не знаю, правильно ли он сделал, растянув этот процесс. И вовсе не уверена в том, что после окончания нынешнего сезона ему не захочется поиграть еще, тем более что "физика" позволяет. Опять же в России теперь интересно, динамично, да и деньги не на порядок меньше, чем за океаном... Чем не уважительные причины продолжить карьеру?

Хотя, с другой стороны, сам Валерий говорит о своем будущем вполне твердо: теперь он прежде всего должен посвятить себя семье.

Он хочет заниматься обыденными делами: водить дочку на танцы и на гимнастику, играть с сыном в хоккей или теннис, ходить с женой в рестораны, читать книги и смотреть фильмы.

- Главное - дети. Понимаете, они однажды уйдут из семьи, и в один прекрасный день ты задашь себе вопрос: "А что ты видел-то?" И выяснится, что ничего. Ты не видел самого интересного - как они росли и менялись... Моей дочке четыре с половиной года. Вот сейчас звонит по телефону: "Пап, ты приедешь, а я уже большая!" Это время же никогда не повторится, его не вернешь! Сыну 15 лет. Такой возраст, когда я должен как можно больше быть с ним, понимаете?

Как тут не понять. Тем более если человек говорит об этом настолько искренне и проникновенно.

СЕМЬЕ ПРИВЫЧНЕЕ ТАМ

Судя по всему, у Каменского хорошо получается.

Дочь Полина - о ней по большому счету рассказывать пока нечего, "это" просто хочется сильно-сильно оберегать, защищать, изумляться, восхищаться и стараться не упускать ни одного нового слова. А вот сын Виктор играет в хоккей с шести лет. Валерий в свободное время консультирует его команду. И этим многое сказано.

- Если он пойдет по моим стопам - буду очень рад, горд. Ну а если нет, пусть станет хорошим специалистом в другой сфере, какая ему придется больше по душе. Главное, чтобы был порядочным человеком, честным. Что касается моих консультаций - это здорово. Мне, откровенно говоря, очень нравится. Нравится, когда видишь результат. Нравится, когда твоя команда выигрывает. Похоже, именно этим мне бы так или иначе хотелось заняться в дальнейшем.

Каменский считает, что его дети должны учиться в Америке. Как бы ни сложилась дальнейшая судьба его самого. Выдергивать их из привычного образа жизни и заставлять начинать сначала, пусть даже в родной стране, неправильно. И Полина, и Виктор говорят по-русски, но вот с правописанием и грамматикой у сына явно могут возникнуть проблемы. Кроме того, по рассказам Валерия, спортивные и общеобразовательные системы здесь и там совершенно разные. Например, здесь сложно себе представить, чтобы к 15 - 16 годам мальчик не сделал выбора между большим спортом или чем-то еще. А там это в порядке вещей. Сын Каменского после тренировок сидит за уроками до двух часов ночи, а если в дневниках появляются плохие оценки, парня и его ровесников просто не допустят к тренировкам и соревнованиям. И сделает это сам тренер. Ну просто как в родном Советском Союзе!

Никаких спортивных школ и детских команд при профессиональных клубах нет. Играет в хоккей Виктор за школьную команду. И только потом, после окончания школы, он может получить приглашение в юниорскую лигу.

- Есть и другое, - рассказывает Валерий. - Каждое лето, когда мы приезжаем в Россию, я замечаю, насколько сын отличается от своих московских ровесников. Не в физическом отношении, а в плане менталитета: он какой-то более открытый, бесхитростный. Более тепличный, что ли... Думаю, его развитие в этом отношении соответствует тем российским мальчишкам, которые на годик моложе его. А ровесники - они уже начинают в чем-то хитрить, мужают гораздо раньше, все обо всем знают... Он же по сравнению с ними - ребенок.

- Это хорошо или плохо?
- Думаю, хорошо. Для него. Взрослыми мы всегда успеем стать. Просто ему было бы гораздо тяжелее, если бы он жил здесь.

И опять все тот же перекресток: семье хорошо там, а Валерию хорошо с семьей. Но в то же время и в России интересно. И он был бы не против помогать нашему хоккею и в дальнейшем.

ДИАЛОГ О СУПЕРЛИГЕ

Поначалу, как известно, дела у Каменского в "Химике" не складывались.

- Могли ли предположить, что так долго не сможете себя реализовать?
- Не только мог, но и готовился к этому. Когда выступаешь за клуб, который находится наверху турнирной таблицы, - играешь как бы на себя, на результат. А здесь совсем другое: должен суметь сыграть и в обороне, и в нападении. Потом, команда в суперлиге первый год. Должно пройти время, чтобы она сформировалась. Много перемен. Ребята привыкают друг к другу. Потому и я не мог сразу что-то сделать, и другие ребята, приехавшие сюда.

Там один хоккей - здесь другой, там одни люди - здесь другие. Быт, в конце концов, разный. Мы же там все прожили по десять лет! Из привычного образа жизни попали в другой... Березин, который там забрасывал по 30 - 40 шайб за сезон, - он что, разучился забивать? Конечно, нет.

А давление прессы - это неправильно. Если так давить, как здесь иногда, - никакого роста хоккея не будет! Ведь молодые ребята только и делают, что смотрят на нас, как мы готовимся, что мы делаем, задают вопросы, мы им что-то пытаемся рассказывать, как-то передаем опыт, и т.д. Если же такое давление идет - человек замкнется в себе, и все.

- Как вам российский хоккей в целом? Говорят, по своему уровню он почти догнал НХЛ, во всяком случае, второе место в мире удерживает.
- Знаете, а я так не считаю. По уровню зарплат - да, мы вплотную приблизились к НХЛ. Но по игре российская суперлига вовсе не вторая в мире. Я лично начну так считать, когда мы начнем выигрывать чемпионаты мира, Евротур... Но пока мы не можем выиграть Кубок "Балтики" - у тех же финнов, которых раньше спокойно обыгрывали, с тем же Тихоновым! У нас много талантов, много всего. Но результата-то нет!

- Как думаете, почему?
- Трудно сказать. Может, период сейчас такой. В 90-е годы все уехали, и молодым ребятам не у кого стало учиться играть в хоккей. Может, наша система виновата. Устарела, надо что-то менять. Например, систему проведения чемпионата. Я бы, скажем, сделал лигу закрытой. Это мое личное мнение. Сделать бы, как в НХЛ. Чтобы команды из подвала турнирной таблицы не волновались, что они вылетят из нее, и больше доверяли молодым. Чтобы их больше ставили на матчи, а они, в свою очередь, не тряслись, боясь, что за ошибку их посадят на скамейку.

По тактике - то, что я видел 15 лет назад, осталось и сейчас. Хоккей поменялся только потому, что убрали красную линию. А так - как жили на сборах, так и живут. Как тренировались - так и тренируются. Может, это надо менять. Весь мир уже живет по-другому!

- Что, в Америке нет такого понятия - сборы?
- Нет. Ты приезжаешь на раскатку, готовишься, а потом играешь. Единственное - иногда могут на сутки вызвать перед матчем. И то редко.

- И телефоны мобильные в приказном порядке не выключают за несколько часов до игры?
- Нет. Мы здесь живем старыми понятиями. А людям надо больше доверять. Жизнь-то идет вперед, уже XXI век! Если человек профессионал - он во всем будет профессионалом.

© При использовании материалов газеты ссылка на "СПОРТ-ЭКСПРЕСС" обязательна.

Страничка Валерия Каменского на сайте "Звёзды с Востока"

Загрузка...


"ЗВЁЗДЫ С ВОСТОКА" @ c 1997 года